АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Романчук: «Представителям номенклатуры очень долго удавалось обманывать безграмотных белорусов»

Эксперт о тяжелом наследии Советского Союза, которое не позволяет Беларуси развиваться уже 30 лет.

Романчук: «Представителям номенклатуры очень долго удавалось обманывать безграмотных белорусов»
Известный экономист Ярослав Романчук проанализировал ошибки белорусов, из-за которых нам за 30 лет так и не удалось стать демократической страной со свободной экономикой.

— Самый главный урок — это то, какие приоритеты стояли перед нами в начале 90-х. Все говорили про трансформацию экономики, про макроэкономические показатели. На самом деле, это была достаточно опасная ловушка. Надо было говорить о трансформации общества, а не о трансформации экономики, — отметил Романчук в эфире канала «Экономика здравого смысла». — Трансформация общества — это те люди, с их ценностями, приоритетами, с их отношением к действительности.

Это было постсоветское общество, пораженное болезнью, которую я называю «ХХХХL» — халтура, халява, хамство, холуйство и лицемерие.

Экономист уверен, что для того, чтобы перейти к свободному демократическому обществу, необходимо было менять подобный менталитет. И это требовало особого подхода.

— Но этот большой и ценный блок был задвинут и во главе угла стояли экономические показатели, ВВП, валовые сборы. Таким образом, вместо трансформации общества мы и все страны на постсоветском пространстве занимались трансформацией только экономики. Поэтому многие реформы не получились, — считает эксперт.

Среди допущенных ошибок он указывает и на неправильное восприятие обществом роли государства.

— У нас была слепая вера в государство, потому то в Советском Союзе государство было вс� �, а человек — никем. Мы все получали от этого непонятного органа «государства». И поэтому, когда мы окунулись в рыночную стихию, и стало гораздо больше свободы выбора, мы думали, что государство одномоментно от тоталитарного превратится в этакого благодетеля.

До сих пор, 30 лет прошло, а многие продолжают думать, что все люди должны жить во имя государства, — размышляет экономист.  

Еще одним тяжелым наследием Советского Союза оказалось неверие человека в себя.

— Везде был коллективизм и не было понимания того, что могу я, что я могу быть самостоятельным, у меня должна быть собственность и т.д. Когда человек не понимает своего Я, того, что он является главным в планировании, в реализации, а также несет ответственность за результаты своего труда, ему хочется свалить все на кого-то, хочется встроиться в какой-то чужой план. Поэтому в Беларуси, к сожалению, возобновились «пятилетки» и после шести «пятилеток» мы уже понимаем, что это тупик, — подчеркнул Романчук.   

Огромную роль в непринятии демократических принципов обществом, по его мнению, сыграла всеобщая экономическая безграмотность, непонимание базовых принципов предпринимательства, частной собственности, экономических расчетов и механизмов получения прибыли и образования убытков.

— Непонимание феномена предпринимателя возникло просто потому, что его не было. Игнорирование проблемы экономического расчета происходило от того, что не было у людей личного отношения ценности собственности, так как не было частной собственности. Советский Союз был страной с искаженной структурой капитала. Там не было добровольного выбора людей, которые вступают в отношения обмена, а было сплошное искажение информации.

Искаженное понятие частной собственности привело к тому, что люди боялись «собственников». И этот страх частной собственности в Беларуси помог чиновникам вместо приватизации активов создать систему полного контроля над потоками, приватизировать прибыль и национализировать убытки.

Искаженное понятие сыграло свою роль и в отношении механизма «прибыль — убытки». Когда он работает, то является великолепным инструментом распределения ресурсов и контроля в отношениях между производителями и потребителями.

У нас же прибыль считалась чуть ли не злом. Но на самом деле, если человек заработал прибыль, будучи производителем товара и услуги, значит, он хорошо сработал. Если не заработал, значит, он несет убытки. Но одно дело, когда человек распоряжается своими активами, своими ресурсами, другое — когда это чиновник, и он реализует госпрограммы.

Кто будет нести и покрывать убытки в таком случае? Они сегодня идут на плечи налогоплательщиков в виде долгов, неликвидов, токсичных активов, а вот прибыль через сложную систему фирм-«пылесосов» оседает в нужных карманах либо на счетах офшорных компаний.

И здесь у нас тоже такая порочная система, когда государство говорит нельзя много зарабатывать, нельзя быть очень богатым, и делает все, чтобы ограничить размер прибыли. Как только человек начинает хорошо работать и показывает высокую прибыль, к нему тут же приходят проверяющие и говорят, как ты смел, давай, все-таки поделись.

В Советском Союзе люди были финансово безграмотными. В школе получали знания по физике, химии, обществоведению, но не те, которые позволяли ориентироваться в рынке, быть подготовленными к реальной жизни. Этих знаний не было.

И когда представители номенклатуры, силовых структур, профсоюзов попали в систему управления, им очень долго удавалось обманывать безграмотных белорусов, пугая тем, что вот придут жадные капиталисты, скупят все и мы на нашей земле будем гастарбайтерами. Это полная чушь.

Или, например, нельзя отпускать цены, потому что, если они будут свободными, предприниматели будут драть с нас три шкуры. В итоге в Беларуси за 30 лет никогда не было режима «свободной цены». И по инфляции наша страна входит в ТОП-20 самых неблагополучных стран мира, — отмечает экономист.

Непоправимой ошибкой, приведшей к печальным последствиям в экономике и жизни страны в целом, он считает и то, что в независимой Беларуси в госаппарате остались те же люди, что и в Советском Союзе.

— Не было никакой люстрации. Именно они захватили командные высоты в управлении государством и экономикой. И все модели, которые работали в демократических странах, где есть верховенство права и политическая конкуренция, у нас не сработали.

Даже когда мы будем начинать строить новую Беларусь, после условного дня Х, те люди, которые работают во власти, это порядка 50 тысяч госслужащих, никуда не денутся. И либо мы примем закон о люстрации, чтобы нейтрализовать их порочные связи, которые нарабатывались 30 лет, либо получим снова такой же эффект, — убежден Романчук.

Международные структуры, которые стремились оказать независимой белорусской экономике финансовую помощь, также не учли особенностей постсоветского менталитета белорусского общества и истинных целей правящей номенклатуры.

— Все рекомендации МВФ, Всемирного банка, Всемирной торговой организации в денежно-кредитной и налогово-бюджетной сферах, в сфере управления активами и социальной и торговой политике были абсолютно новыми. Но западные эксперты не учитывали фактора постсоветского человека, не учитывали фактора номенклатуры, преступных группировок, которые после Советского Союза никуда не исчезли, а получили новые возможности. Поэтому в Беларуси быстро произошел захват командных высот определенным кругом лиц.

А обыкновенные потребители в итоге переплачивают за услуги и товары, налогоплательщики несут непомерную налоговую нагрузку. И несмотря на огромные суммы денег, закачанные в Беларусь международными организациями, темпы роста экономики у нас последние десять лет не превышали 1% в год. В режиме протекционизма, высокой инфляции, ограничении конкуренции и свободы выбора каждое домашнее хозяйство Беларуси переплачивает за товары и услуги порядка 550-600 долларов в год.

Население за 30 лет сократилось почти на миллион, а если учесть, что еще почти миллион уехали и работают за рубежом, мы понимаем, насколько дезориентированной является белорусская экономика, — подвел неутешительные итоги экономист.   

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...