АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

По меньшей мере 103 человека осуждено за сентябрь по «протестным» уголовным делам

Мониторинг «протестных» уголовных дел, проводимый лишенного аккредитации ПЦ «Весна», ежемесячно фиксирует вынесение политически мотивированных приговоров гражданам за реализацию ими своих основных прав, чаще всего за выражение мнения и за участие в собраниях.

После приговора. В центре с оранжевым пакетом - Ростислав Шавель. Слева от него - Вадим Шашура

За сентябрь текущего года количество политических заключенных в Беларуси возросло на 62 человека. Наблюдением за политически мотивированными уголовными делами зафиксировано осуждение в сентябре не менее 47 граждан, к которым применялось наказание  в виде «домашней химии».

В сентября по политически мотивированным уголовным делам, известным ПЦ «Весна», осуждено не менее 103 человек. Из них количество женщин составляет  – 21.36%, мужчин  – 78.64%. Известно о не менее 2 гражданах, объявленных в розыск. Из общего числа осужденных по политически мотивированным уголовным делам 63.11% граждан осуждены по диффамационным статьям Уголовного кодекса (ст. ст. 369, 367, 368, 370, 391).

География приговоров по «протестным» уголовным делам в сентябре выглядит следующим образом:

- Минск – 42 человека
- Гомельская область – 17 человек (Гомель, Гомельский район, Мозырь, Добруш, Петриков, Речица, Жлобин, Ельск)
 -Брестская область – 12 человек (Брест, Барановичи, Ляховичи, Кобрин, Пинск)
- Минская область – 9 человек (Вилейка, Молодечно, Любань, Дзержинск, Березино, Несвиж, Минский район)
- Витебская область – 8 человек (Витебск, Поставы, Орша, Лепель)
- Гродненская область – 6 человек (Гродно, Волковыск, Лида, Сморгонь, Ивье)
- Могилевская область – 9 человек (Могилев, Бобруйск, Чаусы)

Виды и размеры наказания по «протестным» уголовным делам

Суммарно за сентябрь по политически мотивированным уголовным делам, известным ПЦ «Весна», суды вынесли:

120 лет и 1,5 месяца лишения свободы для 32 человек;
35,5 года ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа («химия») для 16 человек;
97 лет ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа («домашняя химия») для 47 человек;
5 месяцев ареста для 2 человек;
2 месяца общественных работ для 1 человека;
585 базовых величин штрафа для 5 человек;
принудительные меры лечения от алкоголизма для 2 человек;
лишение права занимать руководящие должности сроком на 5 лет в качестве дополнительного наказания для 1 человека.

Наказание, связанное с лишением свободы, по «протестным» уголовным делам белорусские суды применяли в сентябре в 31.07% случаев. Ограничение свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа («химия») суды применяли в 15.53% случаев. Ограничению свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа суды подвергли граждан в 45.63% случаев. Арест был назначен в 1.94% случаев. Штраф как основной вид наказания использовался в 4.85% случаев. Общественные работы в качестве наказания были назначены в 0.98% случаев.

Таким образом, наказание по политически мотивированным уголовным делам, связанное с лишением свободы, её ограничением в виде «химии», «домашней химии», ареста применялось в 94.17% случаев.

Гласность по протестным уголовным делам

Белорусская судебная система выносит один за другим приговоры по протестным уголовным делам. Значительная часть резонансных уголовных дел рассматривается в закрытом от общественности судебном заседании, что ещё больше девальвирует доверие к белорусскому правосудию и итогам рассмотрения протестных дел.

Так, в Мозыре в закрытом заседании рассматривалось дело Ольги Шукалович, в Осиповичах – Владимира Турнова. В Добруше к году лишения свободы за оскорбление Александра Лукашенко в закрытом режиме осужден Евгений Петров.

На протяжении месяца Правозащитный центр «Весна» зафиксировал не менее четырёх дел, рассмотренных в закрытых заседаниях в суде Железнодорожного района Гомеля, где фигуранты обвинялись в публичном оскорблении должностных лиц в связи с осуществлением ими своих профессиональных обязанностей.

Так, в суде Железнодорожного района Гомеля было рассмотрено уголовное дело Алеси Бахун, женщину приговорили к двум годам «домашней» химии за оскорбление представителя власти. Этот же суд осудил Дмитрия Заломского к двум годам лишения свободы за оскорбление Александра Лукашенко, Александра Потапенко – к двум годам «химии» за оскорбление представителя власти, а Романа Скопцова – к двум с половиной годам «химии» за аналогичное преступление по ст. 369 УК.

В суде Центрального района Гомеля на протяжении месяца в закрытом режиме рассматривается уголовное дело в отношении правозащитников Леонида Судаленко, Татьяны Ласицы и Марии Тарасенко, обвиняемых в подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок. В этом же суде в закрытом заседании было рассмотрено дело Виктора Пруссова, мужчину осудили на три года лишения свободы за насилие над сотрудником органов внутренних дел.

