АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

"90-е в отношении слов и действий были более правильными. Но только первая половина"

Белорусов пугают 90-ми – спросили у людей белспорта, как им тогда жилось.

"90-е в отношении слов и действий были более правильными.  Но только первая половина"
Во вторник, менее чем за неделю до выборов, действующий глава государства Александр Лукашенко с трехмесячным опозданием обратился с "посланием" к депутатам и народу. 

И среди прочего он рассказал, что в 90-х отечественные борцы и боксеры были вынуждены присоединяться к преступным группировкам, чтобы прокормить семьи. Да и до этого не раз Лукашенко возвращался к 90-м, называя это временем разрухи и едва ли не нищеты в Беларуси, из которой страна, к счастью, выбралась.

Но так ли на самом деле обстояли дела и настолько ли были тяжелые годы, что ради денег следовало идти в преступники? Об этом «Трибуна» поговорила с людьми из белорусского спорта, которые не понаслышке знакомы с тяготами и радостями 90-х.

«Это было время Клондайка, но большинство привыкло подчиняться»

Владимир Задиран, первый в СССР чемпион мира среди профессионалов по кикбоксингу

– Как известно, я сам был осужден в 1993 году (Задирана обвинили в вымогательстве – прим. Tribuna.com), но, по сути, дали срок [в пять лет] за то, что занимался кикбоксингом. И никого не интересует, что суд был закрытым, что туда не допустили родственников, в зале были только судья, прокурор, адвокат и я. 

Просто повесили клеймо, что если кикбоксер, если тебя били по голове, то, значит, бандит. Но вы поймите, что тайбоксеры, кикбоксеры, люди, которые становились чемпионами мира, – они далеко не глупые. Бокс – это быстрые шахматы, но люди почему-то думают, что если боксер – значит, тупой. Это абсолютно не так.

Давать клеймо, что борцы или бойцы пошли к бандитам, чтобы заработать денег, – это вообще глупость. Нельзя никоим образом обобщать. Тот, кто в 90-х хотел работать, тот работал и зарабатывал. Кооперативы, еще что-то. Это было время Клондайка, когда можно было спокойно зарабатывать достаточное количество денег. 

Но большинство людей в 90-х привыкли подчиняться, как делают это и сейчас. Подчиняться общим штампам. А когда этим людям давали какую-то свободу, они просто не знали, что с ней делать, как и куда идти. Вот это и были 90-е.

Да, может, не хватало многого в определенные периоды, буквально всего, но кто хотел заработать, тот зарабатывал. И челноками были, ездили туда, привозили сюда, продавали. Сейчас это называется бизнесом. И нормально жили.

90-е были в отношении слов и действий более правильные. Но первая половина 90-х. После 1994-го (прихода к вдасти Лукашенко - прим. БП) сделали такие законы, при которых даже свои деньги я не могу вернуть. 

Например, я вам дал какую-то сумму, написали мы расписку, а когда я приду или позвоню и скажу, что пора возвращать деньги, вы пойдете, допустим, в милицию и пожалуетесь, мол, Задиран позвонил и сказал, что нужно срочно отдавать деньги. 

Задиран так сказал, что вы не спите, семья боится. И что? Меня за это арестуют! Потому что милиция посмотрит на свои законы и решит, что с моей стороны – рэкет. Но самое интересное, что власть имущие, которые и создают эти законы, могут так поступать, а обычный человек – нет.

Более того, я сейчас буду идти по улице и не смогу защитить свою честь, честь своей семьи или женщины. Если какой-то хам что-то сделает, что-то скажет, я не смогу ничем ему ответить, потому что нарушу закон. По закону я должен вызвать милицию, и тогда специально обученные люди будут в этом разбираться. Вот такие законы издали в 1994-м. При мне будут кого-то бить, избивать, а я буду в это время звонить в милицию? И вот мы по этим законам живем.

– Какая у вас реакция на то, что борцов и боксеров действующий президент упомянул наряду с бандитами?

– Конечно, это обидно. Тем более речь про виды спорта, которые первыми появились на Олимпиаде. А что тогда, всех стрелков сейчас сравнивать с киллерами? Или шахматистов – с аферистами, потому что они могут просчитать такие комбинации, которые тебя в конечном счете запутают так, что не выберешься? Штампы люди готовы давать, но никто никогда не задумывается над этим.

– Боксеры и борцы в 90-х действительно вынуждены были присоединяться к преступным группировкам, чтобы прокормить семью?

– Если бы государство боксерам или борцам обеспечило жизнь, которую они заслужили, тогда бы никто не обращался к бандитам. Да, может, такие [присоединившиеся] и были, но не нужно всех под одну гребенку. К бандитам шли далеко не все, уверяю вас. Но если так делали, то это не вина тех людей, а вина государства, которое, повторюсь, не могло дать им возможности в обычной жизни достойно содержать свою семью.

Кстати, сейчас многие люди, которые вокруг президента, среди его приближенных, тоже борцы, боксеры в прошлом. Делайте выводы.

