«Мы подойдем к войнушке». Лукашенко проговаривает собственные страхи

Лукашенко не готов нести ответственность за происходящее в Беларуси, поэтому и придумывает «внешних кукловодов».

5 февраля, на церемонии вручения дипломов доктора наук и аттестатов профессора, Лукашенко захотел «обучить молодежь»:

"Послевыборные события показали, что нам серьезнее надо относиться к обучению нашей молодежи. В противном случае мы получим очень большие проблемы в перспективе. Если не переломим ситуацию, мы подойдем к войнушке. И боюсь, что в условиях геополитического разлома (об этом мы, наверное, еще будем говорить на собрании) мы не сможем удержаться в рамках внутреннего раздрая и какой-то гражданской войны: обязательно вмешаются другие игроки. Я часто намекаю: смотрите, чтобы наша Беларусь не стала полем битвы, полем войны, где будут решаться не наши вопросы».
Желание «обучить молодежь», которая стала движущей силой массовых протестов, понятно. Но как Лукашенко себе это представляет?

На вопросы «Белорусского партизана» ответил аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Вадим Можейко.

- «Мы подойдем к войнушке», «гражданская война», «поле битвы», «поле войны». Лукашенко последние месяцы слишком легко жонглирует военизированной лексикой. Это страшилки для непокорного народа либо нечто большее?

- Я бы сказал, что это не столько страшилка для аудитории, сколько проговаривание своих собственных страхов. Несмотря на официальную риторику народного единства, идет стимулирование гражданского раскола и стимулирование гражданской войны. Эту войну власть не проиграла, но и не выиграла. Лукашенко боится, что внутреннюю войну проиграет, поэтому и проговаривает собственные страхи. Его отсылки к судьбе Каддафи – из этой же оперы.

- Следовательно, разговоры про внешних игроков – для отвлечения внимания?

- Внешние игроки – это общая риторика, свидетельство неготовности нести ответственность за происходящее в стране и неготовность принять ответственность за то, что люди выходят на протесты именно из-за его решений, именно из-за его политики. Отсюда – желание переложить ответственность на кого-нибудь другого, желание выдумать внешних кукловодов.

Марш студентов, Минск, 1 сентября, 2020

- «Это не дело, когда преподаватели и студенты вузов выступают как какая-то отдельная сила по дезорганизации общества и уничтожению той системы, которую мы создавали четверть века. Это очень важно". Недавний преподаватель Белорусского госуниверситета физической культуры, как вы оцениваете этот ассаж?

- Лукашенко предпринимает классическую попытку сделать из системы образования систему воспитания: чтобы преподаватели не учили студентов предметам, не воспитывали гражданскую позицию, а превращали их в покорное стадо, которое не станет выступать за смену белорусского строя, словно это что-то плохое. Отсюда – попытка влиять на молодежь понятными Лукашенко методами. Совершенно ясно, что такая политика реализуется в очень ограниченных объемах и не приносит того результата, которого ему хотелось бы. 

- А как сейчас строятся отношения между преподавателями и студентами?

- Отношения строятся по-разному, и уж точно не зависят от высказываний Лукашенко и издаваемых директив. Вся мишура о воспитательной работе по сути сводится к написанию отчетов, проведению бесед, кураторским часам, а на самом деле – просто профанация, которая никого и близко не интересует. Даже вне зависимости от политических воззрений. 

- Можно ли говорить, что нынешние студенты – оппозиция Лукашенко? Либо это преувеличение?

- Любые студенты, молодежь, обычно является оппозицией к действующей власти, к старым устоям. Это естественный ход развития общества. Неудивительно, что старая власть настороженно относится к молодежи, особенно к образованной молодежи: чем выше уровень образование, тем меньше вероятности, что молодежь будет сторонником косного режима. Образованная молодежь никогда не была электоратом Лукашенко.





05.02.2021 22:06:52