АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Всебелорусское собрание Итоги Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Беларусь-Россия

"Мы хотим жить в мире и солгасии" Ой ли? Дотошный разбор письма за власть

На Олимпиаду рвутся даже те, кто завершил карьеру, и выступают против вражды, разжигая ее.

"Мы хотим жить в мире и солгасии" Ой ли? Дотошный разбор письма за власть
24 ноября на свет появилось альтернативное письмо спортсменов – явно провластное, оно объявило себя «голосом настоящего спортивного сообщества» без фамилий подписантов, пишет Трибуна.

Его появление было предсказуемым – еще 17 ноября замеченная на тайной инаугурации борчиха Василиса Марзалюк заявила, что некая группа спортсменов планирует обратиться в МОК «о своем несогласии с позицией Свободного объединения спортсменов». 

Из-за этого и не только провластное обращение выглядит асимметричным ответом на письмо спортсменов за честные выборы и против насилия – оно появилось три месяца назад и собрало уже более 1150 подписей.

Письмо с требованиями к власти короткое и четкое – все по пунктам. 


Разберем текст подробнее – там хватает удивляющих моментов.

Выставляют пафосное описание подписантов – в нем много формальных ограничений

Разница двух писем начинается сходу – с описания тех, кто его, собственно, подписывает. В том, как назвали своих соратников авторы письма за честные выборы и против насилия, нет никакой патетики: «Мы, нижеподписавшиеся, являясь людьми, причастными к белорусскому спорту...». 

Далее лишь добавляется, что подписанты также выступают в первенствах и чемпионатах Беларуси и за Беларусь на международной арене – но это дополнительные пункты, для того, чтобы присоединиться, достаточно быть причастным.

Провластное письмо сходу нагоняет пафоса: «Мы – белорусские спортсмены, чемпионы, призеры и участники Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы, спортсмены, которые начинают свой путь к спортивным вершинам, заслуженные тренеры, посвятившие всю свою жизнь воспитанию чемпионов, молодые перспективные тренеры, которые горят своим любимым делом, и другие сотрудники спортивной отрасли, которые каждый день трудятся на благо спорта». 

Сразу можно заметить немало ограничений при внимательном формальном прочтении. Вы начинающий спортсмен, но не уверены в «спортивных вершинах» впереди? Мимо. Вы заслуженный тренер, но чемпионами в вашей жизни становились не все, да и в какую-то часть этой самой жизни вы посвятили не тренерству? Снова промах. 

Может, вы молодой тренер, но начальник как-то назвал вас бесперспективным, а работаете вы без особого огня? Не подойдет. Ну а уж если вы «другие сотрудники спортивной отрасли», у которых, упаси Господь, есть выходные – выходит, вы трудитесь на благо спорта не каждый день, так какое право имеете ставить тут подпись? 

В общем, круг возможных подписантов выходит узким – а ведь при этом его заявляют как «настоящее спортивное сообщество Беларуси».

В письме спортсменов за новые выборы и против насилия сходу было 100 с лишним подписей. Один из инициаторов обращения, гандбольный менеджер Александр Опейкин, вспоминал, что созданное письмо скинули в спортивный Telegram-чат, где столько желающих набралось быстро – и уже после этого, присоединив фамилии подписавшихся, его послали в СМИ. 

Дальше число присоединившихся продолжало расти – и об этом сообщали в режиме реального времени. Список на сайтах спортивных СМИ обновлялся не по дням – по часам. Ведь порыв обычно поддерживают именно в первые несколько дней – люди понимают, что у них есть единомышленники, причем немало.

Намек на провластное письмо от Марзалюк появился 17 ноября, само письмо было обнародовано только 24 ноября. Считай, неделя времени – за это время можно было объединить множество своих единомышленников и выступить в СМИ с солидным списком поддержавших. 

Но нет – письмо в «Спортпанораме» вышло без единой подписи! Позже в НОК состоялась церемония подписания – на ней объявили целых пять имен людей, поддержавших письмо (судя по фото, было еще двое – почему-то безымянных). 

