АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

"Система прогнила, все подчиняются одному главарю - белорусы заслужили лучшей жизни"

Шота Лобжанидзе не верит, что в Беларуси поменяется президент. Качок-чемпион – о задержаниях, дне рождения на Окрестина и ситуации в нашей стране.

"Система прогнила, все подчиняются одному главарю - белорусы заслужили лучшей жизни"
В Беларуси продолжается предвыборная кампания. Кандидаты в президенты уже выступили на телевидении и озвучили свои принципы и взгляды. Одновременно с этим по всей стране продолжаются задержания людей, которые выступают против действующей власти и требуют перемен, выходя на улицы городов с мирными акциями. 

По данным правозащитников, в милицию доставили уже более 500 протестующих. С 15 по 20 июля прошло свыше 170 судов, как минимум 51 человек получили в общей сложности 881 сутки административного ареста, более 70 – штрафы на общую сумму более 65 тысяч рублей.

Одним из тех, кто подвергся административному наказанию, стал бодибилдер Шота Лобжанидзе. Грузин, имеющий белорусское гражданство, работает фитнес-тренером на своей исторической Родине, но в нынешнем году из-за коронавируса был вынужден несколько месяцев провести в Минске. За это время он и успел угодить в неприятные истории. 

В течение одного месяца его задерживали дважды. Сначала – за участие в акции солидарности против снятия с избирательной гонки Виктора Бабарико и Валерия Цепкало

Несмотря на то, что на суде обнаружилось много нестыковок (по данным свидетелей из числа сотрудников ОМОНа, задержали на проспекте Дзержинского, тогда как на самом деле все произошло у цирка), спортсмена признали виновным и дали штраф в 20 базовых (540 рублей). 

А до суда он три дня провел в изоляторе временного содержания на Окрестина, где даже отметил свой день рождения. В июле Шоту задержали уже в спортзале за оскорбительные сообщения в адрес членов БРСМ. Снова суд – и снова 20 базовых.

После второго суда и оплаты штрафа чемпион Грузии по бодибилдингу принял решение уехать из Беларуси. Вслед ему прилетели еще два протокола – все по тому же поводу (оскорбление в сети).

Во вторник «Трибуна» связалась со спортсменом и узнала подробности того, как проходили его задержания, как и почему судья выносила обвинительные приговоры. Также Шота высказал мнение о том, кто может стать президентом, кроме Лукашенко, и почему белорусские спортсмены все чаще выражают свое негативное отношение к действующей власти. 

– Где ты сейчас находишься? 

– Скажем так, за пределами Беларуси. Не хочу уточнять, где именно. Мы с семьей посовещались и решили, что на сегодняшний день лучше покинуть Беларусь. Чтобы избежать каких-то проблем в дальнейшем. Просто как только я выехал, на меня составили еще два протокола, сотрудник РУВД активно меня разыскивал, вызванивал. 

Протоколы все по тому же поводу – за оскорбление членов БРСМ в сети. Знаю, что он звонил мне и на мобильный, который остался в Минске, и на домашний телефон. Как раз в это время дома находилась мама, она подняла трубку и объяснила сотруднику РУВД, что меня нет в Беларуси. 

После этого он связался со мной по-другому номеру, позвонил на вотсапп. Я не поднимал, он написал сообщение. С ним позже связался мой адвокат и тоже объяснил, что меня нет в стране. Хотя милиционер все равно утверждал, мол, у него его подозрения, что я в Минске, и что мне нужно явиться в РУВД, так как на меня оставлены еще два протокола.

– Давай разберемся, они составлены не беспочвенно? 

– Да, я не отрицаю, что писал людям определенные сообщения. Оскорбления или нет – это уже не знаю.

– Что ты на самом деле писал и что тобой двигало? 

– Если помнишь, в начале июня около станции метро «Восток» проходил пикет в поддержку Александра Лукашенко. Даже не пикет, а какой-то фестиваль с музыкантами и артистами. И там были члены БРСМ, которые бросались на журналистов «Радио Свобода», мешали им работать. 

