Андрей Арямнов: В Беларуси модно быть не спортсменом, а лизоблюдом

Имя Андрея Арямнова наверняка известно даже тем, кто далек от спорта. Золото Игр Пекина-2008 в тяжелой атлетике, последовавшая за ним череда прегрешений, связанных с несоблюдением режима, лишение прав, а вместе с ними и олимпийской стипендии, завершение карьеры, а сейчас — небезуспешные попытки вернуться на помост: в апреле на чемпионате Европы Арямнов завоевал серебряную медаль.

Андрей Арямнов: В Беларуси модно быть не спортсменом, а лизоблюдом
За одиннадцать лет борисовчанин дал свыше десятка громких интервью. От него справедливо доставалось очень многим: тренерам, чиновникам, журналистам. Однако ошибочно думать, что с Андреем увлекательно говорить только на тему штанги. В этом интервью вы узнаете его совершенно с иной стороны…

— Андрей, ваши корни с Урала. Что вам о нем рассказывали родители?

— Раньше туда приезжал часто. Много детских воспоминаний, там жили бабушка и дедушка по линии матери. До сих пор остается много родни, с которой общаюсь. Был на Урале в прошлом году: удалось приехать на семинар в Екатеринбург, благодаря чему увидеться с большинством родственников. Заехал в гости, покушал уральских пельменей.
Там невероятно красивая сибирская природа. Растет земляника, которая по размеру больше нашей клубники. Интересного очень много, о чем можно рассказывать часами. В общем, я туда езжу и буду ездить. Это родные мне места, они постоянно снятся, туда тянет.

— Тем не менее ваше детство прошло в Борисове. Что это был за город? Правда ли, что ему были присущи все те соблазны, что и другим в 1990-е и начале 2000-х: алкоголь, наркотики?

— Это было тяжелое время для всего постсоветского пространства. Развал СССР всюду сопровождали нищета и бедность. И то, что я попал в тяжелую атлетику, оградило меня от многих соблазнов. Просто не познакомился рано со многими вещами, которые могли бы меня испортить или даже психически надломить. Время было тяжелым, но я рос в религиозной семье. Как говорится, Бог не дал оказаться в каких-то ненужных местах в ненужное время.

— Среди ваших знакомых и друзей есть те, кто находились или находятся в местах лишения свободы?

— У меня отсидели процентов 80 знакомых. Сидели почти все и за всё подряд. Как проще всего успокоить толпу? Сделать так, чтобы у нее не просыпалась своя объединяющая идея и мощная энергия. Вот в рамках успокоения толпы государству приходилось немало сажать людей в тюрьму. Впрочем, думаю, так происходит во всем мире.

— В нашей стране за хранение и распространение наркотиков предусмотрены крайне суровые сроки. Как к этому относитесь?

— Эта беда не миновала моих знакомых и друзей. Конечно же, наркотики — страшная вещь, которую надо запрещать и не давать распространения в широкие массы. Наркотики — бесспорно, большое горе любого народа. Но! Должна быть разница между тем человеком, которые продает запрещенные вещества в больших количествах, убивает и развращает население, и тем, для кого это просто баловство, кто ввязался сюда "по незнанке", му просто кто-то где-то предложил.
Из-за незначительной ошибки можно потерять все детство и всю молодость. После этого многие уже не выкарабкиваются, остаются, что называется, в этой семье уголовников. Ведь есть каста людей, которые сидели и сидят, у них свои тюремные понятия, специфическая лексика. Мало кто приходит тем же самым человеком. Прежними не возвращаются. Из-за этого многие друзья потеряны безвозвратно, перестал с ними общаться, просто потому, что это уже не интересно. Если у человека стабильная психика, его сломать труднее. Но основная часть — уже совершенно другие люди.

Поэтому считаю, что за мелкие шалости нужно снизить сроки. Или хотя бы активнее предупреждать и воспитывать население. Если взять обычную марихуану, она растет у нас везде! Можно выйти в поле — найти ее и получить срок. Кто же виноват, что она растет всюду?

— В Западной Европе можно сесть за руль, выпив бокал вина. Что об этом думаете?

— Естественно, какие-то допущения, поблажки должны быть, если ты не рецидивист. Тем более населением руководит государство. И государство несет ответственность за социум, в котором колоссальное количество пьющего населения. Беларусь — одна из самых выпивающих стран на Земле. Неспроста, значит. Чем-то это обусловлено, верно? Надо менять ситуацию в корне, а не наказывать людей, которые зависят от обстоятельств, сложившихся в стране.

