"Когда наш король едет, никто движение не блокирует. В Голландии такое невозможно"

Голландский тренер Херман Круис четвертый год тренирует женскую сборную Беларуси по хоккею на траве – и ему очень нравится наша страна.

"Когда наш король едет, никто движение не блокирует. В Голландии такое невозможно"
Топовые тренеры-легионеры в игровых видах спорта традиционно обходят Беларусь стороной. Но есть и исключение. Женская сборная Беларуси по хоккею на траве никогда не добивалась феноменальных результатов. Более того, она пока ни разу не выходила на чемпионат мира. Но это не помешало ей заполучить именитого тренера – голландца Хермана Круиса. 

61-летний коуч приводил сборную Нидерландов к «серебру» чемпионата мира-2010, имел заманчивое предложение из Китая, но уже четвертый год трудится с белорусской националкой, и, судя по всему, получает от работы удовольствие.

В один из снежных зимних дней коррепондент tribuna.com Тарас Щирый встретился с Круисом в лобби гостиницы «Спорт Тайм» и записал рассказ тренера о любви к Минску, водке в Барановичах и секьюрити президента, которые удивили голландца своей массовостью. Ну а началось все с традиционной темы – с погоды.


– Сейчас в Нидерландах немного теплее, немного дождливее, а еще немного туманно, – начинает разговор Круис, потягивая кофе из небольшой чашки. – Несколько недель назад у нас шел снег, однако он пролежал всего две недели. Температура поднялась до 7 градусов, и за два дня весь снег растаял. 

Но иногда у нас бывают и суровые зимы на 10-20 морозных дней. И в такое время, что очень характерно для нашей страны, все начинают кататься на коньках. На маленьких реках, на озерах, на каналах – без разницы. Главное, чтобы вода была покрыта льдом, и его толщина составляла не менее 8 сантиметров. 

Традиция катания на коньках особенно популярна во Фрисландии. Там проходит конькобежный марафон «Элфстедентохт». Уникальные соревнования. Дистанция кольцевого марафон составляет 200 километров и пролегает через 11 городов. Это фантастика.

Помню, очень холодная зима выдалась в 1963 году. Я тогда еще был маленьким мальчиком и вместе с папой на коньках катался возле родного Дордрехта. У нас была палка, мы брали ее в руки и пробегали так порядка 35 километров. 

Конькобежный спорт в Голландии очень популярен. Многие катаются на коньках, следят за крупными соревнования по телевизору. У нас очень популярен трехкратный олимпийский чемпион Свен Крамер. Я знаком с его девушкой Наоми ван Ас, двукратной олимпийской чемпионкой по хоккею на траве. Она, к слову, тоже достаточно популярна. Наоми при мне играла за сборную Голландии и признавалась лучшей хоккеисткой мира, а сейчас работает на ТВ – ведет программу для детей.

Что касается зимних праздников, в моей семье не было рождественских традиций. А вот у жены – наоборот. Она католичка и для нее Рождество очень важно. Пару лет назад сборная Беларуси по индорхоккею приезжала в Голландию. И этот приезд совпал с православным Рождеством. 

В обед у нас была игра со сборной Голландии, а вечером провели вечеринку в гостинице. Супруга купила девчонкам подарки и на вечеринке поздравила их с праздником. Каждый вытаскивал номерок и получал свой презент. Было много веселья. Всем понравилось.

- Какие у вас детские воспоминания о Дордрехте?

– Это красивый старый город, расположенный между реками Маас и Мерведе. Там я начал заниматься футболом. Это сейчас клуб называется «Дордрехт», а тогда носил название ДФК («Дордрехтский футбольный клуб» – Tribuna.com). Но это не имеет значения. 

Я тренировался у знаменитого защитника «Фейеноорда» Ханса Края. Играл до 11 лет, а потом вынужден был остановиться – у меня выявили проблемы со слухом. Пришлось сделать операцию. Мои сестры играли в хоккей на траве, и в 12 я тоже переключился на него. Через четыре года попал в основную команду Дордрехта, за которую отыграл пару сезонов. 

Но позже мы поругались с тренером, который не хотел играть в современный хоккей. В итоге все хоккеисты ушли в команды похожего уровня или выше. Я получил педагогическое образование, отслужил два года в армии, ну а потом стал тренером. Возглавлял женскую сборную Голландии по индорхоккею и хоккею на траве.

- Интересно, сколько ваших подопечных стали олимпийскими чемпионками?

