Крэйг Вудкрофт: Внутри белорусского хоккея слишком много политики

Экс-главный тренер минского "Динамо" Крэйг Вудкрофт поделился мнением о главной проблеме белорусского хоккея.

Крэйг Вудкрофт: Внутри белорусского хоккея слишком много политики
Самый успешный тренер "Динамо" поговорил с корреспондентом Трибуны Тарасом Щирым.

Крэйг Вудкрофт – пока последний тренер, который выводил минское "Динамо" в плей-офф КХЛ. Полтора года назад эта задача считалась вполне себе выполнимой, а сейчас об этом можно только мечтать…

В сезоне-2016/17 «зубры» с пятого места конференции Запад ворвались в нокаут-раунд, где, правда, сразу были биты более мастеровитым ярославским «Локомотивом» (1:4). Но Крэйг отметился не только попаданием в топ-16. Он по сей день является лучшим тренером клуба по проценту набранных очков среди всех коучей «Динамо» в КХЛ. При нем Минск впервые в регулярке набрал больше ста баллов.

Правда, сотрудничество «Динамо» с канадцем продлилось всего лишь сезон, и в июне прошлого года он покинул Минск, подписав контракт с «Серветтом» из Женевы. Новый клуб Вудкрофт тоже вывел в плей-офф, но в первом же раунде вылетел и остался без работы. Без нее он до сих пор. 

Тарас Щирый дозвонился специалисту в Швейцарию и поговорил о «Динамо», которое Крэйг строил, о роли белорусов в команде и о том, стоит ли вообще из «зубров» делать базовый клуб сборной.


– Крэйг, как ваши дела? Чем занимаетесь?

– Сейчас вместе с семьей живу в Женеве. У меня появилось время сосредоточиться на себе и на своих близких, заняться вещами, за которые долго не брался. Примерно четыре часа в день посвящаю хоккею – смотрю матчи, слежу за игроками, трендами. Подолгу изучаю хоккей. К тому времени, когда получу новую работу, я хочу быть хорошо подготовлен и быть в курсе современного хоккея.

– Вы покинули «Серветт» в апреле, вылетев в первом раунде плей-офф чемпионата Швейцарии. Уже полгода находитесь без работы. Для вас это сложное время?

– Это просто другое время. Когда ты тренируешь команду, то полностью посвящаешь себя работе и заботишься обо всем, что касается интересов клуба. Это время кропотливого труда. А когда ты без работы, у тебя появляется намного больше свободного времени, которое можете использовать более продуманно. 

Можешь тратить его на себя, можешь проводить его со своими детьми, с семьей и наслаждаться всем этим. В итоге потом ты все равно устроишься работать, и времени для себя и близких станет гораздо меньше.

– Как вам жизнь в Женеве после Беларуси?

– Швейцария – прекрасное место, где есть возможности для того, чтобы наслаждаться жизнью, спортом, культурой. Здесь красивые горы, живописное Женевское озеро, возле которого мы часто прогуливаемся с семьей. Просто здорово. А когда в Женеве погожий день и чистое небо, вдали просматривается Монблан (от города до наивысшей точки Западной Европы примерно 80 километров -- Tribuna.com). Это шикарное зрелище.

Беларусь отличается от того, что можно увидеть в Швейцарии. К примеру, в вашей стране нет того ландшафта, который есть здесь, но ваша страна тоже великолепна. Просто она другая. О Минске я могу сказать, что это замечательный современный город. Мне очень понравилось в нем. Возможно, это один из тех очень красивых городов, о котором знает не так много людей.

* * *
– Давайте поговорим о спорте. Следите ли вы за нашим хоккеем и общаетесь ли с белорусскими друзьями?

– Нередко. Я поддерживаю связь с несколькими белорусами. Мне эта тема интересна, и товарищи рассказывают мне, что происходит в вашем хоккее.

– И какие у вас остались впечатления от игры сборной Беларуси на последнем чемпионате мира?

– Cборная Беларуси сейчас переживает смену поколений. Это очень сложный процесс. Особенно для страны с относительно небольшим количеством хоккеистов.

 Беларусь сейчас не в состоянии давать необходимое количество талантливых квалифицированных исполнителей, необходимое сборной для конкурентоспособности на самом высоком уровне. Таких как Руслан Салей, Михаил Грабовский, Алексей Калюжный или Константин Кольцов. 

