АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

"Честного подсчета голосов не будет". Лучший саблист страны – о том, как был вынужден уехать в США

Когда еще существовал СССР, победы фехтовальщиков из Беларуси на Олимпийских играх были обыденностью. В суверенные годы ситуация оказалась не такой радужной, хотя до поры до времени оставалась отнюдь не безнадежной.

"Честного подсчета голосов не будет". Лучший саблист страны – о том, как был вынужден уехать в США
РБ на международной арене представляла довольно крепкая команда саблистов, способная бороться за медали и на чемпионатах мира, и на чемпионатах Европы. Довольно долго ее лидером был минчанин Дмитрий Лапсес

На Играх в Афинах он остановился в шаге от пьедестала, уступив сначала в полуфинале, а затем и в поединке за бронзу. В настоящий момент о таких высотах белорусское фехтование не помышляет. Сам Лапкес несколько лет назад завершил карьеру, после чего успел поработать и в федерации, и тренером в национальной сборной, после чего уехал с семьей в США. 

Уехал по финансовым причинам, а также из-за системы, сложившейся в белорусском спорте.

В разговоре с «Трибуной» Лапкес сравнивает уровень спорта в Америке и на Родине (говорит, между ними пропасть), а также касается темы выборов, которая его очень волнует (увы, в честный подсчет голосов эмигрант на верит).

– Вы сейчас живете в США. Чем там занимаетесь?

– Работаю помощником главного тренера в университете Огайо.

– Почему уехали из Беларуси?

– В первую очередь, конечно, из-за экономической ситуации. Я реально не справлялся. У меня семья, двое детей, и на зарплату старшего тренера национальной команды я просто реально не мог прожить. Было очень тяжело финансово. Это первое.

Во-вторых, ситуация, которая складывается вокруг спорта и в целом в стране не очень благоприятная. Потому что когда говорят, что у нас для спорта делается все – я с этим категорически не согласен, особенно пожив в США. В этой стране спорт развит во много раз лучше.

К сожалению, в Беларуси в последнее время проводилась такая политика, что в фехтовании вся сборная очень сильно омолодилась. Людей, чей возраст превышает 23 года, практически нет. Это связано вот с чем: чтобы получать достойную зарплату для людей, которые уже вышли из тинейджерского возраста, необходимо показывать какой-то серьезный результат. 

На сегодняшний момент претендовать на медали на взрослых чемпионатах Европы или мира наша страна не может. Люди взрослеют, заводят семьи, им надо жить дальше. Никаких перспектив для развития или для какой-то финансовой стабильности нет. 

Поэтому сложилась такая ситуация, что реально нет резерва, люди уходят, они не видят перспектив. Как спорт будет развиваться?

В свое время, будучи заместителем председателя федерации фехтования, предлагал развивать детский спорт и даже делал много шагов для этого. Совместно с председателем городской федерации открыли большой зал в центре Минска, была разработана хорошая программа. 

К сожалению, не знаю почему, но в нашей стране это не многим нужно. Не находил поддержки у людей. Вроде как делали правильные дела, предлагали альтернативную систему развития фехтования. Потому что система ДЮСШ, к сожалению, умерла давным-давно.

Ранее была выстроена вертикаль: ДЮСШ – школы высшего спортивного мастерства – национальные команды. Все спонсировалось и было на приличном уровне. Была техническая база, было достаточно много квалифицированных тренеров, которые получали не очень большие зарплаты, но адекватные для того времени. 

А сейчас это все не работает. С попыткой развить спорт в другом направлении столкнулись с миллионом проблем, которые, оказывается, в принципе никому не нужны кроме детей, приходивших и занимавшихся с удовольствием. Это была еще одна причина, почему решил уехать. В какой-то момент понял, что не нужен в этой стране.

– Известный тренер Виктор Дойлидов рассказывал о плачевном состоянии гимнастики в Беларуси. В фехтовании тоже беда?

– Давно говорил, что фехтование – медалеемкий вид спорта, разыгрывается 12 комплектов медалей. При этом в фехтование не нужно вкладывать огромных денег. Это не самый дорогой вид спорта. Если бы была реальная поддержка от государства и если бы оно хотело развивать этот вид спорта, то перспективы были бы огромные.

В мировом фехтовании, в принципе, как в спорте денег не очень много. Если это поддержка на государственном уровне, как, например, в России, Италии или Венгрии, то, конечно, результат придет. Вопрос времени. Чтобы возродить этот вид спорта, нужно не пять или семь лет, а, может, 15. Но это должна быть серьезная программа. Понятное дело, что в наших условиях только с поддержкой государства.

– Получается замкнутый круг: поддержки нет, программы нет, перспектив нет.

– На сегодняшний день – да. Плюс большая проблема, что очень многие тренеры уехали из страны. Это связано в первую очередь с экономической составляющей. Потому что людям, особенно тем, кто имеет семьи, очень тяжело прожить на зарплату тренера. 