— Андрей, после Олимпиады в Пекине с вашей стороны был ряд прегрешений, связанных с употреблением алкоголя. Сейчас, когда вы проработали тренером три года, отношение к вам в этой связи иное со стороны родителей тренировавшихся у вас детей?

— Я был педагогом в детско-юношеской школе олимпийского резерва. И знаете, сейчас дети вообще не хотят тренироваться. Нет заинтересованности в том, чтобы заниматься спортом. Спортсменом быть нынче не модно — модно быть бизнесменом. У нас чересчур большая разница в доходах между начальством и простыми рабочими. На государственных предприятиях зарабатывают совсем мало. Сколько бы ни говорили чиновники про зарплату в тысячу долларов, это, безусловно, не так. А основная часть населения работает на государство и поэтому имеет маленький доход. Спорт дает знаменитость, а людям главное, чтобы шуршали в кармане бабки. Тем более дети видят, сколько получает тренеры, как выглядят и во что одеваются. И детям не хочется быть на них похожими.

Вдобавок не понятно, станешь ли ты через десять лет спортсменом высокого уровня или нет. Бывают, спортсменами просто рождаются, а не становятся. А некоторые просто идут в спорт, чтобы сформироваться как лидер, как личность. Хотя дети сейчас разбалованные. Оттого и не модно быть спортсменом. Лучше быть лизоблюдом или, как я их называю, "шершавоязычником". Вряд ли здесь кто-то может со мной поспорить и станет утверждать, что все не так.

— Вы сами уже отец, причем дочери школьного возраста. Принимаете ли вы участие в ее воспитании, ходите ли на родительские собрания? Знает ли она, кто ее отец?

— Увы, мне нечасто приходится присутствовать на родительских собраниях. Хотя стараюсь, как могу. Могу забрать ребенка со школы, знаю ее преподавателя, ребят, с которыми она учится. Я очень внимательный человек. Думаю, учитель моей дочери даже не подозревает, как много я знаю обо всех процессах, которые происходят в школе. Хотя она лишь заканчивает первый класс.

Правда, постоянно находясь на сборах, больше стараюсь доверять супруге. Мы с ней находим понимание в вопросе воспитания ребенка. Приоритет в том, чтобы ребенок рос хорошим человеком. Был не слишком жадным, не задирал нос оттого, что у него знаменитые родители. Ведь, когда называют фамилию, многие обращают на нее внимание. Дочка не может этого не видеть.



— Вы настаиваете, что к заслуженным спортсменам в нашей стране относятся не очень хорошо, не оценивают их по заслугам. Тем не менее в США за олимпийские медали не платят вовсе…

— Мне обидно вот что: спортсмен, какого бы статуса он ни был, может получать даже меньше рядового сотрудника завода. У нас он приравнен к обычному рабочему, что, разумеется, расстраивает. Хотя день в спорте порой идет за три, а то и за десять. Спорт требует концентрации усилий и отнимает очень много жизненной энергии, поэтому логично, что должен оплачиваться чуть лучше, чем труд человека, который… Допустим, возьмем грузчика. Тот тоннаж, который я поднимаю на тренировке, если пересчитать на разгрузку вагонов, соответствует 18-20 зарплатам грузчика. Я один могу разгрузить 50 тонн, тружусь, как самосвал, а зарабатываю как обычный грузчик.

И второе. Когда ты уходишь из спорта, у тебя нет страховки. Ты фактически начинаешь жизнь заново, как простой студент. Я после того, как стал олимпийским чемпионом, пошел в тренеры самого низкого эшелона.

Необходимо пересмотреть подход и отношение к спортсменам — особенно к профессионалам высокого уровня, которые приносят в страну медали. Они должны получать как военные самых высших чинов. И это минимум! Надеюсь, это все исправится. И хотя бы тем олимпийцам, что привозят награды, окажут помощь в виде какой-то пожизненной стипендии. Даже в России, кажется, они получают всю жизнь порядка 500 долларов.

Что касается зарплат в других странах. Да, в США действительно не платят. Но там гораздо лучше развита спонсорская деятельность, присутствуют доходы от рекламы. Там атлету легко самого себя продать. Плюс, насколько знаю, на Западе, если бизнесмен помогает спортсмену, он платит налоги в меньшем объеме. В Беларуси же, если хочешь быть спонсором, можешь спонсировать исключительно НОК. Будучи меценатом, ты не можешь адресно помочь именно Арямнову. Ты даешь олимпийскому комитету, а тот уже распоряжается так, как посчитает нужным: поможет спортсмену или заберет себе.