На мой взгляд, это и есть причина того, почему национальная команда в таком положении. На то, чтобы решить эту проблему, потребуется время и скоординированные усилия. Это не может быть сделано в одночасье. Подобный процесс, даже если все будет сделано правильно, займет не менее трех или пяти лет.

– Вы были шокированы тем, что сборная вылетела в первый дивизион?

– Эта новость меня не шокировала. По крайней мере Дэйв Льюис говорил о возможных проблемах еще три года назад. Мы пытались их избежать. Развивали новое поколение игроков и приглашали в лагерь сборной, даже опережая время, таких хоккеистов, как Никита Устиненко, Роман Дюков, Кристиан Хенкель, Михаил Карнаухов, Егор Шарангович, Дмитрий Амброжейчик, Данила Карабань. Позже мы пытались ускорить развитие тех, кто этого хотел, уже в «Динамо».

– Многие считают, что вернуться в элиту намного сложнее, нежели выжить там.

– Не знаю, сложнее или нет. Но команде предстоит действительно сражаться, чтобы вернуться – конкуренция в группе будет серьезной. Беларуси придется играть со сложными, хорошими cоперниками, мотивированными и голодными. Легких матчей там не будет.


– Как можете описать то, что происходит с «Динамо»?

– Чтобы правильно ответить на этот вопрос, мне нужно знать, что происходило в клубе после моего ухода. Такой информацией я не владею. Но я вижу, что команда борется, и я знаю, что она может показывать гораздо лучший результат, нежели делает это сейчас. 

Наверняка хватает причин, почему команда находится на текущем месте. Однако многое зависит от самих хоккеистов – тренеры не могут выйти на лед и выиграть за них матчи. Игроки должны подняться и проявить себя как настоящие профессионалы, которых заботит репутация и, возможно, лучшие болельщики во всей лиге.

* * *

 – Крэйг, вы провели много времени в Беларуси – сначала с национальной сборной, потом с «Динамо». Думаю, уже успели проанализировать этот период в своей биографии. На самом деле, почему покинули Минск? Что произошло?

– Изначально я приехал в Беларусь, чтобы помогать Льюису в сборной. Эта работа позволила мне лучше узнать ситуацию в белорусском хоккее. Когда поступило предложение поработать с белорусским клубом в КХЛ, [председатель федерации хоккея] Игорь Рачковский высказал мысль о том, что «Динамо» должно стать ведущей тренировочной площадкой для подготовки игроков национальной команды. 

Он хотел добиться этого, не ставя под угрозу результат команды в КХЛ. Владение ситуацией и знания о хоккеистах, которые я получил в сборной, помогли понять, что можно добиться двух целей – и подготовить игроков для сборной, и достичь хороших результатов в КХЛ. 

В клубе удалось собрать замечательный тренерский штаб – настоящих профессионалов и специалистов в своих областях. Это подтверждено и тем, где оказались эти тренеры после ухода из «Динамо». Роб Дэвисон уехал в «Торонто», Кристиан Скарфаген – в Чикаго, Рон Паско трудился в Лозанне в прошлом сезоне, а Андрей Мезин тренирует в Челябинске.

Вместе мы составили план того, как будем развивать хоккеистов и побеждать вместе с ними. Это был подробный трехлетний план с определенными целями на каждый год. По итогам первого сезона мы должны были выйти в плей-офф и выяснить, кого можем оставить в «Динамо» на будущее, и каких молодых ребят стоит привлечь в клуб. 

Во втором планировали добиться определенного успеха в плей-офф, а в третьем – попытаться привезти Кубок Гагарина в Минск. Как вы знаете, намеченные на первый год цели были выполнены, – мы вышли в плей-офф и помогли вырасти в хоккейном плане многим игрокам…

– Каким?

– Например, Кристиану Хенкелю. То был первый сезон для него в КХЛ – по определению очень сложный. Благодаря упорной работе он смог раскрыть свой потенциал и войти в топ-6 защитников команды. 

Хенкель усердно работал над своими навыками, хоккейными знаниями, и в конце концов вырос в надежного дефа, который стал играть очень важную роль в «Динамо». Его страсть, позитивный настрой, желание ежедневно учиться и работать над собой – все это повлияло на его развитие и помогло в конечном итоге стать тем, кем Кристиан является сейчас.

Подобные слова можно сказать и про Евгения Лисовца. Когда я приехал в «Динамо», он был запасным, но вскоре стал лидером команды и одним из самых важных защитников. Не знаю, что произошло с ним в этом сезоне, но у него реально большой потенциал, чтобы вырасти в очень хорошего защитника.

