АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Эксперт: К заявленной политической реформе не стоит относиться легкомысленно

При всех оговорках это будет первое реальное перераспределение полномочий и первое переформатирование политического поля. Если будет.

Эксперт: К заявленной политической реформе не стоит относиться легкомысленно
Проект новой Конституции снова отправлен на доработку. Александр Лукашенко не нашел в нем переходных положений, должны быть даны «ответы на вопросы, как будут действовать органы власти после принятия Конституции». Между тем референдум по новому Основному закону страны, по словам Лукашенко, должен пройти не позже февраля следующего года.

По мнению директора Института политических исследований «Палітычная сфера» политолога Андрея Казакевича, которое публикует Белорусы и рынок, у властей есть понимание, что «какую-то реформу необходимо провести, ведь события 2020 года фактически сломали прежнюю модель».

— Действительно, реформа на повестке дня, вопрос в том, когда ее проводить и как. И в этом отношении, мне кажется, какой-либо ясности пока нет ни у властей, ни у самого Александра Лукашенко, — считает Андрей Казакевич. — Есть определенный прогресс, в течение этого года мы видели как минимум какие-то проекты Конституции, мы слышали высказывание Лукашенко по этому поводу, в частности по ВНС в последний раз, но целостной картины нет.

Сам Лукашенко упомянул о переходных положениях.0

— Это важно, — отмечает политолог. — Ведь от них будет зависеть, как пойдет эта политическая реформа, когда, собственно, Конституция начнет действовать, когда будут приостановлены полномочия действующих органов, например, Конституционного суда, — сразу же он будет переизбран после референдума или действует до истечения своих текущих полномочий и только в каком-то там году будет назначен его новый состав? Опять же, надо урегулировать вопросы, связанные с нормативными актами. В частности, сейчас декреты и указы выше законов, в будущей редакции вроде бы этого нет (нет декретов вообще, а указы становятся подзаконными актами), но что будет с декретами, которые были изданы до этого? Понятно, что есть всего лишь несколько вариантов, как решить вопрос, но чтобы избежать коллизий в будущем, желательно эти моменты прописать.

А ведь есть еще и проблема политической реформы в более широком смысле, отмечает эксперт.

Будет ли меняться партийное поле, будет ли введен такой институт, как партия власти или какие-то другие провластные организации, будет ли меняться принцип проведения избирательной кампании, какая будет политика в отношении медиа, будет ли разрешен хоть какой-то плюрализм или все будет выстраиваться в соответствии с критериями лояльности?

— Вот с этими вопросами все затягивается, и это очевидно. По крайней мере, конкретики нет. Мне кажется, что у самого Лукашенко точного представления о том, когда и как это проводить, нет. Скорее всего, он был бы склонен откладывать реформу и дальше: вроде как все снова работает, зачем что-то менять, лучше подождать, — считает Андрей Казакевич.

По его мнению, сейчас борются эти две тенденции: с одной стороны — понимание необходимости реформ, перераспределения власти, обеспечения политического будущего, с другой — если что-то все-таки работает, то, может быть, лучше отложить реформы на год, на два, а то и до конца президентского срока.

Один из факторов, понуждающих к реформе, — российский, подчеркивает политолог:

— Были обязательства перед Кремлем, особенно они были актуальны и важны в острой фазе кризиса, в конце лета и осенью 2020 года. Конечно, первоначально представлялось все несколько по-другому. Но, опять же, обещания давались в разное время и, видимо, в разной форме. Наверное, есть какие-то договоренности с Москвой по этому поводу, хотя деталей мы не знаем. В то же время про обещания много раз в нашей истории забывалось. То есть обещания не стоит переоценивать, но все же это дополнительный фактор.

В принципе, даже если будет выполнено только то, о чем говорят власти, это будет означать серьезную перестройку политической модели, считает эксперт.

— Поэтому я бы не относился очень легкомысленно к заявлениям властей, — говорит эксперт. — Да, это, конечно, не введение демократии, как хотят альтернативные силы, но это однозначно целая революция в сравнении с тем, что было у нас 25 лет. С 1996 года это первое реальное перераспределение полномочий и первое переформатирование политического поля. В любом случае, это важный процесс, хотя он воспринимается как очень большой риск и внутри системы, и самим Лукашенко — большого опыта преобразования политической системы нет. И особого доверия друг к другу внутри системы тоже, полагаю, нет.


Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...