АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

«Думаю, клуб движется не в ту сторону». Игорь Гуринович о ФК «Динамо-Минск»

Быстрый, техничный, забивной форвард минского «Динамо» стал чемпионом СССР в 1982-м и бронзовым призером в 1983-м. Сейчас ему 60 лет, он тренер-селекционер ФК «Торпедо-БелАЗ», и цели у него другие. В беседе с корреспондентом агентства «Минск-Новости» Игорь Гуринович рассказал, почему он не любит футбольных агентов, а минское «Динамо» на редкость блекло выглядит в последние годы.

«Думаю, клуб движется не в ту сторону». Игорь Гуринович о ФК «Динамо-Минск»

С Пунтусом тренировались у Мустыгина

— Игорь, с главным тренером жодинского футбольного клуба Юрием Пунтусом дружишь с детства?

— Мы тренировались в одной группе у Михаила Мустыгина в ДЮСШ, очень плотно пересекались. Потом наши пути разошлись. Я попал в «Динамо», Юра подался на свои хлеба. Он хотел со мной сотрудничать еще в «Белшине», но тогда что-то не сложилось. И вот вернулись к этому вопросу, когда его пригласили в «Торпедо-БелАЗ».

— Ты в своем нынешнем качестве антагонист футбольных агентов?

— У нас диаметрально противоположные позиции. Для них главное — бизнес, для меня — спортивная составляющая. Не говорю обо всех, но многие агенты, которые делают деньги, не понимают, куда пристраивают игрока, для чего, есть ли у него будущее. Лишь бы урвать для себя побольше здесь и сейчас. Я с такими не сотрудничаю.

— Позади большая часть первого круга чемпионата Беларуси, но к единому мнению, стоило ли вообще его проводить с учетом пандемии, так и не пришли. В вашей команде несколько человек под подозрением, что у них коронавирус?

— Скажем так, под подозрением. Но вроде бы всерьез никто не заболел. А проводить чемпионат или нет, решало руководство федерации. Футбол — наша работа, всем нужно кормить семьи.

— Бордачев, Хачатурян, Афанасьев, Бушма и другие — костяк коллектива составляют опытные, но возрастные мастера. А как с подрастающей сменой?

— Руководство клуба поставило на сезон конкретную задачу — попасть в тройку призеров. Плюс лимит легионеров, обязаловка, когда на поле должны выходить не менее пяти белорусов. Понятно, что у главного тренера есть свое видение, какие игроки ему нужны для этих задач. Пришлось обратить внимание и опираться на более опытных. Хотя у нас есть способные молодые ребята. Просто им необходимо время, чтобы адаптироваться к требованиям высшей лиги.

В ЦИТО лежал с Мхитаряном

— Твоя карьера футболиста сложилась бы удачнее, если бы в Минске не получил травму в матче с одесским «Черноморцем» в сентябре 1983-го?

— Безусловно. Причем «Черноморца» мы уверенно переигрывали, Арзамасцев хотел меня поберечь. Но я мог стать лучшим бомбардиром чемпионата СССР, отставая на гол от Юрия Гаврилова, очень хотел обойти спартаковца и попросил тренера повременить с заменой. Ну и сломался во втором тайме.

— Кто-то поспособствовал?

— Нет. Мне еще в предыдущем матче досталось, ногу обожгло, будто кипятком. Было очень больно, но я разбегался, а трещина, видимо, осталась. В игре с одесситами, когда уходил от защитника, что-то хрустнуло. В больнице мне сделали снимок, обнаружили посттравматический перелом, наложили гипс.

— Сколько восстанавливался?

— Месяц в гипсе, потом пробежки, кроссы. Но не долечился и еще три раза потом ломал ногу, пока не поехал в ЦИТО к профессору Миронову. Он сделал мне операцию. Кстати, лежал в одной палате с Гамлетом Мхитаряном из «Арарата», отцом нынешнего лидера сборной Армении.


— После «Динамо» ты выступал за другие команды, в том числе зарубежные, но доигрывал на родине.

— Да, в минской «Атаке-Ауре». Убежал от действительности, получается. Ничего другого не умел, а семью и детей нужно кормить. Поэтому, закусив удила, продолжал играть лет до 36. Расставание с зеленым газоном было болезненным, но мы пообщались с Яшей Шапиро, я понял, что он хочет строить новую команду, и ушел.

— Потом долго оставался без дела?

— Около года. Помогли друзья, вложились в новый бизнес, связанный с перевозками и туризмом, чтобы у меня была работа. Но когда занимаешься нелюбимым делом, рано или поздно хочется уйти. И я пошел на тренерские курсы и перезагрузился. Получил категорию «А» и вернулся в футбол.


— Перезагрузка получилась и в семейной жизни? В 57 лет ты в четвертый раз стал отцом, но с новой женой…

— Да, так сложилось. Первой супруге я за все благодарен, два наших сына и дочка давно взрослые. А с нынешней мы вместе около 15 лет, Максиму в апреле исполнилось 3 годика.

— По мячу бьет?

— Еще как!

— А ты сам?

— С носочка! Иногда выйду с ребятами на поляну, побалуюсь с мячом себе в удовольствие. Но серьезно не играю. Новые травмы мне не нужны.

С Марадоной сражался в Токио

— А вот твое родное минское «Динамо» на редкость блекло выглядит в последние годы, из флагмана превратившись в середняка высшей лиги.

— Думаю, клуб движется не в ту сторону, начиная с топ-менеджмента и заканчивая игроками. Для Беларуси минское «Динамо» — бренд, как киевское для Украины. Но на сегодня команду просто угробили.

— Может, к падению подтолкнуло позорное и подозрительное поражение 1:8 в Питере от «Зенита» в квалификации Лиги Европы после домашней победы 4:0?

— Падение — процесс не одномоментный, на дно опускаются на протяжении какого-то времени. Тогдашний хозяин «Динамо» Юрий Чиж вкладывал в клуб свои деньги, но не все получалось. Рядом не оказалось человека, который бы подсказывал, где правильно поставить запятую во фразе «казнить нельзя помиловать».


— Имеешь в виду кого-то из спортивных директоров?

— Да, и тренеров тоже. Фамилии опустим, те, кто следит за командой, поймут, о ком идет речь. Что касается странного матча в Питере, мне трудно поверить, что он был договорным. Но если игру все же сдавали, то запятую Чижу требовалось ставить в нужном месте сразу после ее окончания.

— А ведь когда-то команда гремела на весь Союз, выиграла в 1982-м чемпионат страны. К слову, медалей у тебя к тому времени и без того хватало.

— Да, в 18 лет в составе сборной Союза я стал чемпионом Европы среди юношей, в 20 — среди молодежи, в 1979-м мы были вторыми на юниорском чемпионате мира.

— Уступив в финале в Токио Аргентине с Марадоной на острие атаки?

— Да, его признали лучшим игроком турнира. Не менее яркое впечатление производил и самый меткий бомбардир Рамон Диас, потом попавший в «Наполи». А тренировал аргентинцев Луис Менотти. А для меня чемпионат в Японии стал серьезным испытанием. Перед его началом воспалилась задняя поверхность бедра, фактически я играл на уколах. Плюс жара. Так что «серебром» остался очень доволен.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...