Еще меня возмутило то, как эти люди начали приставать к Михаилу Орде, начальнику предвыборного штаба Лукашенко. БРСМовцы не знали, кто это, подошли к нему, когда он давал интервью, и начали спрашивать, сколько ему заплатили за эфир, кричали «Позор». В телеграмме люди написали, кто это, скинули их адреса Вконтакте. Я решил написать им, что они проститутки, потому что они не знают, кто есть кто. Им лишь бы быть у теплого места.


– А ты не понимал, что за это могут быть последствия? 

– В тот момент не понимал, во мне играли эмоции. Наверное, с моей стороны нужно было сделать все более филигранно, как-то по-другому написать, но в тот момент я посчитал, что слово «проститутки» является наиболее подходящим. 

– И больше, чем через месяц, тебя за это задержали. 

– Да, пришли в спортзал и задержали. Расскажу подробно, как все происходило. 10 июля около 12 часов мне позвонила девушка, сказала, что интересуется персональными тренировками, видела мой аккаунт в инстаграмме. Решила мне написать. Но она задавала такие вопросы, которые обычно не обсуждаются, когда есть интерес к тренировкам. 

Вопросы больше касались моего месторасположения, того, где находится зал. Я сказал, что перезвоню ей попозже, потому что занят. После этого написал другу сообщение, что, кажется, меня «палят». А уже минут через 20 в зал зашли двое, причем явно не заниматься: они были в туфлях, джинсах, рубашках. Ко мне подошел сотрудник зала и сказал, что за мной пришли из МВД, примерно шесть-семь человек. Причем некоторые были в масках. 

Я подошел на ресепшн, чтобы взять свой телефон и написать сообщение другу, что меня повязали. Сделал это, а уже потом на меня надели наручники. Один из сотрудников ГОБОПиКа представился, завел меня в тамбур, сказал, что сейчас мы поедем ко мне домой. 

Если все будет хорошо, я не буду сопротивляться, пойду им навстречу, то составят протокол и сегодня же состоится суд. В общем, поехали мы домой, сотрудники нашли двух понятых, представили мне бумагу, что обыск санкционирован. Осмотрели жилище, проверили компьютер, а после этого отвезли в ГУБОПиК, где составили протоколы в присутствии сотрудников РУВД. 

– Тебе сразу сказали, за что задержали? 

– Да, сразу же. И вскоре составили два протокола за оскорбление в сети. Я и не отрицал, что делал это. 

В тот же день состоялся суд, я даже не успел к нему подготовиться, найти какие-то доводы в свою пользу. Помню, как судья спрашивала девушку, в адрес которой я писал сообщение, оскорбляет ли ее слово «проститутка». Она ответила, что да, потому что это человек, который торгует своим телом за деньги, предоставляет его другим мужчинам. 

Я же от себя добавил, что проститутка – это не только девушка легкого поведения, но и человек, который торгует своими моральными принципами и ценностями в угоду каким-то поблажкам. 

– А что за девушка была в суде? 

– По-моему, ее зовут Вика Любомирова. Ее фамилия фигурировала в протоколе. Был еще протокол, где значился Владислав Дубицкий. Но он в суд не явился. 

– Судья вынесла моментальное решение? 

– Да, именно так. Присудил мне штраф в 20 базовых, это минимальная сумма. Честно скажу, я даже не хотел оспаривать. Заплатил и сразу же уехал из Беларуси. 

– Как семья реагировала на эти суды, разбирательства? 

– Крайне негативно. И инициатором нашего отъезда была как раз семья. Отец сказал, что все, уезжаем отсюда. Жена, конечно, спрашивала, зачем мне это надо было, куда я лез, зачем писал. Но когда проходили обыски в квартире, конечно, была на моей стороне. У меня есть еще маленький ребенок – шестимесячный сын – и он, на удивление, спокойно все воспринимал, даже не испугался. Думал, что гости приходили :). 