– В 2010-м году наша сборная участвовала в чемпионате мира, который проходил в аргентинском Росарио. Мы в итоге завоевали серебряные медали. Думаю, практически вся сборная того образца через два года выиграла золотые медали в Лондоне.

- Понятно. Тогда объясните мне вот что. Вы – известный в голландском спорте человек. На вашей Родине хоккей на траве очень популярен. У нас – наоборот, но вы все равно решились возглавить сборную, которая никогда не выделялась крутыми результатами. Почему? Вам предложили хороший контракт?

– Я здесь абсолютно не из-за денег. И сотрудничество с белорусской сборной – это не моя работа. Это как хобби. У меня в Беларуси заключен поэтапный контакт. Недавно новый подписал. В Голландии некоторые говорят, что я сумасшедший, раз так делаю, но я и моя семья чувствуем себя прекрасно.

- Поясните.

– Я работаю директором специализированного спортивного колледжа имени Йохана Кройфа в Розендале. Это мое постоянное место работы уже на протяжении 10 лет. Просто мне разрешено совмещать работу директора и тренера. Так уже было, когда я тренировал сборную Индии.

- И как вы следите за игроками, когда отсутствуете в Беларуси?

– Мой асистент Владимир (Владимир Лущик – тренер по вратарям и видеооператор – Tribuna.com) готовит видеонарезки с выступлениями хоккеисток, а другой помощник присылает отчеты по матчам. После этого мы обсуждаем, почему та или иная хоккеиста подходит нам или нет. В Беларуси я бываю несколько раз в году.

Почему я совмещаю? Для меня важно, чтобы хоккей на траве оставался в олимпийской семье. МОК за нами пристально следит. И один из пунктов, характеризующих олимпийский спорт, – это повсеместность. Но хоккей на траве прямо сейчас по-настоящему глобальным видом спорта не является. На данный момент в мире порядка десяти хороших мужских сборных и шесть или семь женских. Нужно очень хорошо потрудиться, чтобы сделать хоккей более распространенным, поднять уровень других команд. 

Помню, как-то сидели на заседании Комитета достижения высоких результатов Международной федерации хоккея на траве, размышляли над тем, что нам делать. В какой-то момент было сказано следующее. Есть несколько стран с хорошими перспективами, условиями для развития, но у них нет знаний. И было бы неплохо помочь им подняться на новый уровень и попасть на крупные соревнования. Идея многим понравилась. Мы выделили для себя девять стран. Речь шла, например, о Чили, Перу, Гане и Беларуси.

Для начала меня отправили провести в вашей стране тренерские курсы, а уже потом предложили стать главным тренером национальной сборной.

Знаешь, я был очень счастлив, когда Олимпиаду выиграли сборные Австралии и Аргентины, а не кто-то из Европы. Это показатель того, что хоккей на траве развивается не только в Старом свете. И нам важно, чтобы чемпионами становились разные сборные. Чтобы не было так, как в коньках, где Крамер побеждает всех на 5 и 10 километрах. Людям становится неинтересно. Они говорят: «Зачем нам смотреть соревнования? Мы и так знаем, кто победит». 

Вот почему я работаю в Беларуси. Тебе очень легко, когда ты работаешь с такой хорошей сборной как Голландия, но совсем другое дело, когда ты в Беларуси, где проблемы в организации дел сборной и с чемпионатом. Но я доволен, и мне очень нравится работать здесь. Через команду уже прошли 26 хоккеисток, и сейчас появляется все больше и больше девушек, которые мне говорят: «Херман, пожалуйста, дай мне шанс!»

Но я приведу тебе другой пример. Как только я оказался в сборной, команда отправилась на турнир в Прагу. Мы заселились в гостиницу, и я спросил у нашего менеджера: «На каком поле мы будем тренироваться сегодня?» В ответ я услышал: “Херман, это же первый день в Праге. Мы пойдем по магазинам».


- И вы пошли?

– Я сказал: «Ни за что! Мы должны работать». Девчонки разошлись по своим комнатам, отдохнули и после обеда мы поехали тренироваться.

- Считаете, проблема была в менталитете?

– Да, и я хотел изменить некоторые взгляды, подходы. Очень хорошо помню, как на первой встрече со мной Валерий Иванов (председатель наблюдательного совета Белорусской федерации хоккея на траве – Tribuna.com) сказал мне: «Проблема женской сборной в том, что первый тайм она играет хорошо, а вот второй проигрывает». Это связано и с менталитетом, и с физической подготовкой. 