Работал старшим тренером национальной команды [и в итоге уехал по финансовым причинам] – не у всех была возможность работать на такой должности. Не говорю уже про молодых тренеров.

– Футболисты и хоккеисты при этом вполне довольны ситуацией.

– Честно скажу, у них даже по сравнению с фехтованием результатов нет :). За последнее время у нас хоть какие-то достижения в фехтовании есть, хоть с молодежного чемпионата Европы привозим медали. Но понятно, что это разные виды спорта. 

Понимаю, что футбол и хоккей – мегапопулярны и достичь результата национальной командой на мировом уровне непросто. И вообще выход в финальную часть соревнований – это очень круто для страны. Понимаю, что это разные вещи.

Как развиваются эти виды спорта – мне сложно говорить. Считаю, все деньги тратятся практически впустую, никакого развития не происходит. Опять же это связано с тем, что очень много всегда говорится, что надо вкладывать в детский спорт. Вместе с тем этого никто никогда не делает. И в нашей стране почему-то до сих пор есть какая-то уверенность, что наши местные тренеры могут справиться с этой системой.

А вместе с тем спорт уже давным-давно далеко ушел вперед. Есть какие-то виды спорта, есть прогрессивные тренера в стране, которые добиваются результата. Но, к сожалению, таких тренеров очень мало. В основном наши тренеры далеко-далеко отстали в плане технологий.

Например, в футболе или хоккее я бы просто начал с приглашения реально хороших специалистов из-за границы для того, чтобы они обучали молодых тренеров. Чтобы они показывали, какой вообще путь развития должен быть в спорте.

В США [живет] мой хороший друг Дмитрий Романьков, племянник легендарного нашего фехтовальщика [олимпийского чемпиона Александра Романькова], и его сын здесь занимается хоккеем. Я в курсе всего процесса. Это совершенно другая концепция, совершенно другие методы, совершенно другие технологии. Это несопоставимые вещи. То есть наш хоккей на 50 лет позади!

Мой сын занимается футболом. Он играл за детскую команду «Динамо» Минск, был ее капитаном. Хорошая школа, хорошие тренеры – ничего не могу сказать против. А здесь мы попали в одну из детских команд клуба MLS Columbus Crew. 

По уровню планирования, развития, обучения детей футболу – это не разница, а пропасть. Это колоссальная разница. То, что я вижу в США… Как людям преподают футбол, какими методами, технологиями – у нас в Минске даже близко этого не было.

Сейчас реально понимаю, что детская команда хочет сделать на поле, какими методами это достигается. Людей заставляют думать ежедневно. Не только играть в футбол, не только бегать и прыгать, а думать. И им объясняют это и этому уделяется внимание. 

В структуре клуба – все понятно и прозрачно. Все понятно с тренировками, экипировкой, выездами, сезонами, тактиками. Все глобально поставлено. У нас же все находится на плечах одного тренера и, может, еще одного помощника, который сам этим всем пытается руководить.

– А попутно воевать с недовольными родителями.

– Естественно. Здесь же себе такого позволить не можешь. Тебя просто сразу выгонят из команды. Действует один объективный фактор: ты сильнее – ты в команде. Конкуренция страшная. Желающих очень много, и уровень игроков очень высокий. Это конкурентная среда. Конкурентная программа плюс конкурентная среда – это развитие спорта, которое начинается с детства. Начинается с 12-13 лет, а в футболе и хоккее – еще раньше. Вот как оно работает. В Беларуси все совершенно по-другому.

***

- Вы уже высказывались по предвыборной ситуацией в Беларуси. Насколько тяжело оставаться в новостном потоке, находясь в США?

– Естественно, получаем информацию из интернета, читаю какие-то новости. Стараюсь читать разные источники – и государственные, и негосударственные. Больше всего возмущает ситуация, когда людей задерживают на улице, просто проходящих или гуляющих. 

Считаю, такое неприемлемо ни в коем случае. Кто бы там не хотел удержать власть, но против простых граждан применять какие-то незаконные действия… Считаю, это крайне неправильно. Меня это возмущает. Не понимаю, как в принципе это может происходить. 

Наверное, я понимаю мотивы людей, которые это делают, простых милиционеров или сотрудников ОМОН. Я понимаю, что они в системе и так далее.  Но с другой стороны – они же тоже люди, они должны это понимать. Это самое большое негативное чувство, которое у меня возникает.

Что касается самих выборов, то очень хочется, чтобы выборы прошли честно.

– Вы верите, что подсчет голосов на выборах будет честным и прозрачным?

– Естественно, в это не верю. Не думаю, что в это в принципе кто-то верит в Беларуси. Надеются все, но никто не верит. Понятно, что для нашего сегодняшнего президента потеря власти – очень критичная вещь. Он будет пытаться удержаться любыми способами. Практически уверен, что власти не допустят честного подсчета голосов.

– Вы говорили, что симпатизируете Виктору Бабарико. Чем именно он вам приглянулся?

