Мечтала о взлете: Вера Лапко приостановила карьеру из-за подорванного иммунитета

Четвертая ракетка Беларуси Вера Лапко начинала год, располагаясь на 63-м месте в мировом рейтинге, и планировала как минимум ворваться в топ-50, однако в мае покинула «сотку» и после Уимблдона приостановила карьеру.

Мечтала о взлете: Вера Лапко приостановила карьеру из-за подорванного иммунитета
В интервью TUT.BY 20-летняя теннисистка рассказала о слабом иммунитете и травме колена, поражении от Вики Азаренко на глазах у других сборниц, расставании с тренером и необходимости перезарядиться.

«Не была готова физически выдержать темп Вики Азаренко, а она могла играть до посинения»

— Год назад на турнире в Чарльстоне ты снялась в матче против Михаэлы Бузарнеску из-за травмы левого колена. Это боли в нем беспокоят тебя сейчас?

— Да. После Чарльстона в 2018-м я поехала в Лугано. Было тяжело, хотя мне рекомендовали не играть. Но я играла, так как добивалась результатов. Мы надеялись на успешное выступление и в этом сезоне. Я усиленно готовилась в предсезонку, но, к сожалению, подвел иммунитет. Дважды переболела в межсезонье, потом заболела перед открытым чемпионатом Австралии и перед матчем за сборную. Не понимала, что за напасть и почему так часто меня подводит здоровье.

Положение Веры Лапко в рейтинге WTA:

Январь 2018 года — 134-е место
Май 2018 года — 78-е место
Август 2018 года — 66-е место
Февраль 2019 года — 60-е место
Май 2019 года — 102-е место
Август 2019 года — 135-е место

Болел и мой тренер Владимир Крук. Он пережил операцию по удалению кисты из подбородка. Мы оба оказались деморализованы, сил не было никаких. Вроде бы и хотелось продолжить расти профессионально и продвигаться в рейтинге, а тут такие проблемы из ниоткуда. Я переживала за Владимира, который лишь недавно поправился. Думаю, отчасти на нервной почве, а также потому что в предсезонку мне дали чрезмерно большую нагрузку, организм не справился. Четыре недели назад снова переболела…

— Простуда?

— Да.

— То есть причины, по которым ты решила приостановить карьеру, — это повысить иммунитет и вместе с тем подлечить колено?

— Простуда — просто последняя капля. Чем-то объяснить ее нельзя. Я вернулась домой после Уимблдона и слегла. А ведь планировала поехать на турнир в Юрмалу, потом сыграть на US Open…

— Давай вернемся к твоим результатам в 2019-м: ни одной победы на турнирах серии «Премьер» и выше. Это что?

— Сколько я таких турниров сыграла?

— Девять.

— Скажем, в матче первого круга на турнире Индиан-Уэллсе я не была готова физически выдержать темп Вики Азаренко, а она могла играть до посинения.


— На этом матче собралась вся сборная. Арина сидела на одной из верхних трибун, а Саша Саснович и Лида Морозова — на противоположной стороне стадиона.

— С кем-то из команды мы даже обсудили нашу игру с Викой до ее начала, но о присутствии девчонок на матче не знала до тех пор, пока он не завершился.

— Было ли соперничество двух игроков сборной принципиальным?

— Знаешь, у всех нас особенные взаимоотношения, что идет с детства. Дух соперничества поддерживался тренерами, откладывался на подкорке. Нас постоянно сравнивали и выясняли, кто лучше. Это характерная черта белорусского тенниса.

— Возможно, всего белорусского спорта. Лишь недавно в хоккее и футболе решили не зацикливаться на результатах детских команд.

— Это правильно! Не стоит вдалбливать ребенку, что он должен выигрывать всегда и везде. Мои тренеры этим не грешили, но соперниц растили именно так, что оказывало давление и на меня.

Возвращаясь к матчам на топ-турнирах, отмечу, что в Майами у меня был шанс перевернуть игру в поединке против Ализе Корне после победы на тай-брейке во втором сете. К сожалению, из-за дождя мы не смогли завершить матч в тот же день, а на следующий я вышла на корт опустошенной и ничего не смогла показать. Что там еще было? В Мадрид тоже приехала заболевшей.