Давайте посмотрим на более взрослых игроков. К примеру, на Андрея Степанова. Когда мы работали вместе, он провел лучший сезон в КХЛ (набрал 29 очков (15+14) – Tribuna.com). До этого момента я сотрудничал с Андреем в сборной, знал его потенциал и уровень мастерства, а в «Динамо» с помощниками понял, что он – важная часть команды и талантливый хоккеист. 

Мы убедили Андрея в том, насколько он важен для команды, разработали под него индивидуальный план. Работали с ним до общей тренировки и после. Мы смоделировали под Степанова игровые ситуации, которые помогли ему проще себя чувствовать во время игры. Все окупилось. И это пошло в плюс не только ему, но и всей команде.

Другой пример – Александр Матерухин. Посмотрите на его статистику. В том сезоне он стал одним из лучших бомбардиров команды КХЛ (набрал 37 баллов (22+15) – Tribuna.com), а после даже не приблизился к тем показателям. Почему так произошло? 

Вместе с тренерским штабом мы рассмотрели в нем лидерские качества. У него было огромное желание забрасывать. Правда, чтобы реализовать свое желание и попасть в команду, он должен был усердно поработать. Летом мы провели с Матерухиным много времени ради того, чтобы он улучшил свои качества и смог реализовать потенциал. 

Вся наша работа была построена на доверии. И это принесло плоды. Вы могли видеть, что Александр в том сезоне стал одним из самых опасных нападающих в лиге.

Легко общекомандный успех в том сезоне связывать лишь с Клинкхаммером, Эллисоном, Скривенсом, Петтерсоном или с другими иностранцами, которые были в нашем составе. Но ведь в других сезонах у «Динамо» было больше легионеров, но это в итоге приводило к более слабому результату. 

Ключ к успеху был у Хенкеля, Степанова, Лисовца, Матерухина и Павловича. Они действительно изменили ситуацию в команде и сыграли важную роль в успехе коллектива, проведя свои лучшие сезоны в КХЛ. Сделав более опасными этих хоккеистов, мы сделали всю команду более опасной для соперника. 

Усилия, предпринятые для развития хоккеистов, вывели белорусов на ключевые позиции в клубе. Мы доказали, что это возможно.


– При вас в команде начинал вратарь Михаил Карнаухов, который сейчас считается едва ли не главным голкипером страны. Почему ему тогда не дали шанса проявить себя?

– В команде тогда играли Бен Скривенс и Кевин Лаланд. Карнаухов был самым молодым вратарем «Динамо» и набирал в то время практику в Молодечно. Однако мы дали ему в том сезоне возможность поучиться и увидеть, что такое КХЛ. И я думаю, что начать с запасного вратаря – для него это был логичный шаг в развитии.

– Вам удалось создать в «Динамо» одну из лучших команд в ее кахаэловской истории, набрали больше сотни очков, вышли с ней в плей-офф, но покинули клуб. Что реально произошло между вами, Курильцом и Шуневичем? Нам хотелось бы узнать правду.

– После чемпионата мира-2017 мы вернулись в Минск из Парижа. Тогда я впервые услышал от некоторых источников, увидел в прессе информацию о том, что «Динамо» собирается уволить иностранных игроков и тренеров. Говорилось и о некоторых других нововведениях. 

Для меня это означало полное изменение нашего курса. Решено было отказаться от всего того, что мы привнесли в клуб, от того, что сделало его успешным! Мы добились успеха, потому что высококвалифицированные специалисты работали в гармонии на всех уровнях, потому что благодаря доверию, которое было между командой и руководством в лице Павла Бурбы, игроки проявили себя с наилучшей стороны. 

Клуб выдал лучший сезон в своей кахаэловской истории, мы достигли всех целей, поставленных на сезон, хотя многие не верили в нас… И тут узнаешь: все, что привело к успеху, должно было быть уничтожено...

Никто не объяснил, почему это произошло. Руководство клуба, похоже, выбрало свое направление развития. Бурба больше не работал – его место занял другой директор [Анатолий Курилец]. Все, что я предлагал, больше не было интересным и необходимым – они лучше знали, что делать для того, чтобы добиться успеха в будущем.

Для меня до сих пор остается загадкой, почему руководство отказалось продолжить то, что я начал. Клуб просто выбрал новый путь развития. Именно в это время я решил покинуть «Динамо».

