Вячеслав Толкачев: в лыжном ходе наши — настоящие динозавры

По случаю, и, думаю, к месту вспомнилась Айн Рэнд, которая в своей знаменитой трилогии об Атланте, расправившем плечи, прошлась по представителям прессы. Они, по ее словам, обычно презирали свою профессию, но в тот день не понимали, почему она доставляла им удовольствие.

Вячеслав Толкачев: в лыжном ходе наши — настоящие динозавры

Нам же намного проще, и мы вполне осознанно знаем почему. Встреча с Вячеславом Толкачевым, почти десять лет проработавшим в национальной сборной по биатлону, тому причина. Причем, в связке с Виктором Корчагиным, который вновь вошел в тренерский штаб женской сборной. Как оценил возвращение наш собеседник, с которым вместе «прошли» две Олимпиады?


— Да, одно время полушутя-полусерьезно он упрекал меня, что я претендую на его место старшего тренера, — был ответ Толкачева, который, к слову, специалист и в дартсе (на фото). 


- Ныне у Корчагина вроде незавидная судьба: ушли недавние лидеры команды. Из недавнего олимпийского состава, как известно, остались лишь Кривко и Алимбекова. Но вторая, стойко выдержавшая эстафетный этап зимних Игр, в личных гонках ни разу не попадала в «красную» группу, плюс в межсезонье перенесла операцию и не сразу влилась в тренировочный ритм.


— Да, надо отдать должное девушкам, они стараются. Кривко взяла на себя бремя лидерства, но в технике и тактике у нее приличный недобор. Сестры Кручинкины неожиданно показывают все лучшее, что умеют и даже больше, подчас прыгая выше головы. Думаю, что они сполна используют возможности — сборы за границей, хорошее обеспечение, старты в кругу мировой элиты, которые предоставила им сборная Беларуси и на которые в России они не надеялись.


— Возможно, это только начальный, эмоциональный порыв, вызванный еще и негативной реакцией в СМИ. Дальше возможен спад, но подождем-увидим. А как по-вашему, это правильно, что российских новичков сразу же определили в главную команду страны без отбора? Они получили приоритет перед местными сверстниками, поскольку условия в сборной, и, скажем, в логойской или новогрудской спортшколах резко контрастны.


— Разрешая выступать за другую страну, та же Россия не видела в них ближайшей перспективы. А может быть и дальней, будущей. На оте венный тренерский цех такие посылы сказываются негативно. У них пропадают цели в работе, у некоторых опускаются руки. Может оттого они спешат подвести ученика к его максимуму, сразу получить все из возможного.



— И в самом деле, ведь в сборной местные ребята не задерживаются, впрочем, как и приезжие. Сколько их уже промелькнуло на биатлонном горизонте, и своих, призеров юношеских и юниорских чемпионатов мира и Европы, и россиян. Где они сейчас?


— Если говорить о приезжих, то они, не закрепившись в «основе», в поисках средств для пропитания, вернулись на родину. Свои же, доморощенные, еще не оперившись, сразу рвутся показать все лучшее. Для взрослого спорта остается немногое, они выхолощены. Я выступал в роли судьи в Новополоцке. Каждый юный, выходя на старт, максимум заряжен на борьбу, готов всех, как говорится, разнести пух и прах. А должно быть не снежное побоище, а игра, удовольствие от гонки, от соперничества. В такой игре все удается лучше, меньше теряется сил и остается запас на будущее. Физически ребята хороши, но слабы в технике, функция же не резиновая, она не растягивается, а изнашивается.


— Наверное, у нас такой менталитет. И в обычной жизни прохожие несутся стремглав, норовя опередить, первыми проскочить в открытую дверь. Правда, обогнав придуманного конкурента, нужно постоять и подумать, что делать дальше. Но стоят уже с гордо поднятой головой: ведь успел проскочить раньше. Та же Мария Шарапова настраивается на игру, как на бой, при каждом ударе по мячу издавая устрашающие звуки.  


— Уверен, что если бы Шарапова меньше сил тратила на агрессию, на выкрики, то польза была бы большей. Энергия должно уходить в удар, а не раздваиваться. Когда ты играешь легко, на кураже, у тебя получается намного лучше. По себе знаю.


— Если вернуться к женской сборной, то видится ли вам ее перспектива?


— У девушек весьма слабые навыки в технике передвижения: наши в нем — настоящие динозавры. Большинство сборных с успехом применяет двушажный переменный ход. В свое время им показательно пользовался Бьёрндален, ныне — Фуркад. Наши же вроде тоже не прочь внести разнообразие, но делают это неграмотно, не технично. Как правило, все усилие переносят на руки и к концу дистанции проигрывают конкурентам по 20 и более секунд. С помощью двушажного хода можно отдохнуть, перевести дух и потом добавить. Но чтобы закрепить нужные движения, нужно мысленно продумать, провертеть в голове свои действия, понять, как и точно передвигаться.


— И что, детям в спортшколах не прививают правильные навыки?


— По существу, нет. В деле посмотрел молодых биатлонистов в том же Новополоцке: они толкаются на каждый шаг. Это очень тяжёлый, хотя и быстрый ход. Как бежали 20 лет назад, так и придерживаемся такого же стиля. На Олимпиаде в Нагано здорово держались на первом эстафетном круге, на втором — чуть хуже, а на третьем проигрывали от 20 до 30 секунд. Почему, задавал себе вопрос. Да потому, что отталкивались на каждый шаг. Если поначалу выдерживали взятый темп, то в конце гонки уже не хватало сил. И так до сих пор. Единственная из наших, Ира Кривко, может терпеть на финишном отрезке, остальные же проигрывают 30 и более секунд. Сказывается неграмотное отношение к двушажному ходу, а тот дает возможность не только поддержать скорость, но и отдохнуть.



— А вы сами применяли подобное для многих новшество?


— В свое время Александр Тихонов на двадцатке «привозил» мне по две минуты ходом. Чтобы не отставать от мэтра, на тренировке я становился за ним и следом бежал шаг в шаг. Так шлифовал технику. Увидев ошибки нынешних «сборников», предлагал свою помощь, но отклика не нашел. В мою бытность к нам приходил мэтр лыжного спорта Владимир Меланин, делился тонкостями передвижения на снегу, проводил тренировку. И не только он. В нынешней белорусской сборной это не заведено.


08:55 27/01/2019
Поделиться