«Жуткое время, бандитизм – вообще кошмар»


Анатолий Байдачный, футбольный тренер

– 90-е – это самое жуткое время, по крайней мере, в моей жизни. Разваливалась великая страна [СССР], в которой я вырос, честь которой защищал на футбольных полях. И вдруг ее не стало, появились границы между родными людьми. Это огромная трагедия.

Во-вторых, к власти пришли люди, которым было наплевать на народ. Вы вспомните различные высказывания политиков, чиновников, которые говорили, что если люди не могут выжить в это время, значит, они должны уйти из жизни. В общем, это было по-настоящему жуткое время. Да в принципе революция – это всегда жуткое время. 

И ничего хорошего о 90-х не могу вспомнить. Группировки, бандитизм – вообще кошмар. Безработица, стали не нужны профессионалы, а в почете были те, кто может украсть, горлопаны и все остальные. Для того, чтобы прокормить семью, мне пришлось уехать работать за границу. Это плохое время, мягко говоря.

– А в Беларуси в то время можно было нормально заработать?

– О чем вы говорите? Если у тебя была зарплата в 100 долларов, то ты месяц мог жить и шиковать. Но не у всех такая зарплата была. Люди жили на 10-15 долларов в месяц. Просто жуткое время.

– Вы упомянули о преступниках, группировках. На самом деле все было так плачевно?

– Конечно. И в Беларуси, и в России.

– Борцы и боксеры правда шли в преступный мир, чтобы прокормить семью?

– И не только они, а и некоторые другие спортсмены. Организовывались разные группировки, процветала коррупция, друг у друга отнимался бизнес. Да, создавались кооперативы, они работали, но потом приходили бандиты и отбирали это все. Я же говорю, хуже времени не было.

Недавно смотрел интересные данные. СССР во время войны потерял 365 тысяч разных кораблей. А в 90-е, во время перестройки, было уничтожено 690 тысяч кораблей, принадлежавших когда-то Советскому Союзу. То есть уничтожалось тогда все: армия, флот. Люди, пришедшие к власти, набивали карманы, обманывали народ. Я очень рад, что эти 90-е закончились, и надеюсь, чтобы ни в одной республике бывшего СССР никогда такого не было.

«Сложное время, но воспоминания остались приятные»


Дмитрий Кравченко, хоккейный тренер

– В 90-х моя жизнь полностью проходила в спорте. Сначала играл, потом тренировал. И с какими-то глобальными сложностями, какими-то разборками бандитскими, к счастью, не столкнулся. Но могу сказать однозначно, что зарплаты в те времена в Беларуси у нас были небольшие. Когда я был хоккеистом, нас спасало то, что клуб обеспечивал питанием. Или, например, колхоз «Прогресс» снабжал нас мясопродуктами.

А когда пошел работать тренером, стало очень тяжело. В 1997 году зарабатывал 20 долларов. Вот так и жил, экономил буквально на всем. Знаю, что для того, чтобы выжить, некоторые хоккеисты «челночили» в 90-х, но я таким не занимался. 

Я, чтобы получить побольше денег, первый год своей тренерской карьеры работал без отпуска. И во второй год не хотел идти отдыхать, чтобы заработать. Да, 90-е были сложным временем, но воспоминания все равно остались приятные. Многому научился как тренер, как специалист.

Как я уже сказал, будучи тренером, получал в 1997 году по 20 долларов в месяц. Вроде бы на себя еще нормально, если не шиковать, но вот если заводить семью, а уж тем более ребенка – вот это уже совсем трудно, просто нереально. 

Помните, в то время были деньги-«зайчики». А когда они пропали, в два-три раза подскочили цены на продукты. Хотя они все равно были ниже, чем в России, на моей Родине.

Все равно жили, где-то кто-то помогал. Например, родители. Не стесняюсь признаться, благодарен матери за то, что она мне определенную сумму денег из России присылала. Это во многом спасало. То время однозначно меня закалило.

– Какие у вас самые приятные воспоминания о 90-х?

– Они связаны исключительно со спортом. В 1993-м я приехал в «Неман», постоянно играл и приносил пользу команде. Стал чемпионом ВЕХЛ в 1995-м, коллектив у нас был дружный, интересный.

Может, и были какие-то неприятные моменты из жизни в 90-х, но, честно скажу, ничего такого не отложилось в памяти.

– То время, особенно в начале и середине 90-х, называют расцветом бандитизма, рэкета. Вы с этим не сталкивались?

– К счастью, видел только в кино. Может, где-то слышал о чем-то подобном, но не придавал этому значения. Тем более в спорте не встречал чего-то криминального.

– Верите, что те же боксеры и борцы вынуждены были уходить в преступники, чтобы прокормить семьи?

– Зачем что-то скрывать, если какие-то факты, возможно, выявлены, выяснены? Но, знаете, борцовское братство – оно одно из самых сильных в мире спорта, все друг за друга. И спортсменам порой позволялось больше, чем обычным людям. 

Но чем они занимались вне спорта, не спрашивал, меня это не интересовало. Не в курсе всех их договоренностей. Тем не менее, у каждого есть свой скелет в шкафу. Просто я не хочу говорить про борцов или других спортсменов, если до конца в этом не уверен.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...