Как бы я хотел, чтобы было? У нас с большего все нормально, но надо больше внимания уделять нуждам и желаниям каждого заслуженного спортсмена. Не думаю, что олимпийских чемпионов у нас очень много, чтобы решить с ними финансовый вопрос. Даже сейчас, когда я завязал со штангой, дети смотрели не просто как на тренера, а как на олимпийского чемпиона. И когда спрашивают, зачем этот спорт нужен, у меня реально нет аргументов, чтобы объяснить.

— В одном из выпусков своего ютуб-блога вы подвергли критике названия улиц в Беларуси, что они носят имена не тех, кого надо бы. Приведите примеры. И в чью честь вы предложили их переименовать?

— От советской эпохи осталось много неактуальных названий. Жилплощадь в Борисове у меня находится на улице 30 лет ВЛКСМ. Многие даже не в курсе, что это такое!

Страна должна прославлять тех людей, которые развивают ее: инженеров, конструкторов, работников науки и медицины. Их именами нужно называть улицы, и это стимулировало бы народ на свершения. А сейчас разрастаются города, и до сих пор возникает какая-нибудь Пантелеевка.

Проблема в том, что у нас никому ничего не надо. У тебя есть задача занять место в кресле — и ты делаешь ровно то и только для того, чтобы обеспечить себе благосостояние. В душе у белорусов нет желания прославить, поднять страну. Очень мало настоящих патриотов, и особенно — в высоких кабинетах. Взять меня, когда работал тренером. Большие начальники зачастую не понимают, с кем разговаривают: сначала с олимпийским чемпионом, а уже потом с тренером. И они, бывало, такие непрофессиональные вещи выдавали… Мол, я тебе ничего не дам, а будешь выпендриваться — будет еще хуже. На местах люди порой не понимают, где они работают. Не понимают, в чем заключается задача их должности. Самое главное — чтобы был порядок, и все молчали. Вот это национальная белорусская черта, губящая страну, — жадные и несправедливые руководители. Не люблю с такими разговаривать. А если сильно надо, могу дать такому мужику в морду.

— Уточню: вы живете на улице 30 лет ВЛКСМ. Чьим именем, на ваш взгляд, уместно было бы ее назвать?

— На ней живет помещик, который построил борисовскую библиотеку. Вы считаете, что некрасиво бы звучала улица Колодеева? Тем более он внес немалый вклад в процветание нашего небольшого, но развивающегося города.

Ну ладно, есть названия, к которым люди привыкли. Если их переименовывать, начнется большая волокита с бумагами, паспортами. Но хотя бы новые улицы! Надо ставить вопрос на рассмотрение, а всем до лампочки. Если увидишь в детстве, что, скажем, соседу сделали монументальную наклейку — родился в этом доме такой-то герой-летчик, — есть смысл завидовать и стимул становиться лучше. Каждый захочет стать человеком, чьей фамилией назовут проспект, фонтан или хотя бы что-нибудь.

— В шутку или всерьез, но вы сказали, что являетесь героем нашей страны. Знаете ли, сколько человек и кто удостоен в Беларуси этой награды?

— Скажу честно, имен Героев Беларуси не знаю. И без понятия, за что можно заслужить это звание. Почему, кстати, мы не знаем, как можно заслужить эту звезду? В Великую Отечественную войну все было понятно: сбил несколько самолетов — получил.

Да, я действительно Герой этой страны. Потому что думаю о ней, хочу, чтобы она процветала. Как бы ни было тяжело, из нее не уеду (хотя возможности были), здесь мои дети и родители, здесь все, что у меня есть. Я белорус и настоящий патриот своей земли. Мои правнуки будут жить в мощной развивающейся державе, буду делать для этого все. 

— Не раз в интервью, в том числе и сегодня, вы критиковали чиновников, которые удалены от проблем народа. В чем проблема: назначаются не те люди или компетентных у нас попросту нет?

— Причина в том, что серьезно упал уровень образования. Можно стать педагогом, будучи неграмотным. Учитель русского языка пишет с ошибками! А почему уровень образования упал? Потому что снизилась ценность педагога, оплата его труда. Все, кто немного соображают, нашли себе другую работу. Остались те, кому хватает скромного заработка. Глупые необразованные люди становятся чиновниками.