С первого дня мы начали проводить различные тимбилдинговые активности. Они касались, например, приема пищи. Никогда не забуду один случай. Мы жили в отеле «Виктория». Во время приема пищи хоккеистки встали из-за стола, взяли фрукты и пошли по своим комнатам. Я спросил, что случилось. В ответ услышал, что это их будущий завтрак, и они покушают в номерах. 

На это я сказал: «Девушки, вернитесь. Завтра в 8:00 мы все встречаемся здесь, завтракаем вместе, и никак иначе. И расходимся только тогда, когда все покушали». Для команды очень важно питаться вместе. Получается такое социальное мероприятие. Мы ведь в это время общаемся, что-то обсуждаем. 

И теперь это вошло в привычку. Приятно видеть, когда все заканчивают кушать, а наш капитан Рита Батура говорит, что, Херман, дескать, все, команда покушала и может идти. Подобные вещи помогают выстроить систему в команде.

- Девушки вас побаивались?

– Да. Думаю, в Беларуси принято, что тренер – это босс. А когда ты начинаешь что-то говорить против воли босса, он может ответить: «Вон!» Но это не мой метод. Если кто-то сердится на меня, ничего страшного. Я многое понимаю. Однако это не повод выгонять человека из команды. Я хочу построить диалог. И язык для меня не проблема. В первое время на лавке запасных был человек, который доводил мои слова до девчонок. Но в последнее время они стараются понимать и мой английский, и язык моих жестов.

- В каком компоненте с белорусками работать сложнее всего?

– Больше шагов нужно сделать для того, чтобы изменить лайфстайл хоккеисток. Хороший спортсмен должен уметь правильно выстроить свой график, распределить время и на отдых, и на тренировки. В любом случае он должен быть сфокусирован на спорте. А в Беларуси, как мне кажется, многие мужья хоккеисток считают, что они должны больше концентрироваться на домашнем хозяйстве. А ведь если девушка становится топ-спортсменкой, очень важно, чтобы муж поддерживал ее карьеру.

 Мы уже сделали большой шаг в плане развития. Команда занимает в мировом рейтинге 20-е место, но уже побеждает Италию, которая идет на 14-15 позиции. Правда, для того, чтобы сделать этот шаг, нам пришлось много поработать. Особенно в отношении стиля жизни и физической подготовки. Увы, во многих белорусских клубах до сих пор нет тренера по физподготовке, и некоторым моим хоккеисткам не хватает интенсивной работы.

- Что получится, если мы сравним белорусских и голландских хоккеисток?

– Они очень сильно отличаются. Голландки планируют свою карьеру примерно до 30-32 лет, после чего собираются создавать семью. А у многих белорусок случаются ранние браки, и они потом стараются сочетать спорт и семью. Кроме того, белоруски практически всегда слушают тренера, а в Голландии хоккеистки могут какие-то тренерские решения обсуждать. 

На моей Родине хоккей на траве – это непрофессиональный вид спорта. Большинство девушек учатся и параллельно тренируется 5-6 раз в неделю. При этом местный чемпионат считается сильнейшим в мире. В нем играют больше 40 легионеров из Австралии, Ирландии, Новой Зеландии, Шотландии, Бельгии, Германии. У некоторых белорусок есть шанс там заиграть, но они вряд ли бы туда поехали. У девушек семьи, они не знают английского, что очень важно для общения. 

Несколько лет назад в Бельгию уехала Регина Сычевская (экс-игрок гродненского «Ритма» – Tribuna.com). Но команда выступает не в высшей лиге и тренируется всего лишь несколько раз в неделю. Это совсем невысокий уровень. Переезжая в Западную Европу, нужно соглашаться исключительно на предложение от хорошего клуба.


*  *  *

- Херман, что вы знали о нашей стране перед тем, как решились сюда приехать?

– Ничего не знал, не читал и не смотрел. У меня просто не было на это времени. Я был очень занят своей работой. Что касается Восточной Европы, я был в Хорватии, Чехии – проводил там курсы. Но кроме площадки и гостиницы ничего не видел. Вот, к примеру, накануне встречи тоже был загружен. 

В 8:00 у нас был завтрак, а потом пошли личные встречи. Мне нужно было объяснить семи хоккеисткам, почему они не поедут с нами на сбор в Голландию. Конечно, проще каждой было бы отправить электронное письмо, но они ведь ничего не поймут. Для меня очень важно, чтобы контакт был налажен с каждой спортсменкой.