«Желающих присоединиться к высказанной позиции очень много, появляются все новые и новые громкие имена», – грозилась крупнейшая госгазета. Но за двое суток с момента опубликования мы узнали еще всего-то с десяток фамилий – и это мы боимся ошибиться в сторону уменьшения. 

Причем даже не все из этих людей гордо заявили о своем выборе – например, о подписях Юрия Альберса и Марии Шкановой журналистам довелось узнать по собственным каналам. 

Желающие, которых очень много, почему вы такие медленные? Этак у смелых коллег грозит наступить страшное ощущение – нахождения в меньшинстве...

Первые подписанты не слишком подходят под призывы письма – их уже невозможно лишить шанса на ОИ (в отличие от другой стороны), да и госсимволику при них меняли

В конце провластного обращения «мы» (ну то есть все вошедшие в уже названные узкие рамки) заявляют: «Мы хотим защитить нашу мечту – стать участниками, призерами и чемпионами Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы! Для нас это – вся наша жизнь!». 

Правда, торжественные первые подписанты – сплошь люди, для которых эта мечта уже неактуальна, ведь Александр Масейков, Алексей Абалмасов, Янина Провалинская-Корольчик, Екатерина Карстен и Сергей Булыгин уже закончили карьеры. 

Несколько странный выбор для иллюстрации посыла, вынесенного в заключение письма, что вроде бы должно подчеркнуть его важность.

Зато на другой стороне от «защитников мечты» – те, кто действительно рискует пропустить Олимпиаду только потому, что их мнение не совпадает с нравящимся министерству спорта. 

Легкоатлетки Ольга Мазуренок, Дарья Борисевич и Светлана Куделич, их коллега Андрей Кравченко, дзюдоисты Дмитрий Шершань и Александр Ваховяк, фристайлистка Александра Романовская и все ее сокомандники (ведь под прессом и их легендарный тренер Николай Козеко) – их желание попасть на Игры авторов провластного письма явно не волнуют. 

А ведь все идет к тому, что при нынешней системе этих спортсменов с кипой достижений за плечами в Беларуси просто не допустят к «чести выступать под флагом родной страны» (цитата из письма) – и просить у МОК нейтральный статус будет единственным вариантом.

А вопросы по соответствию лиц провластного обращения его содержанию на этом не заканчиваются. Ведь есть в письме и такой посыл: «На протяжении долгих лет суверенной истории нашей страны мы защищали символы и цвета белорусского флага. Мы не хотим менять государственную символику». 

При этом Булыгин вообще не выступал в период суверенной Беларуси – закончил со спортом раньше ее образования. А гребцы Карстен и Масейков спокойно двигали веслами за страну и в то время, когда госфлагом был бело-красно-белый (под ним Масейков даже ЧМ выиграл в 1994-м). Ну то есть госсимволику при них уже меняли – и ничего.

Вместо диалога сходу прикладывают идеологических противников – и приписывают им несуществующие намерения

Активисты Свободного объединения спортсменов, выросшие из письма за честные выборы и против насилия, не раз призывали противоположную сторону к диалогу. Общались они с людьми другой точки зрения и просто в быту. 

«Я в соцсетях много общаюсь с теми, кто на другой стороне – с обычными людьми, которые поддерживают Лукашенко. Я не понимаю, в каком они мире живут. Но стараюсь строить диалог, чтобы понять позицию», – это из интервью Ивана Ганина, например. 

Да и просто не провластные спортсмены относятся к ярым сторонникам Лукашенко достаточно нейтрально – например, в отношении Анастасии Мирончик-Ивановой ее коллеги в частных беседах не скрывали скепсис, но врагом не считали, признавая за каждым право на собственные взгляды. 

В письме за честные выборы даже не всех силовиков спешат клеймить позором – заявляют о вере в наличие достойных людей среди сотрудников.

Провластное письмо лупит наотмашь: «Открытые обращения участников некоторых незаконных псевдоспортивных структур, которые находятся за рубежом, на политические темы носят деструктивный характер и порочат спортивное и олимпийское движение». 