Минский областной суд в закрытом режиме рассматривал уголовное дело в отношении Романа Марусова, обвиняемого в разжигании вражды и розни. Этот же в закрытом заседании осудил к одиннадцати и десяти годам лишения свободы Марию Колесникову и Максима Знака, обвинённых в сговоре с целью захвата государственной власти неконституционным путём, создании экстремистского формирования и призывах к действиям, направленных на причинение вреда национальной безопасности.

Витебский областной суд осудил к четырём годам лишения свободы Евгения Хорошкевича за разжигание социальной розни по признакам социальной принадлежности, оскорблении представителя власти в связи с исполнением им служебных обязанностей и организации действий, грубо нарушающих общественный порядок.

Суд Первомайского района Витебска в закрытом режиме осудил Сергея Думава к девяти годам лишения свободы за осквернение зданий циничными надписями, организацию и подготовку массовых беспорядков, обучение лиц для участия в массовых беспорядках.

Гомельский областной суд в закрытом процессе рассматривает уголовное дело по обвинению Игоря Лосика, Николая Статкевича, Владимира Цыгановича, Артёма Сакова, Дмитрия Попова и Сергея Тихановского, которых обвиняют в организации массовых беспорядков, разжигании социальной вражды, препятствовании работе Центральной избирательной комиссии, организации действий, грубо нарушающих общественный порядок.

 «Пыточное» правосудие

Обвиняемые по протестным уголовным делам заявляют о давлении и жестоком обращении с момента задержания и в ходе предварительного следствия, однако данные показания остаются без тщательной оценки со стороны судебной системы. О запрещенных методах ведения предварительного расследования становится известно задолго до начала судебного разбирательства, однако эффективной защиты заявители не получают.

Об угрозах лишения свободы, попытке произвольного выдворения из страны сразу с момента задержания заявляла Мария Колесникова. В частности, политзаключенная рассказала, что сотрудники правоохранительных органов надевали ей на голову мешок, угрозы от милиционеров она воспринимала как реальные. Адвокатом Марии Колесниковой было подано заявление в Следственный комитет, однако эффективной реакции от ведомства не последовало.

Об избиении сразу после задержания на территории Московского РУВД Минска заявил Алексей Щитников, осужденный на пять лет лишения свободы за наезд на автомобиль ГАИ в ходе августовских протестов в прошлом году. 

О давлении в ходе расследования уголовного дела и принуждении к участию в записи видео с раскаянием заявил в судебном процессе блогер Руслан Линник, который вынужден был согласиться, «потому что знал последствия несогласия». Политзаключенный осужден на четыре года лишения свободы. 

О психологическом и физическом насилии со стороны силовиков заявил в ходе суда Михаил Ференец, осужденный к трём годам лишения свободы.

Осужденный в сентябре к трем годам колонии за незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ, а суммарно с предыдущим назначенным наказанием за организацию массовых беспорядков - к восьми годам колонии, Дмитрий Кубарев ещё в ходе первого суда заявлял о пытках сразу после задержания.

Об избиении в ходе задержания заявил Дмитрий Левкович, осужденный к двум годам «домашней химии» за оскорбление представителя власти в связи с осуществлением им служебных обязанностей. По словам осужденного, «двое сотрудников повалили Дмитрия на землю, закрутили ему руки, и один из них начал с особой жестокостью бить его ногой по голове». 

О применении физической силы в ходе задержания заявил 20-летний Артём Сакович, осужденный к четырем годам лишения свободы за участие в акциях протеста в августе 2020 года. По словам осужденного, в момент задержания его «чуть-чуть поколотили и повели в микроавтобус».

О пытках во время задержания с целью дачи признательных показаний заявил осужденный к двум годам «домашней химии» за подготовку и участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок, Павел Яицкий: 

«По дороге к автомобилю били в живот, заламывали руки, хоть и не оказывал сопротивления. В отделении ГУБОПиК били по ягодицам, принуждали подписать документы, при этом всё время били дубинками. В СИЗО были зафиксированы гематомы на теле».

Нарушение презумпции невиновности в отношении политзаключенного председателя Правозащитного центра «Весна» Алеся Беляцкого

14 сентября на государственном телеканале «Беларусь 1» вышла программа «Это другое» - Правозащитный центр «Весна»: финансовые махинации Беляцкого. Ведущая программы Ксения Лебедева в конце программы даёт преждевременную оценку правозащитной деятельности председателя организации Алеся Беляцкого: «...господин Беляцкий, который эффективно «распиливает» полученные иностранные деньги для них политический заключённый. Хотя как показывает даже наше журналистское расследование просто жулик, но это другое».

Если обратиться к толковому словарю русского языка, то слово «жулик» имеет значение «вор, мошенник, обманщик, аферист, плут, махинатор, проходимец, жульё, мухлёвщик, надувала, человек, склонный к мошенничеству».

Преждевременная оценка деятельности и личности политзаключенного до судебного разбирательства не совместима со стандартом презумпции невиновности, который возлагает на должностных лиц и представителей государственных медиаресурсов обязанность воздерживаться от оценки действий обвиняемого, являющихся предметом разбирательства по уголовному делу, до вынесения приговора судом.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...