Сергей Наумчик: Лукашенко стал заложником своей позиции по подбору кадров

Свою охрану президент Беларуси набирал в России.

Об этом «Белсату» заявил депутат Верховного Совета Беларуси 12-го созыва, журналист «Радио Свобода» Сергей Наумчик.

- Вы написали в «Фейсбуке» в комментариях: «С 1994 у Лукашенко охрана формировалась из граждан РФ, руководителями КГБ были граждане РФ, это было тотально, и наличие русской национальности было в кадровых вопросах большим преимуществом. Собственно в аппарате бывшего Совмина (затем – Кабинет министров) белорусы заменялись не просто россиянами, а именно гражданами РФ». Можно ли рассказать об этом более подробно?

- После того как Лукашенко был избран президентом в 1994 году, на должность председателя КГБ был назначен Владимир Егоров, а министров внутренних дел – Юрий Захаренко. Эти назначения проводились через наш Верховный Совет, и большинство депутатов за это проголосовало.

Мы знали этих людей, это были граждане Беларуси. Но потом начали происходить странные вещи. Начали появляться какие-то личности, которые никоим образом отношения к Беларуси не имели.

И один очень высокопоставленный человек в тогдашней администрации Лукашенко (не хочу называть его фамилию, чтобы не создавать ему проблем) сказал мне, что набираются люди в службу охраны Лукашенко и создаются такие структуры и спецслужбы, которые неподконтрольны Верховному Совету. И это был совсем не КГБ, а другие структуры, куда набирались в том числе и граждане России. И наличие российского происхождения было большим плюсом.

Я сразу хочу сказать, что здесь мы должны разделять. Если человек, русский пот национальности, приехал из России, получил белорусское гражданство и стал белорусским патриотом – это одно. Так, самый великий «песняр» нашего времени Владимир Мулявин родился на Урале. Он был русским, но тем не менее – это наш выдающийся деятель культуры.

Но совсем другое – те люди, которые начали руководить спецслужбами и которые ко всему белорусскому и нашей национальной идее относились с ненавистью.

Помню этот знаменитый эпизод избиения депутатов в Верховном Совете, когда некоторые мои коллеги, в том числе Николай Крыжановский, пробовали обращаться к тем людям, которые нас били, растаскивали и выносили из Овального зала. Было такое впечатление, что эти люди просто не понимали значения белорусских слов.

А второй момент: посмотрите на биографии тех, кто до совсем недавно времени руководил КГБ и силовыми ведомствами.

Если мы возьмем Министерство обороны, то это сплошь выпускники российских военных училищ или военных академий. Если мы возьмем другие структуры, то здесь у нас вообще был парадокс: Министерством иностранных дел руководил Иван Иванович Антонович, российский гражданин. Когда был принят закон о гражданстве, он не жил в Минске и не получал белорусского гражданства. Он, как минимум, сохранял российское гражданство.

Посмотрите, куда поехали после завершения своего героического боевого пути некоторые председатели КГБ. Они поехали в Москву и хорошо там устроились. За какие заслуги они там были приняты?

Начнем с первого руководителя КГБ в независимой Беларуси генерал-полковника Эдуарда Шарковского, который клялся, что он якобы патриот Беларуси. Не могу сказать, что у нас с ним были идеальные отношения, но, когда мы принимали закон о КГБ, было определенное сотрудничество, мы находили общий язык – но в итоге он уехал доживать свой век в Россию.

Есть мнение, что такие кадры «подсовывали» Лукашенко… Подсовывали – не подсовывали, но в принципе Лукашенко сам отбирал кадры. Лукашенко не настолько наивный человек, которому можно что-то «подсунуть».

Чего-чего, а наивности у него как раз-то и нет: он сам формировал себе команду, он сам набирал этих людей, он сам выдавливал белорусов с позиций в силовых структурах.

Сейчас, когда он опомнился и хочет видеть Беларусь независимой (я мало в это верю, но могу такое допустить), он стал заложником этой своей позиции (по подбору российских кадров – ред.).

Вторая большая проблема, если говорить о спецслужбах – это отсутствие парламентского контроля над ними.

В наше время, кода я был депутатом в начале 90-х, были какие-то элементы парламентского контроля, хотя до идеала было далеко.

Сейчас парламентского контроля нет, а такой контроль, контроль общества над спецслужбами, как это ни парадоксально – он в первую очередь в интересах самих офицеров КГБ. Я имею в виду офицеров младшего и среднего звена. Ведь тогда всех этих старлеев, майоров, полковников генералы не будут посылать на какие-то незаконные операции. Они не будут ловить оппозиции за бело-красно-белые флаги и белорусский язык, не будут следить за оппозиционерами.

Они будут заниматься тем, чем и должна заниматься любая нормальная спецслужба: это отслеживание проявлений терроризма и защита независимости страны.

Про какую защиту независимости нашей страны можно говорить, если еще недавно в КГБ и спецслужбах были люди, которые ставили под сомнение эту независимость и выступали за политический союз и объединение с Россией.

#BANNER_BOTTOM#

- В свете этих фактов как вы оцениваете задержание и увольнение Андрея Втюрина и озвученную «Росбалтом» версию о том, что он сливал информацию российской ФСБ?

- Мне трудно это оценивать. Для меня однозначно, что если человек не признан виновным судом, то он и невиновен. Для меня действует абсолютная презумпция невиновности, в чем бы этого Втюрина не обвиняли.

В широком смысле я хочу напомнить, что между КГБ Беларуси и ФСБ России давным-давно подписаны целые пакеты соглашений о недопустимости каких-то взаимных действий на территории одной и другой страны, о недопустимости какой-то разведки. Мы знаем , что у них налажено тесное сотрудничество. Поэтому обвинять кого-то в отдельном «сотрудничестве» – это просто комично. Десятилетиями это братство по оружию укреплялось. Так что это просто удивительно.

А вот что абсолютно однозначно – так это то, что белорусские спецслужбы должны иметь цивилизованный характер.

Я хочу снова вспомнить начало 90-х, офицеров КГБ и охранников спикера парламента Станислава Шушкевича. Их было 5 или 6 человек. Это были молодые парни, действительно преданные Беларуси и ее независимости. Я думаю, что все они уже на пенсии, и я им сейчас карьеры не испорчу. Тогда, я думаю, КГБ Беларуси развивалось к цивилизованной модели спецслужбы.

К большому сожалению, с 1994 года мы наблюдаем противоположный процесс. Но хочу сказать, что начинать надо не спецслужб: надо восстановить конституционность в Беларуси, восстановить законодательные и контрольные функции парламента, свободные выборы.

А если уж действительно Лукашенко хочет видеть Беларусь независимой, то это невозможно без возвращения того, что он у народа украл. Без возвращения «Погони» и бело-красно-белого флага в качестве государственных символов, без возвращения статуса белорусскому языку в качестве единственного государственного.

Потому что, подчеркиваю, защищают независимость не танки. Защищают независимость люди. И когда у людей, у спецслужб, у армии в голове – «русский мир», то они сдадут и Беларусь, и кого угодно на «раз-два».


08.05.2019 18:30:07