– Вы поработали в «Динамо» с двумя директорами – Павлом Бурбой и Анатолием Курильцом. Сравните их методы работы.

– Большая разница в том, что Бурба руководил клубом через доверие к людям, через логику, совместную работу, работу в команде. Сначала он все обсуждал, а потом принимал окончательное решение. У него хорошо развиты коммуникативные навыки. Если и возникали проблемы, он старался их обсуждать с глазу на глаз. И главное то, что он уважал людей. 

Бурба поздравлял команду, когда она чего-то достигала, и находился рядом с ней в те моменты, когда игроки были расстроены. Вот почему он был большим руководителем. И если клуб все еще хочет добиться успеха, он должен найти варианты вернуть Бурбу в «Динамо». Это мое мнение. Он очень сообразительный и умный человек. Павел способен помочь.

Курилец являлся полной противоположностью Бурбе. Честно говоря, одна вещь, которую я не хочу делать в рамках этого разговора, – жаловаться или делиться своим впечатлением о Курильце. Не хочу делать то, что он сделал в отношении меня, вводя в заблуждения своими заявлениями в прессе и другими действиями. Я не хочу говорить о нем. Пускай вместо меня говорят результаты клуба.

– Но у нас есть еще один вопрос об организации работы в «Динамо». Думаю, до Беларуси вы никогда не работали в клубе, где боссами были полицейские и генералы. А «Динамо» возглавляет как раз генерал-лейтенант милиции Игорь Шуневич. Когда узнали, кто рулит клубом, вас это удивило?

– Нет. Я же до этого два года работал в сборной Беларуси. Поэтому когда меня принимали на работу, был знаком с обстановкой, знал, кто такой Шуневич. И поначалу, когда директором был Бурба, никаких проблем не было. Бурба выбрал правильный путь руководства клубом. Павел постоянно говорил, что с этой командой мы должны побеждать и выходить в плей-офф. 

Мы просили игроков поставить командные интересы выше себя, о том, как важно наше общее дело. И мы построили такой коллектив, в котором команда стояла выше собственных интересов, в котором была семейная атмосфера.

– Вы обсуждали новых хоккеистов с Шуневичем?

– Я как главный тренер отвечал за игроков, которых приглашали в команду. Поэтому кандидатуры тех, кого мы хотели видеть в «Динамо», я, конечно, обсуждал с Шуневичем и объяснял, почему мы верим в этих хоккеистов, чем они помогут нашей команде. Он нас понимал и соглашался в большинстве случаев.

– Какое впечатление произвел на вас этот человек?

– У меня никогда не было проблем c Игорем Шуневичем. Я находил его умным, честным, прямым, уважающим и уважительным. Cерьезный человек с хорошим чувством юмора. Это мне в нем нравилось.

– Но для вас нормально, когда хоккейным клубом руководит милиционер? Это не забавно?

– Конечно, это уникальный случай. Но у каждой команды своя уникальность. «Динамо» принадлежит правоохранительным органам через их спортивный клуб, и это логично объясняет роль министра в жизнедеятельности клуба. 

Но он не был глубоко вовлечен в повседневную жизнь «Динамо». Для этого у него были директор и менеджеры, что везде является нормальной практикой.

– Несколько уточнений. Павел Бурба рассказывал, что на второй сезон вы собирались подписать несколько новых белорусских игроков для «Динамо». Это правда?

– У нас был трехлетний план развития команды. Перед ней стояли цели. Мы остались довольны результатами первого сезона. Я тогда говорил, что нам нужны еще более голодные, еще более быстрые хоккеисты. В команде были игроки, которые отдавались игре на сто процентов, однако хотелось видеть еще больше хороших исполнителей, отвечавших нашим желаниям.

– Вы хотели видеть больше белорусов или увеличить легионерское представительство?

– Нам хотелось заполучить еще больше белорусских хоккеистов. Но мы нуждались и в иностранцах, которые смогли бы помочь нам в «Динамо» привить культуру победителей. Есть культура победителей, а есть культура проигравших. И между ними ничего нет.

Наша главная цель заключалась в том, чтобы привить «Динамо» культуру победителей. Для этого хотели пригласить пять-восемь легионеров с хорошим характером, которые побеждали в чемпионатах, которые смогли бы внести вклад в успех команды и помогали бы тренерскому штабу обучать молодых белорусских ребят: Хенкеля, Лисовца, Амброжейчика, Карабаня, Гавруса и Карнаухова. 