— Вы производите впечатление человека, не желающего мириться с такой действительностью. Кажется, что прямая дорога во власть, куда подались бывшие спортсмены вроде Вадима Девятовского или Александра Богдановича…

— В политику из-за ревностных взглядов мне дорога пока абсолютно закрыта. Кстати, именно те, кто пытается быть политиком, идет туда не затем, чтобы делать страну лучше, а чтобы делать себе жизнь лучше. Чтобы это изменить, мне надо немного позаниматься своим любимым делом. Возможно, произойдут изменения к лучшему. Я пока хочу со стороны изучить всю нашу политику, понять, что можно поменять, а чего нельзя. Если захочу, политиком стану, но на данный момент я действующий спортсмен, у которого впереди Олимпийские игры. И я хочу там выиграть.

— Известная история: когда БАТЭ принимал один из матчей Лиги чемпионов на "Борисов-Арене", вы стояли в очереди за билетом. И когда об этом узнал уже покойный Анатолий Капский, он обиделся, что вы ему не позвонили. Постеснялись обратиться?

— Такое на самом деле было. Кстати, мне тогда не хватило билета. Но те люди, которые смогли взять больше, выручили меня и дали парочку. Я смог попасть на футбол. Хотя, когда пришел на стадион, увидел истинных болельщиков и передарил билеты им. Потому что понял: я не настолько увлекаюсь футболом, как те люди, которые искренне хотели попасть на ту игру. Можно было бы, конечно, позвонить Анатолию Капскому. Но я банально не знал его номера телефона.

— "Рожденные ползать, летать не смогут" — некогда вы так высказались о хоккеистах и хоккее, которому уделяется слишком большое внимание у нас в стране. Сейчас, спустя десять с лишним лет, у вас отношение к ним поменялось?

— Тогда был молод. Плюс эта фраза была вырвана из контекста. Объясню, почему я так сказал. Тяжелая атлетика — исконно советский и белорусский вид спорта. У нас есть Курлович, Шарий, Тараненко. Последний до сих пор находится в Книге рекордов Гинесса. Надо заниматься теми видами спорта, которые у нас развиты, а не лезть туда, где мы не сильны. Надо начать со штанги, а потом уже заниматься развитием другого. Мне не нравится, что из-за этих, популярных в мире, видов спорта мой не на коне. Чуточку завидно и обидно, отчего и допускаю порой резкие слова. Тем более тогда мне было 20 лет. Помните, какую шутку я еще тогда допустил? "Александр Григорьевич подарил Максиму Мирному пистолет, чтобы тот застрелился". Звучало жестко, однако тоже вырвано из контекста. Хотя я все равно за это извиняюсь. Вовремя, к сожалению, этого не сделал, потому что так и не встретился с Мирным.


— Вы не присутствовали на недавней встрече президента с тяжелоатлетической командой. А встречались ли с ним когда-нибудь вообще?

— До и после Игр в Пекине. Александр Григорьевич производит впечатление нормального здорового крепкого мужчины, здравомыслящего человека. Тем более другой так долго не сможет руководить страной.

А почему бы не попал на встречу… Такой прием был организован впервые после чемпионатов Европы. Вообще, круто, что Лукашенко обратил внимание на наш вид спорта. Плохо, конечно, что мы не съездили к нему в гости и не покосили траву, не перекусили чего-нибудь с президентского стола. Впрочем, может, все это и было?
Что касается меня… Просто экстренно требовалось отдохнуть, чтобы потом готовиться к Олимпиаде. Между Европой и "миром" слишком короткий срок, надо было съездить на море. Я уже в таком возрасте, что без отдыха нельзя. Кстати, я пытался попасть на встречу. Даже переносил вылет, покупал другие билеты, но и встреча была перенесена. Понял, что не могу себе позволить еще один билет. Мои призовые за серебро на чемпионате Европы только покрывают эту обычную поездку. На Египет потратил 3000 долларов, а получу 3200 компенсации за второе место. И как жить, когда не платят нормальные деньги?

— Глава государства как-то сказал: наши спортсмены должны побеждать так, чтобы быть сильнее всех на голову. В частности, боксеры — нокаутировать соперников. Как к этому относитесь?

— Чтобы белорусы были всех на голову выше, наша медицина должна на голову быть выше всей планеты. Должны быть профессионалы от самого низа до глав Минспорта и НОКа. Тогда мы по любому будем самыми техничными, самыми сильными и в себе самыми уверенными.