- Лейсбет, жена футбольного тренера Роберта Маасканта, в свое время выступала за хоккейный клуб «Минск». Вы с ней обсуждали работу в Беларуси?

– Да. Она и Роберт живут со мной в одном городе – в Бреде. Лейсбет была восхищена Минском. Она мне сказала: «Минск» – хороший клуб, девушки – дружелюбные. Пожалуйста, съезди и помоги им». С Робертом я тоже общался о Беларуси. Даже больше, чем с его женой. Но он тоже сказал, что все тут нормально и переживать не стоит. Чем он сейчас занимается? Никого не тренирует. Работает директором компании, которая занимается тем, что помогает спортсменам трудоустроиться после завершения карьеры.

Прекрасно помню свой первый визит. Шел май. И я тогда был реально удивлен Минском. Лет десять назад я ездил на курсы в России – в Анапу. И там было не очень – серо, неухожено. А здесь увидел очень чистый город. И если сравнить Минск с Амстердамом, то ваша столица намного более чистая и спокойная. Вечерами я иногда прогуливаюсь по Минску и ощущаю, что нахожусь в полной защищенности. Об Анапе я такого сказать не могу.

Кроме того меня поразила ваша гостеприимность. Большинство людей, которых я встретил, очень радушные, стараются во всем помочь. Прекрасный случай произошел в первый год моей работы в Беларуси. Николай, мой помощник, как-то пригласил меня к себе в гости. 

Перед этим он, наверное, раз пять или шесть повторил, что у него старая квартира. А я ему тогда  просто ответил: «Николай, это не имеет никакого значения. Ты пригласил меня в гости, и главное для меня – твое радушие. Мне очень приятно».

А еще мне нравится разговаривать с незнакомыми людьми, когда гуляю по городу. Я обычно говорю: «Привет, как дела?» В Голландии это нормально. Но некоторые люди пугаются, и смотрят на меня как-то настороженно :). Хотя ваша молодежь иногда отвечает и пытается разговаривать.

В Минске мне симпатична архитектура. Некоторые здания вообще фантастические. Типа Национальной библиотеки или тех, что находятся по дороге к гостинице «Беларусь». Еще внешне понравились Театр оперы и балета, Кафедральный собор, сочетание Троицкого предместья и современной застройки. Из-за занятости я редко куда хожу, но моя супруга побывала даже на «Линии Сталина» и съездила в Несвижский замок.

- Вы согласны, что Беларусь во многом ортодоксальная страна?

– Да, но это не плохо. Пойми меня правильно. В Голландии много говорят о свободе. Но из-за полной свободы действий люди иногда забывают правила поведения и ценности. А ведь это очень важно. Некоторые говорят: «Я свободен, значит, могу делать, что захочу». Но ведь это не так. Такого не бывает. У нас автомобилисты ведут себя неуважительно на дорогах. Они не замечают прохожих, велосипедистов, из-за чего случаются аварии. Для меня это жутко. В Беларуси, как мне кажется, водители более дружелюбные.

- Если говорить о различиях двух стран, то в Беларуси, например, не легализована марихуана.

– В Голландии наркотики тоже не легализованы. Распространение марихуаны носит ограниченный характер. Я не вижу проблемы, если человек употребляет легкие наркотики, но и не поддерживаю это. Проблему вижу тогда, когда человек привыкает и не может остановиться. Представители криминального мира часто использовали это в своих целях. Заметь, как раньше преступность в Голландии была завязана на наркотиках. Сейчас же правительству удалось взять ситуацию под контроль и устранить криминал.

- Понятно. А еще у нас, в отличие от Голландии, запрещены однополые браки.

– Да, я знаю. Но люди свободны в своих действиях. За сборную Голландии, которую я тренировал, играло несколько лесбиянок. И что? Я не вижу в этом ничего страшного. Они тоже хорошие люди. Хороший человек или плохой – это не зависит от его сексуальной ориентации. Как по мне, это зависит от его искренности и дружелюбности. Но никак не от гендерной принадлежности.

- Белорусская баскетболистка Лилия Малая рассказывала, что из-за отношений между ее одноклубницами во Франции возникали проблемы в коллективе.

– Между моими подопечными тоже были отношения, но я им сказал, если это будет мешать работе коллектива, одна из вас команду покинет. А, может, и обе. И во время тренировочных сборов они не спали в одной комнате. Они жили в разных номерах. Повторюсь, я не имею ничего против этих отношения. Главное, чтобы они не шли во вред команде.


*  *  *

- Что самое невероятное с вами произошло на минских улицах?

