АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

Красавице Елене Левченко исполнилось 38!

Самые яркие и вдохновляющие цитаты баскетболистки о скромном детстве в Гомеле, Беларуси и белорусах версии-2020.

Красавице Елене Левченко исполнилось 38!
Белорусской баскетболистке Елене Левченко, которая за последний год стала на родине популярнее, чем за всю успешную спортивную карьеру, сегодня исполняется 38 лет. По этому случаю SPORT.TUT.BY вспоминает самые яркие и вдохновляющие цитаты баскетболистки о скромном детстве в Гомеле, Беларуси и белорусах версии-2020.

О детстве в Гомеле и родителях

У нас была средняя семья. Когда я еще не родилась, папа с мамой трудились в Монголии — просто на стройке. Потом вернулись в Гомель. Мама — бухгалтер. Работала в двух местах, а случалось, что и в трех. Помню, она до ночи делала какие-то расчеты, поздно ложилась и рано вставала. Потом освоила банковскую систему, стала работать в банке, а карьеру закончила преподавателем в университете.

Отец — крановщик. Он очень часто уезжал в Россию на заработки. Обычно на два месяца, но иногда бывало, что и на четыре. В этом плане было сложно. Я очень скучала. Папа первым в меня поверил, у нас была очень сильная связь.

Я росла и жила в другое время. Помню, как в Гомеле стояла в очереди за сметаной и хлебом. Папа работал, мама работала, брат учился, а я после школы садилась на троллейбус и бегала между очередями.

Фото из личного архивы Елены Левченко

Однажды случилась драма. Мне не хватило колбасы. У нас в городе был главный магазин по мясным изделиям. Очередь там гарантированно выходила за пределы магазина. Ну я встала в нее и начала ждать. А очереди у нас как занимают? Подруга подруги заняла место куче моих подруг. Ну и как раз передо мной женщине отдали последнюю палку колбасы. Мне было 12 лет. Но я не побоялась и пошла к директору. Он взял меня за руку и повел в зал: «Этой девочке дайте то, что она хочет». И я, довольная, поехала домой.

О карьере и заработках

После очень больших низов я испытала возвышенность [благодаря финалу НБА], когда почувствовала востребованность. Для любого молодого игрока это нормальный период и испытание. В моем случае юность закончилась, заработала голова, начался период, когда все получалось. Вот и пошло-пошло-пошло. Я вспоминала травмы, вспоминала кеды с рынка, многочисленные операции, понимала, что всего этого могло вообще не быть. Ну вот и осознала свою цену. Хотя раньше казалось, что я никто и звать меня никак.

Некоторые в 30 заканчивают карьеру. Мне повезло чуть больше. Хотя мысли «а что будет дальше?» есть. Хотелось бы окончить университет. Я в Америке недоучилась всего чуть-чуть. Ясное дело, думаю про бизнес, какие-то инвестиции.

У меня во всем так: надо четко понимать, куда я двигаюсь. А не такое, что пришли на тренировку: «Привет, девочки, ну, чем займемся сегодня?». Я довольна, что всю карьеру контролировала свои деньги. Не было такого периода, когда тебе начинают платить больше и становится неясно, как все это потратить. Я очень давно решила, что 85, а лучше 90 процентов зарплаты надо откладывать. Да, не сразу, но постепенно голова включилась. Тем более карьера у меня достойная.

О Беларуси-2020

фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Раньше я была аполитичной: в 2020 году проголосовала первый раз в жизни. Белорусы действительно проснулись! Раньше мы были уверены, что если проголосуем [не за Лукашенко], ничего не изменится. Это было частью менталитета. Тебя травят — ты делаешь вид, что это нормально. Все, что ты можешь, — проглотить. Речь не только о политике. Такое отношение [было] ко всему.

Все говорят, что у нас чувства скачут то вверх, то мы падаем вниз. Это абсолютно нормально. Но то, насколько мы сильны, мы чувствуем только сейчас.

Дух не убить. Это уже совсем другой народ.

О молчании

Я думаю, что мы ломаем стереотипы, потому что очень долгое время все думали, что спортсмены — это только спортсмены, что мы только тренируемся. Но как мы можем хранить молчание, когда нам пора стать фанатами нашего народа?

Вначале было возмущение. Хотелось, чтобы спортсмены говорили — особенно именитые. Но зацикливаться на этом нельзя. Это их выбор, нужно двигаться дальше. Нас много.

Я считаю, что у каждого человека есть совесть. Если этим людям, которые молчат, сегодня спится нормально, то что тут скажешь.

О страхах

В моей карьере было очень много травм. Было очень много вещей, когда мне говорили, что я никогда больше не заиграю, когда на мне ставили крест. Было очень много моментов, где мне действительно нужно было бороться, и я находила в себе силы это делать.

В жизни, как в игре, бывают взлеты и падения. Но есть Сила, Воля, Дух и Единство, которые сегодня присутствуют в каждом из нас и в самую трудную минуту помогают двигаться дальше — к победе. Никогда не верьте своим страхам: они не знают вашей силы. Вы никогда не узнаете, насколько вы сильны, пока быть сильным — это ваш единственный выбор. Помните, даже в самую темную ночь сияют самые яркие звезды.

Я очень хочу, чтобы слово "страх" исчезло для наших белорусов, для нашей страны. Мы его чувствуем и проживаем постоянно. Оно нас не отпускает, и такое ощущение, что оно нам привито с детства. Я не хочу употреблять это слово. Знаете, куда идут мысли, туда и энергия. Не буду говорить, страшно мне или нет.

О будущем Беларуси

Фото: Женя Канаплев, Юлия Лейдик

Я верю, что мы придем к Беларуси, в которой будет свобода слова, не будет страха, не надо будет выходить из дома с вопросом, а смогу ли я вообще вернуться. Не надо будет знать наизусть номер своего адвоката. Никто не будет бояться потерять работу или место в сборной просто за то, что у него есть мнение.

Самое страшное, что нас не слышат, а ведь все мы просто хотим диалога. 

Я могла бы просто закрыть на это глаза, уехать и жить комфортно. Но я не могу.

Текст подготовлен по материалам «Meduza», Reuters, «Радыё Свабода», Onliner и Instagram Елены Левченко.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...