АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Действительно ли Путин имеет такое большое влияние на Лукашенко, как это кажется?

Во время последней встречи Лукашенко и Путина российский политик заявил, что к нему периодически обращаются с просьбой повлиять на Лукашенко.

Действительно ли Путин имеет такое большое влияние на Лукашенко, как это кажется?
На эти обращения Путин ответил, мол, следует разговаривать с самими белорусскими властями, пишет Наша Нива. Но действительно ли это так? Какое влияние имеет Путин на белорусские власти? И если Лукашенко настолько надоел России, как это всем кажется, то почему его до сих пор терпят?

«Кремль сейчас не очень заинтересован собачиться с Западом из-за Лукашенко»

«Через Путина влиять на Лукашенко действительно пытаются: Европа понимает, что ключи от разрешения белорусского кризиса находятся в Кремле.

Кремль имеет гораздо большее влияние на Беларусь, чем Брюссель: у последнего очень ограниченные средства воздействия на белорусский режим, — считает руководитель аналитических проектов, политический обозреватель БелаПАН Александр Класковский. — Лавров (министр иностранных дел Российской Федерации. — «НН») всегда Западу говорит: «Не лезьте во внутренние дела Беларуси, не трогайте».

Короче, окультуривает Лукашенко. Но на самом деле, полагаю, Кремль ведет игру похитрее.

Заметьте, сегодня Путин не хочет втягиваться в авантюры Лукашенко, чтобы не быть с ним в одном окопе. У Путина сейчас иная фаза отношений с Западом. С Байденом вот недавно встретился. Кремль сейчас не очень заинтересован собачиться с Западом из-за Лукашенко. И Лукашенко поэтому нервничает немного. Эмоционально реагирует на то, что за его спиной Запад разговаривает о нем с Кремлем».


Аналитик Александр Класковский. Фото: press-club.by.

Александр Класковский согласен с тем, что личные отношения между Путиным и Лукашенко не очень хорошие и простые.

«Об этом говорят уже много лет. То же самое говорили и до кризиса 2020 года. Но все же Путин отделяет политические интересы России от личного отношения к Лукашенко, — говорит Класковский. — Смотрите сами: в прошлогодней ситуации Путин поддержал Лукашенко, и эта поддержка, думаю, сыграла чуть ли не решающее значение для того, чтобы Лукашенко удержался.

На первом плане для Путина в то время была, так скажем, классовая солидарность двух авторитариев. Главная идея была такова: в Беларуси не должна победить, как они тогда говорили, цветная революция. Второй момент заключается в том, что действительно в идеале для Москвы лучше бы Беларусью управлял менее токсичный и более сговорчивый персонаж. Это в идеале».

Аналитик считает, что на самом деле, если Лукашенко не хочет уходить, у Путина не так и много рычагов воздействия на него.

«В прошлом году некоторые аналитики говорили, что во время протестов в Минск прилетал Патрушев (секретарь Совета Безопасности Российской Федерации. — «НН»). Тогда шли разговоры о том, что существовал «план Путина-Патрушева», который предусматривал транзит власти в Беларуси и мягкий уход Лукашенко. Мы не знаем, был ли такой план, но за этот год ситуация резко изменилась и, возможно, Лукашенко, если такой план даже и был, переубедил Путина. Теперь уже Лукашенко снова крепко удерживает власть в Беларуси, поэтому некуда спешить».

По мнению Класковского, это единственная тема загадочных долгих бесед между Путиным и Лукашенко, которые происходят раз за разом во время их встреч.

«Если Лукашенко уходить не спешит, ну чем Путин его припугнет? — рассуждает аналитик. — Что? Газ перекроет? Но сегодня это для Москвы неприемлемо. Потому что Москва сама говорит Западу, чтобы тот не давил санкциями Лукашенко.

Путин не может пригрозить и тем, что он здесь десантников высадит или полоний в чай подсыплет. Не та ситуация, чтобы использовать такие экстремальные методы по отношению к своему союзнику. А других не так и много.