Показывали бы им, как нужно играть, как спать, как есть, как тренироваться, как восстанавливаться после матчей или тренировок. Глядя на них, молодые понимали бы, что такое профессионализм.

– Виталий Коваль недавно сказал, что «Динамо» не хватает талантливых молодых игроков из Беларуси. Вы сталкивались с подобным?

– Да, Коваль прав. В Беларуси не так много мастеровитых ребят для КХЛ и уровня выше. Как я уже упоминал, Льюис говорил об этом еще три года назад. И мы попытались решить эту проблему на нашем уровне – приглашали молодежь в сборную, и тем самым погружали ее в подходящую для развития обстановку.

– Какие главные недочеты наших хоккеистов?

– Они касаются катания и индивидуальных навыков. Во-первых, чтобы играть быстрее, нужно кататься быстрее с минимально необходимой для этого энергией. Соответственно, играя быстрее с меньшими потерями энергии и внимания, вы сможете быстрее принимать решения. Это создает преимущество. 

Во-вторых, навыки. Белорусы могут улучшать мастерство в каждом компоненте игры. Но быстрая игра и реализация – две проблемы, которые можно увидеть почти в каждой стране. Это относится и к олимпийской сборной Канады, где я работал, например, в этом году в Южной Корее. 

Что касается психологии, белорусские ребята настроены побеждать. А если ты еще им расскажешь, объяснишь все, покажешь, то они будут очень признательны тебе. Белорусы уважительно относятся к тренеру. Они не боятся работать. Белорусы готовы сражаться на льду.


– Все-таки «Динамо» как базовый клуб сборной – это нормальная идея или утопия?

– Это не утопия. Наличие в стране базового клуба сборной вполне возможно. Чтобы это произошло, нужна четко выстроенная линия и план, согласно которому работали бы руководители клуба и федерации. Как одна команда. Так, как мы делали это вместе с Бурбой, Шуневичем и Рачковским. Кстати, у нас с Рачковским были хорошие отношения. Он доверял мне, а я отвечал ему тем же.

Но люди тоже должны быть реалистами. Все-таки КХЛ – тяжелая, вторая по силе, лига в мире. И не так просто найти баланс между результатом и развитием. Для этого нужен правильный менеджмент, коучинг и руководство. А еще терпение и время.

– Какие основные проблемы не дают развиваться белорусскому хоккею?

Слишком много политики внутри [хоккея]. Люди пытаются заполучить власть и право голоса ради того, чтобы служить своим собственным интересам. А Беларуси в хоккее нужна стабильность и сильные лидеры, которые смогли бы предлагать умные вещи. Реалисты, которые понимают, где находится страна. А еще нужен хороший, долгосрочный план развития, который не будет заброшен и не будет ежегодно меняться.

– На ваш взгляд, какова идеальная структура белхоккея?

– Все начинается с хоккейных школ. Вы должны начать подготовку хоккеистов с ранних лет, уделяя особое внимание индивидуальным качествам: катанию, скорости работы с клюшкой, умению забрасывать, командной культуре и культуре поведения за пределами льда. 

Нужно вкладываться в психологическую и физическую подготовку игроков. С раннего возраста в них должен воспитываться дух победителя. И когда 20-летний парень попадет в «Динамо» или в сборную, он уже будет готов к работе на более высоком уровне. 

Если хоккейные школы будут работать правильно, то остальную структуру, основанную на доступных ресурсах (в первую очередь на финансовых), вы подстроите.


– И финальный вопрос. Вы бы хотели вернуться в Беларусь?

– Я наслаждался временем, которое провел в Беларуси и с «Динамо», и со сборной. Мне реально нравилось. Работа в вашей стране занимает большое место в моем сердце. В хоккейном мире все меняется очень быстро, поэтому ты никогда не знаешь, что из себя будет представлять твой следующий шанс проявить себя. 

И время покажет, получу ли я еще одну возможность поработать в Беларуси, или нет. Но против этого я ничего не имею.

10:21 13/12/2018
Поделиться







ссылки по теме
Вайсфельд о минском «Динамо»: «Зачем вы объявляете, что договорились с Андриевским, если не подписан контракт?»
Захаров прогнулся: Стране повезло с президентом-хоккеистом
У среднего сына Лукашенко тоже есть амбиции. Хоккейные