– Первый заместитель министра МВД Геннадий Казакевич потом прокомментировал твое поведение: «Разве это достойно грузинского мужчины?» 

– Спокойно отреагировал на эти слова, что они еще могут сказать. Еще удивляюсь, как мне не приписали какое-нибудь изнасилование или еще что-нибудь. Я фактически отделался только штрафом. 

*** 

– Твоя побывка в Беларуси получилась, мягко говоря, странной. Расскажи, когда и зачем ты сюда вообще приехал? 

– Как ты знаешь, я вообще гражданин Беларуси, родился тут. Это в интернете сейчас почему-то пишут, что я гражданин Грузии, приехал сюда и влез в конфликт. Нет, у меня белорусский паспорт, всю жизнь здесь прожил, только последний год живу и работаю в Грузии. Уехал оттуда, потому что из-за коронавируса там все закрыли, я уже не мог работать фитнес-тренером. 

Плюс жена рожала в Минске, здесь родители, которые могут помочь. Так вот, когда в марте в Грузии все закрылось, я вернулся в Беларусь, и с тех пор жил тут. Хотя изначально думал, что задержусь тут на две недели, именно на такой срок закрывали зал, в котором я работаю. Но потом что-то затянулось, закрылись границы, и я застрял в Минске. 

– В итоге ты угодил в неприятности, и даже 31-й день рождения (21 июня) отметил за решеткой. 

– Да, отмечал его в кругу новых друзей :). Задержали тогда за якобы участие в акции солидарности. 

– Та история вообще получилась странной. Задержали около цирка, а написали в протоколе, что все происходило около станции метро «Грушевка». 

– По этому поводу могу только критиковать суд, всю судебную систему. Человеку могут «пришить» все, что угодно, а ты потом ничего не докажешь. 

– Судья поверила свидетелям – сотрудникам ОМОНа. 

– Мой адвокат приводил примеры в мою пользу, привел доказательства, как все было на самом деле. И фактически указал на то, как прогнила судебная система в Беларуси. Но даже приведенные аргументы не спасли меня. К тому же я сам ничего не слышал. Во время заседания находился под стражей, была организована видеосвязь, но я ничего не видел и не слышал. 

Так что по рассказам друзей, которые находились в зале, понял, как все происходило. В окончательном решении все равно написали именно так, как есть в протоколе задержания: что я находился на проспекте Дзержинского, выкрикивал разные лозунги, оказывал сопротивление при задержании. 

– Почему, как думаешь, у нас выносят обвинительные решения, несмотря на многочисленные нестыковки в протоколах, показаниях? 

– Сложно сказать. Видно, все судьи подчиняются одному главарю :). 

– А вообще, по-твоему, почему в Беларуси происходит то, что мы видим: люди выходят на мирные акции, но их все равно задерживают? 

– Потому что один человек понимает, что если уйдет со своего поста, его ждут большие неприятности. Ты посмотри, сколько человек пропали за время его правления. Думаю, он понимает, что высшая мера наказания, которая есть в Беларуси, должна быть применена по отношению к нему. Вот он и запугивает людей этими задержаниями, чтобы все боялись. Но получается ведь наоборот. Народ это только злит, на улицу выходят все новые и новые люди, поддерживают альтернативных кандидатов.


*** 

– Давай вернемся к твоему первому задержанию и суду. После вынесения вердикта у тебя было время на обжалование? 

– Да, но, думаю, при нынешнем правительстве это не имеет никакого смысла. Мне адвокат говорил, что можно обжаловать, что стоит попробовать это сделать. Но я решил, что лучше заплачу, мне дали 20 базовых. Плюс я отсидел несколько суток. Меня задержали в пятницу, а так как суд работал в понедельник, то мне пришлось выходные провести в изоляторе временного содержания на Окрестина. 

– Расскажи, как вообще тебя задерживали у цирка, но якобы на проспекте Дзержинского. 

– Мы с приятелем договорились встретиться у Макдональдса на проспекте Независимости, у метро «Октябрьская». Хотели прогуляться по городу, посмотреть, что там творится. Тем более в то время как раз проходил пикет по сбору подписей на площади Якуба Коласа. 