– Как-то возвращался после работы в гостиницу и увидел, что все машины резко остановились на дороге и все начали чего-то ждать. Удивился, спросил у водителя, что случилось. Он ответил: «Президент домой возвращается. Для нас это нормально». Я просто не понимал, как это вообще возможно и для чего нужно. Но если нормально, то нормально. Никаких проблем. Просто в Голландии такое невозможно. Когда наш король Виллем-Александр едет на машине, никто движение не блокирует. Он иногда даже пешком ходит.

- Без телохранителей?

– Нет, с ними, конечно. Но их немного. Мы как-то в Минске тренировались со сборной на велодроме. И так совпало, что в это время там был ваш президент. Секьюрити было очень и очень много. И я реально был удивлен их количеству.

- Если мы сравним Минск с голландскими городами, на какой он похож больше – на Амстердам или Роттердам?

– Нет. Амстердам совершенно другой. В нем хватает маленьких улочек возле каналов, а Минск, наоборот, очень просторный. Ну а Роттердам – город с новой застройкой. Во время Второй мировой войны половину города разбомбили, и его пришлось заново отстраивать. Там совершенно новый центр. А Амстердам – это старые здания, старый стиль. 

Минск не похож ни на один голландский город. В вашей столице проживает два миллиона человек. Максимальное население крупнейшего голландского города – 820 тысяч человек. Это даже меньше половины Минска. Если говорить о спортивных объектах, Минск – фантастический город. У вас есть «Минск-Арена», велодром. 

Честно, когда я все это увидел, был реально удивлен. Кроме того, хорошие стадионы для хоккея на траве есть в Смолевичах, Барановичах, Гродно.

- И как вам наша глубинка после Минска? Культурного шока не было?

- До Беларуси я работал в Индии с местной сборной. Помню, что первая тренировка там начиналась в 5:30 утра. Игроки выстроились на поле, а я обратился к ним: «Леди, мы начинаем тренироваться!» В ответ сразу  услышал: «Нет!» Удивился, поинтересовался, что произошло. 

«Сэр, мы не леди – мы еще не замужем, – послышалось от хоккеисток. – Так что называйте нас девушками. И для начала мы должны помолиться». Ну, хорошо. Они помолились, начали занятие, как вдруг прямо на поле, во время упражнений, выскочили порядка пяти репортеров с камерами. Я – за ними. Сказали, что для них это вполне естественно. Пришлось всех прогнать.

Но самая дурацкая ситуация произошла со мной во время Дня независимости Индии. На улице стояла ужасная жара. На термометре было порядка 35 градусов. Я на тренировку, которая проходила в городе Лакхнау, надел свои обычные шорты. А потом меня попросили в этих шортах принять участие в церемонии поднятия государственного флага. На стадионе собрались тысячи зрителей, а я поднимаю флаг в шортах. Честно говоря, была очень странная ситуация.

В Индии я видел людей, которые умирали на улицах, коров, разгуливающих по дорогам. Когда они идут, все автомобили сразу же останавливаются. И иногда приходилось ждать 12 минут, пока коровы не пройдут. Так что я не испытал шока, посетив белорусскую провинцию. Лишь увидел, что многие белорусы занимаются сельским хозяйством. Но для Голландии это тоже характерно. Особенно на севере страны.

- Что самое неожиданное произошло с вами в нашей глубинке?

– Как-то привез в Беларусь из Бреды юниорскую женскую команду. И после игры в Барановичах нас с ассистентом пригласили подняться на второй этаж стадиона. Мы поднялись, зашли в помещение и увидели перед собой на столе стаканы и бутылку водки. 

Мой голландский помощник смущенно смотрел, и я сказал: «Да, это такая местная традиция» – «И что я должен сделать?» – «Выпить и произнести речь! Ты же мой ассистент». Он просто не ожидал, что в Беларуси после хорошей игры могут выпить. И делают это, произнося тост. 

Что ж, пришлось ему выпить – я не пью водку. Могу себе после рабочего дня позволить пару бутылок пива, обсуждая дела с тренерским штабом. А пиво у вас хорошее. Такое как «Амстел» и «Хайнекен» :)

11:02 20/01/2018
Поделиться





ссылки по теме
Беларусь предложила России проводить совместный чемпионат по хоккею на траве за счет бюджета Союзного государства
Брест и Минск в апреле – мае 2017 года примут Кубок Содружества по хоккею на траве
Беларусь стала бронзовым призером ЧЕ по индорхоккею