– Лично его не знаю. На волне предвыборной кампании он был самым мощным кандидатом. Но поймите: Бабарико, Тихановский, Цепкало или еще кто-то – вопрос не в этом. Для меня важно, чтобы была смена власти либо просто честное голосование.

Если нынешнего президента поддерживает более 50 процентов населения, то, значит, таков выбор страны. Просто хочу, чтобы люди имели право выбора и реально проголосовали за того, кого они считают достойным кандидатом.

– А что вы можете сказать тем людям, которые против перемен? Они говорят о том, что у нас стабильность, чистые улицы.

– Лично мне чистота улиц тоже нравится. Но посмотрите на свои зарплаты. Если людей это устраивает, то отлично. Меня это не устраивало в свое время, поэтому я против. Считаю, каждый труд должен оплачиваться соответственно. Не вижу этого в нашей стране. В Беларуси нет среднего класса. У нас люди либо выживают, либо есть процент людей, который живет выше среднего. И есть номенклатура, которая живет по каким-то своим правилам.

– Удивились решению ЦИК по Бабарико и Цепкало?

– Для меня это было ожидаемо.  Так и думал, что Бабарико не допустят к выборам.

– А вы верите в обвинения, которые предъявлены Бабарико?

– Нет. Допускаю, что были какие-то нарушения. Но в то, что там показывали на ОНТ, – в это не верю.

– В США у вас будет возможность проголосовать?

– Думаю об этом. К сожалению, надо ехать в Нью-Йорк. Это около 11 часов на автомобиле, плюс ситуация с коронавирусом тяжелая. Я очень хочу поехать, но, к сожалению, сейчас не уверен.

– Как вам идея с объединением штабов Цепкало, Тихановской и Бабарико?

– Считаю, что это было правильным ходом. Они объединили своих сторонников. Надеюсь, что многие их поддержат.

– Что будет со страной, если Лукашенко останется президентом?

– Не думаю, что поменяется что-то глобально. Развитие ситуации в Беларуси будет таким же, каким оно было на протяжении последних лет. Ситуация будет усугубляться – как оно и происходит последние лет 10-15. 

Были какие-то экономические прорывы, но опять же роста экономики и развития мелкого и среднего бизнеса в Беларуси не случалось. [В случае победы Лукашенко] ситуация будет усугубляться. Мне кажется, что это просто будет оттягивать нашу страну назад.

– Новый президент сможет изменить ситуацию?

– Люди должны понимать, что при смене власти мгновенных улучшений не произойдет. Это мое мнение. Но чем дольше мы оттягиваем момент передачи власти, тем больше будет яма. Будет еще хуже. Страна реально в очень плохой экономической ситуации, связанной с внешними долгами. Все это придется выплачивать.

***

– Сейчас много разговоров о том, что люди готовятся уезжать из страны, если все останется так, как есть. Что можете им сказать?

– Считаю, нельзя уезжать из страны просто так или просто потому, что человек не хочет в ней жить. Например, я очень хочу жить в нашей стране, но не хочу в ней существовать. Одно дело если вы уезжаете, обладая умом и интеллектом, какими-то финансами, и вы за границей можете улучшить себе жизнь. 

А просто так уезжать нет смысла, потому что в каждой стране можно столкнуться с тысячей проблем. Эмигрантам не так легко. Не получится, что ты переехал – и у тебя все стало хорошо.

– А с какими трудностями вы столкнулись при переезде?

– У меня был план. Я собирался перевезти семью, знал, куда еду, знал, сколько буду зарабатывать, потому что у меня в США живут друзья. Я уехал более или менее подготовленным. Опять же не каждый так может сделать. Не говорю, что я в Америке прямо зарабатываю миллионы. Но по крайней мере я себя чувствую спокойно. Не думаю о том, как прокормить семью.

– В США не спрашивают о том, почему вы не пригодились в своей стране?

– Здесь на самом деле все по-другому. США – страна эмигрантов. Ты должен работать, у тебя должен быть хороший результат – они это приветствуют.

Таких вопросов они в принципе не задают. Многие люди благодарны за то, что ты для них делаешь, что работаешь с ними. Они просто отвечают такой же благодарностью. Здесь просто существует уважение. 

Находясь на должности помощника главного тренера в университете, меня каждый день благодарят за мою работу. Это очень подстегивает. Честно скажу, здесь люди работают больше и лучше.

– В США знают, где находится Беларусь?

– Когда говорю на моем не совсем совершенном английском, то люди понимают, что я не отсюда или не здесь родился. Меня много спрашивают: «Откуда ты?» И честно скажу, очень часто бывает, что люди не знают, где находится Беларусь.

– Беларусь будущего – какая это страна по-вашему?

– У Беларуси очень хорошее геополитическое положение. Очень много площадей, серьезно не задействованных в экономике. Считаю, Беларусь должна быть абсолютно европейской страной с привлечением очень больших инвестиций. Наверное, что-то вроде сегодняшней Польши. Только, я думаю, Беларусь может быть еще лучше.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...