Мы туда с приятелем пришли, увидели большое скопление людей. А потом заметили, как появился ОМОН, который и начал задерживать людей, заводить их в автозаки. Тянули всех: и прессу, и тех, кто собирал подписи. Мы поняли, что находиться тут небезопасно, поэтому медленным шагом пошли обратно, в сторону центра, видели, как люди выстраивались в цепочку вдоль проспекта. 

В районе площади Победы на мосту была толпа, подъехал ОМОН и просил всех расходиться. Люди послушались, все начали уходить. И мы с приятелем в том числе. ОМОНОвцы кричали всем, чтобы они шли быстрее, но делать это было невозможно, потому что тротуар узкий, а людей много. 

В какой-то момент я отвернулся, а потом увидел, что моего друга задерживают. С криками «Что вы делаете?» я побежал за ним. В итоге и меня взяли под руки и довели до микроавтобуса. 

– А ОМОНовцы в суде говорили, что поднимали тебя и несли. 

– Ага, а еще говорили, что я был в белой майке, хотя в тот момент был одет во все черное. Я самостоятельно зашел в микроавтобус, никто меня не заносил. И никакого сопротивления не оказывал, ничего не кричал, как говорят эти свидетели. 

– Людей в микроавтобусе было много? 

– Четверо. Нас повезли на проспект Дзержинского, и там пересадили в автозак. Там нас было трое в маленьком отсеке, довольно тесно. Доставили в РУВД, составили протокол, но я его не подписал, потому что там была написана откровенная чушь. Опять же, что кричал, оказывал сопротивление и так далее. 

– Не было угроз и давления за то, что ты не подписал? 

– На меня не давили, а вот остальным ребятам угрожали. Говорили, подписывайте, или вас уволят с работы. А также то, что если они не поставят свою подпись под протоколом, то их увезут на нары. Мне такого не говорили, но почему-то я тоже отправился на нары :). 

Знаешь, мне кажется, это произошло по одной причине. Сотрудники МВД подходили к каждому и задавали разные вопросы. У меня спросили, белорус ли я. Я ответил, что грузин, но являюсь гражданином Беларуси. После этого я увидел, что они реально не поняли моего ответа, поэтому добавил: «Если конь родился в коровнике, он не может быть коровой» :). 

Видимо, этот ответ милиционерам не понравился. Они приказали мне опустить руки по швам, грубили. В общем, я на нервы их подсадил. 


– В милиции были сотрудники, которые к задержанным относились более лояльно, интересовались самочувствием, предлагали какую-то помощь? Или с вами только жестко обращались? 

– Были молодые ребята, которые помогали составлять протоколы. Они подсказывали какие-то вещи задержанным, что-то советовали. Но таких людей было всего пару человек, остальные жестили.

– Почему ты после того, как выпустили, не решился уехать из Беларуси? 

– Думал, что все на этом закончилось. Заплатил штраф – и можно забыть. А потом, как я уже говорил, меня задержали за оскорбления в сети, которые я писал еще раньше. Нашли еще к чему прицепиться. 

– Как отметил день рождения в камере? 

– В принципе, неплохо :). Много писем получил с поздравлениями, даже незнакомые мне люди писали. Поздравили и те, с кем я сидел. Сели и чая попили. Такой день рождения я запомню надолго.


*** 

– Сейчас ты находишься за пределами Беларуси. А желания вернуться нет? 

– При нынешней власти, наверное, не сделаю этого. 

– Ты веришь, что она поменяется? 

– Думаю, есть на это большой шанс. Та власть, которую проповедует Лукашенко, давно себя изжила. Люди не могут постоянно жить в страхе, угнетении, под давлением. Но Лукашенко за свою власть все равно будет держаться до последнего. 

– Кто, по-твоему, сейчас может сменить его? 