— После Олимпиады-2008 был ряд историй, когда вас уличали в употреблении спиртного, в том числе за рулем. А затем лишили олимпийской стипендии, после чего вы писали прошение о помиловании на имя президента. Каков был итог той истории?

— Мне было очень трудно. Я попал под домашний арест, а это очень тяжело. В отличие от тюрьмы как будто все есть, но ты не можешь ничем воспользоваться. Не можешь к себе пригласить гостей даже на день рождения дочери. Даже у себя в квартире не можешь выпить немного алкоголя. Оттого решил воспользоваться своим конституционным правом.

Думал, меня услышат. Три или четыре раза высылал прошение о помиловании, но всякий раз администрация президента возвращала его обратно. Под тем предлогом, что бумаги составлены неправильно. Я считаю, что это бредятина. Неужели не знают олимпийских чемпионов и так игнорируют их письма? Думаю, оно так и не дошло до главы государства.

— Считаете ли вы себя сейчас человеком, у которого есть проблемы с алкоголем?

— Я профессиональный спортсмен, мне 31 год, нахожусь еще в строю. Установил пять рекордов республики. Профессионал — это не просто атлет, а человек, который себя контролирует. Я обычный человек, живущий в обычной пьющей стране. Избежать контакта с алкоголем не могу. Могу себе позволить, что и сколько хочу, но могу вовремя остановиться и начать тренироваться, когда необходимо. Есть план, и я его знаю.

— Все-таки какая ваша норма?

— Смотря какие обстоятельства и какое у меня настроение. Иногда просто нужно выпить. Потому что алкоголь, пиво и пивные дрожжи, расщепляет молочные кислоты и выводят их из организма. Тогда я могу себе позволить много, но строго контролирую, сколько требуется для быстрого восстановления. А моя норма? Точно не считаю, но это намного больше, чем среднестатистический человек.

— Еще одна ваша цитата: "Я человек веселый, не унывающий, в Беларуси же живу". А не кажется ли, что это, напротив, качество, не присущее белорусам?

— Я хочу быть примером для тех людей, которые отчаялись. У нас много обиженных жизнью, властью. А унывать нельзя, иначе будет только хуже. Не надо думать о плохом. Надо стараться делать лучше, чем оно есть.

— Когда человеку, например, спортсмену, предоставляют наше гражданство, должен ли он владеть какими-то навыками и знаниями, которые мы требуем от человека, который здесь родился? Веду речь о языке, истории, культуре…

— Да. Порой спортсмен, приезжающий в нашу страну, не знает ничего, — ни культуры, ни здешнего менталитета, ни традиций. Взять Польшу: чтобы получить карту поляка, надо владеть польским языком, знать историю. Это очень сложно, но вполне объяснимо и по-европейски. Хотя это плохой пример: в Европу едут очень многие люди, которые считают недопустимым короткие юбки у женщин. Чтобы избежать подобной ситуации, надо контролировать поток иммигрантов, кто бы они ни были — спортсмены или кто-то еще. Нужно знать, куда они приезжают и как себя здесь вести. Если мы будем требовать, чтобы приезжие изучали нашу культуру, узнавали нашу религию, они сами будут охотнее все принимать.

— Что должен знать человек, который получает белорусское гражданство?

— Очень мало людей у нас знают белорусский язык. Нужно возвращать больше школ с изучением белорусского языка. Моя дочка учится в белорусской школе. Это непросто, но нужно: русский, белорусский, английский важны в равной степени.

— Временами на спортивных мероприятиях в стране правоохранительные органы запрещают проносить и демонстрировать бело-красно-белый флаг. Как к этому относитесь?

— В милицию можно попасть за очень многие проступки. Возможно, это правда. Но это наша история, мы не должные ее стесняться.

— Это был Андрей Арямнов. Олимпийский чемпион, многократный рекордсмен мира и Олимпийских игр. А еще — ютуб-блогер, чье количество подписчиков пока превышает наше.

P.S. Никогда в жизни нельзя унывать! Если вас на улице спрашивают, хотите ли вы быть счастливым, отвечайте "да" — и вы обязательно им станете. Все можно изменить. Все в ваших руках. Терпение и труд все перетрут. Я спортсмен и хочу быть по-настоящему примером для подражания. Чтобы эта страна процветала и была сильнее. Мы справимся и сделаем это вместе! Соберитесь, не будьте тряпками. Дай бог вам счастья и здоровья. Рожайте детей, растите их. И все получится! Беларусь будет замечательной.


Поделиться




Загрузка...
Загрузка...