«Нет моральных сил, чтобы оставаться в сезоне. Пью таблетки, а иммунитет все равно слабый»

— Расскажи про поражение в первом раунде «Ролан Гаррос» от 16-летней француженки Дианы Парри из пятой сотни рейтинга WTA

— Это вообще ужас! Там уже все… Помню, один из моих фанатов бросил ссылку на мою страничку в «Википедии», где написали, что после проигрыша этой девочке я завершила карьеру. Примерно такое настроение у меня и было. Не знаю, что сказать об этом матче. Честно говоря, мне становится плохо, когда перебираю воспоминания о нем.

Кстати, в 2019-м в Лугано я вновь сыграла в четвертьфинале. Спокойно могла выйти в полуфинал.

— Но уступила молодой польке Иге Швёнтек — 6:4, 4:6, 1:6.

— Да. Казалось, что нахожу выход из ситуации, но… заболела. Это как крепкая пощечина! Неприятно. А после игр на траве вернулась боль в левом колене. Провели обследование и увидели, что никакого прогресса после прошлогоднего курса физиотерапии нет. Наблюдается отложение солей — тендинит.

С моим графиком выступлений не было времени на восстановление, а играть в полную силу я все равно не могла.


— А раз так, то нет смысла продолжать, ведь очки ты все равно не набираешь.

— Да, не набираю. Нет моральных сил, чтобы оставаться в сезоне. Пью таблетки, а иммунитет все равно слабый. Выходы на корт оборачивались мучениями. Не понимала, для чего тренируюсь, когда все валилось из рук. Вот и решила, что надо остановиться и прийти в себя.

— Может, опыт Эшли Барти или кого-то другого в туре тебя вдохновляет?

— Пожалуй, именно Эшли с ее возвращением в тур и приходом к званию первой ракетки мира после отлучки на игру в крикет заставил меня поверить в то, что…

— …приостановить карьеру — не приговор.

— Именно. У меня тоже пропал интерес к теннису. Трудно получать удовольствие от игры, когда температуришь и не можешь побеждать.

Сейчас я в Минске больше месяца. Не помню, чтобы летом я так долго находилась дома. Провожу время в компании брата, мамы и друзей. У меня была мечта купить квартиру, и сейчас я ее покупаю. Занимаюсь здоровьем. То есть всеми теми делами, на которые меня не хватало. 

По прошествии месяца мне гораздо лучше, чем в первой половине сезона, когда я играла. Для меня теперь самое главное — чувствовать себя счастливой. Ради чего мы еще живем? Чтобы быть счастливыми и здоровыми. Чтобы поддерживать близких людей и заботиться о них.

— Ты рассталась с тренером: насовсем или на тот период, пока не наберешь кондиции?

— Мы оба понимали, что пока у меня нет никаких целей в теннисе. Главное для меня — восстановиться, подзарядить батарейки. А вот у Владимира есть желание работать. Мы говорили об этом на Уимблдоне, и там же он нашел себе нового игрока. Случайно вышло.

Мы тренировались с этой девочкой. Ее мама жаловалась: «Вот, мы не можем найти тренера! Попадаются только проблемные». А Вова ей отвечает: «Я сейчас свободен. Мы с Верой играем последний турнир». За неделю, что мы были на Уимблдоне, они договорились о сотрудничестве. Скоро Вова полетит с новым игроком на турнир, и вы узнаете, с кем он теперь работает.


— Это не белоруска?

— Нет.

— Что ж, здорово, что белорусские тренеры востребованы за рубежом.

— Думаю, что Вову ждет очень хорошее будущее. Уверена в нем больше, чем в себе.

— Как выглядит твой план по восстановлению?

— План есть, но пока я не следую ему. Нужно завершить дела личного характера. В остальное время стараюсь ничем не заниматься, чтобы соскучиться по тренировкам. По-другому, видимо, не могло быть. Прежде чем сделать следующий шаг, необходимо поправить здоровье.

— Когда вернешься в тур?

— Не могу сказать. Надеюсь сама скоро это узнать. Но я точно не сыграю до конца года, и, возможно, в начале 2020-го ситуация прояснится.

Поделиться




Загрузка...
Загрузка...