– Хотелось бы, конечно, чтобы Виктор Бабарико был у власти, есть к нему большая симпатия и доверие. Но так как его отстранили, то даже не знаю, кто может стать президентом. Потому что, если честно, из нынешних кандидатов я никого не вижу в роли президента. Моя симпатия на стороне Бабарико. Я и подпись за него ставил, а также за Тихановскую. 

– Так она еще в числе кандидатов. 

– Скажем так, подпись за нее я ставил больше потому, что тоже выражаю протест тому, что происходит сейчас в стране. 

– Недавно Светлана Тихановская проводила встречу с избирателями в Минске, в парке Дружбы народов собралось около 10 тысяч человек. 

– Думаю, это колоссальное количество людей. И то, что собралось в разы больше людей, чем приходит на встречи с Лукашенко, говорит об очень многом. Да и очевидно, что на пикеты в поддержку Лукашенко людей гонят из-под палки. Поэтому в рейтинг президента в три процента я тоже верю. 

*** 

– Какие у тебя дальнейшие планы? 

– Наверное, скоро уеду в Грузию, буду там работать. Потихоньку страна возвращается к прежнему режиму. 

– Мы с тобой сейчас разговариваем, а на твоей аватарке я вижу сильного мускулистого мужчину. Почему ты не оказывал сопротивление ОМОНу, кода тебя задерживали? Не хотел этого делать? 

– У меня есть друзья среди ОМОНовцев, и поэтому я знаю, как нужно вести себя при задержании. Да и, как бы ни было, сотрудников правопорядка было немало, а я – один. Я же не Чак Норрис, не супергерой, поэтому и не сопротивлялся, сам спокойно дошел до микроавтобуса. В противном случае только ухудшил бы свое положение. 

– Что твои друзья из ОМОНа говорят о нынешних событиях в Беларуси? 

– Честно говоря, я с ними редко пересекаюсь, и на такие темы вообще не разговариваю. Думаю, их тоже выводят на улицы, они задерживают людей. 

– Нынешние события как-то повлияли на твое мировоззрение, на отношение к стране, белорусам? 

– Определенно. Раньше я вообще не интересовался политикой, есть Лукашенко – и ладно. Но за последние месяцы очень сильно поменялась моя позиция. Увидел, какое отношение со стороны действующей власти к коронавирусу и людям, которые умирали от него. Это тоже сыграло свою роль. 

А еще я увидел, что белорусы все-таки могут быть сплоченными, могут действовать решительно. И то, что раньше говорили, будто они терпилы, ни рыба ни мясо – я увидел, что это совсем не так.

– Как думаешь, 9 августа будут какие-то изменения? 

– Думаю, нет. Лукашенко сделает все возможное, чтобы остаться у власти. 

Кстати, у меня есть знакомые, которые живут в Украине. И они рассказывают, что в их стране активно мусолят тему, якобы Лукашенко уже сдался России. То есть Россия поможет выиграть ему выборы, а он взамен согласится на интеграцию. 

– Ты понимаешь, что это интервью может на тебе как-то сказаться? И если вернешься в Беларусь, то снова могут задержать. 

– Конечно, понимаю. Даже не сомневаюсь, что такое может произойти. Поэтому и говорю, что при нынешней власти в Беларусь не вернусь. 

– Кстати, у нас сейчас многие спортсмены жестко высказываются в отношении действующей власти, не стесняются своего мнения. Как думаешь, что ими движет? 

– Честно говоря, я слышал только мнения Гуркова и Арямнова. Думаю, ими движет то же самое, что и всеми людьми – желание перемен. 


– Бронзовый призер Олимпиады-2008, толкательница ядра Надежда Остапчук не раз жестко проходилась по президенту. 

– Она адекватный человек, и она заслуживает лучшего, чем есть сейчас. Я знаю многих ребят, среди них есть и мои друзья, которые добились больших высот в спорте. И знаю, что они живут чуть ли не в нищете, вынуждены работать тренерами за небольшие деньги. 

Думаю, каждый белорус заслуживает лучшего отношения со стороны власти, лучшей жизни. Сколько можно бояться?!

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...