В одном предложении, похоже, у SOS BY (мы же помним, что его прямо называла Марзалюк):

- находят незаконность – минутку, а в чем вообще может заключаться незаконность группы мечтающих о честности и ненасилии? 

- и псевдоспортивность – ребята, а вы спортивные достижения хотя бы активистов движения в Википедии читали?;

- утверждают открытые обращения – в которых, повторимся, прописаны ценности честности и ненасилия – как деструктивные и порочащие – вот уж интересное представление о терминах;

- подчеркивают нахождение за рубежом – хотя Беларусь покинули считанные активисты SOS BY, а те, кто все-таки это сделал, находились под огромным давлением системы, в котором она, конечно, не признается.

«Подобные малочисленные группы лиц не имеют права выступать от лица всех белорусских спортсменов» – негодует провластное письмо. 

При этом слова «все» от Свободного объединения спортсменов мы ни разу не слышали – а их открытое письмо составлено от имени «представителей спортивной отрасли Республики Беларусь». Отказывать в праве, которое не присваивали – это, конечно, нешаблонная идея.

На удивление, блок текста в провластном обращении заканчивается утверждением того, что недопустимо «умышленное разжигание вражды и конфликтов различными манипулятивными способами подачи информации». 

Позвольте спросить: а чем вы занимались предыдущие два абзаца?

Говорят о долге быть вне политики – тут даже Лукашенко вряд ли согласится

«Призываем вспомнить, что спорт всегда был и остается вне политики! Наш долг не выступать с политическими призывами, а побеждать на спортивных аренах» – заявляет провластное письмо. 

Правда, если это очередной намек на спортсменов вне «настоящего сообщества», то их письмо содержит ровно одно политическое требование – новых честных выборов. 

Еще есть призыв освободить политзаключенных, но это вообще-то о справедливости, а не о политике. 

Другие четыре требования – общечеловеческие: остановить насилие, наказать преступников, выпустить из заключения мирных демонстрантов и помочь пострадавшим. 

Разделять эти желания может и полностью аполитичный спортсмен, если такие еще остались.

Впрочем, вопросы есть и к самому лозунгу «спорт вне политики» – ведь с ним вряд ли согласится даже Александр Лукашенко. В 2018-м он заявлял, что спорт – это «огромный пласт нашей идеологической работы, а значит – один из приоритетов государственной политики», в 2016-м называл большой политикой Олимпиаду. 

А уж в 2015-м высказался прямее некуда: «Спорт – это самая большая политика». Тогда же, выделив Дарью Домрачеву, Лукашенко подчеркнул, что «спортсмены такого уровня сильно вмонтированы в политику». 

Однако пока экс-биатлонистка, вопреки посылу, как может, дистанцируется от этой сферы. Интересно, провластное письмо подпишет?

Не спешат признавать, что письмо за власть (а ведь есть маркеры) – но власть явно за письмо

При всем вышеперечисленном вдохновитель провластного письма Марзалюк намекала, что оно может быть и не за власть. На вопросы замминистра спорта Михаила Портного сотоварищи, если они возникнут, так неконкретно отвечать не рекомендуется.

Формально письмо действительно отстаивает не поддержку властей напрямую, но кое-что очень близкое к ней – а именно право на молчание: есть требование «прекратить настоятельные призывы к публичному выражению политических взглядов» и осуждение «попыток оказывать давление на спортсменов в случае нежелания высказывать политическую позицию». 

Только еще в обращении есть отдельный четкий реверанс в сторону «колоссальной поддержки со стороны белорусского государства» и деятельности НОК Беларуси – да, возглавляемого Лукашенко. 

Ну а если это не письмо за власть – так власть за письмо: торжество в НОК и рассылка по клубам и федерациям чуть ли не с разнарядкой не оставляет сомнений. 

Задача молчавших, напротив, усложняется: проигнорировать провластное обращение может оказаться намного сложнее, чем в случае с письмом за честные выборы и против насилия. 

Активисты SOS BY с нетерпением ждут раскрытия сущностей.

«Мы хотим жить в мире и согласии», – утверждают авторы провластного обращения. Остается понять: в мире насилия и преследований, а согласии – молчаливом?

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...