Скорее всего Кремль ведет речь о какой-то ограниченной политической реформе в Беларуси, чтобы и при Лукашенко, и после Лукашенко было легче продвигать свои интересы: ради этого нужно сократить власть президента, создать пророссийские партии, продвигать своих политических деятелей.

Лукашенко, я думаю, выступает за консервативный вариант, так как у него не раз звучало, что и эта Конституция очень хорошая, его пропагандисты тоже бесконечно долбят эту тему».

«Просто снять Лукашенко Путин не может»

«Считаю, что Запад действительно пытается повлиять на Лукашенко через Путина, так как это единственный доступный канал коммуникации напрямую с Лукашенко. Наверное, надеются на то, что при помощи Путина смогут изменить поведение Лукашенко, — считает политический аналитик Артем Шрайбман. — Кажется, пока эти усилия неэффективны.


Путин отказывается от серьезного разговора. Это было видно даже во время его встречи с Байденом. Белорусский вопрос на ней затрагивался лишь формально. Полагаю, что-то подобное происходит и на других переговорах: с Меркель, Шарлем Мишелем, Макроном и другими».

Насчет надежд белорусов, ожидающих, что Путин скоро избавится от Лукашенко, потому что тот его раздражает и ему надоел, — Шрайбман с этой мыслью не соглашается.

«Нет у Путина пока оснований для подрыва власти Лукашенко. Да и просто так снять Лукашенко он не может. Это не губернатор какого-нибудь российского региона, — рассуждает аналитик, — Лукашенко пока что отвечает базовым интересам российской власти.

Особенно в том, какой, по мнению Путина, должна быть белорусская власть. Сейчас он прилагает все усилия для того, чтобы Беларусь прервала все возможные связи с Западом.

То, что отношения Путина и Лукашенко сейчас неровные, это, видимо, правда. Но это не та степень усталости от него, из-за которой Путин решил бы разрушить дружественный для него режим. Тем более, что успешно уничтожать режимы Россия никогда и не умела.

Последний раз это пытались сделать в Афганистане 40 лет назад, но и в этом вопросе можем поспорить о том, было ли это успехом. Короче, сейчас Путин не видит для себя более комфортной альтернативы, чем власть Лукашенко в Беларуси. И пока это так, полагаю, что в их отношениях ничего кардинально не изменится. Разве что уровень давления в вопросах военной и экономической интеграции и размеры помощи, которую Россия оказывает Беларуси».

«Отношение Путина к Лукашенко и «Талибану» приблизительно одинаковое: победителей не судят»

«Оказывать на Лукашенко давление через Путина вряд ли возможно, — уверен экономист-политик, член политсовета Объединенной гражданской партии Лев Марголин. — Скорее, это происходит косвенными образом, высказываниями вроде: «Вот, у вас Лукашенко, а зачем он вам?», «Зачем вы его поддерживаете?» Как никогда раньше эта тема начала беспокоить европейцев после посадки самолета с Протасевичем.

Напрямую давить на Путина вообще невозможно. Чем больше его душишь, тем больше он не склонен выполнять то, что от него требуют.

Фото: belgazeta.by.

Нет сомнений, что такие разговоры с Путиным о Лукашенко заводили и Байден, и Меркель. Потому что даже на уровне заседаний министров иностранных дел тема Беларуси в последнее время затрагивается обязательно. В Европе и странах НАТО есть уверенность в том, что Лукашенко полностью зависит от Путина.

Так оно и есть. Но, отмечу, в политике изредка делают простые ходы.

Путин не может предъявить Лукашенко ультиматум и сказать: «Даю тебе две недели, и после этого чтобы я тебя не видел». Тем более, что любое действие, которое будет связано с давлением на Беларусь, к примеру в экономическом плане, будет негативно воспринято даже в самой России».

По мнению политика, Путин очень сильно связан в действиях относительно Лукашенко и Беларуси.

«Российский народ и российские элиты не поддержат и простого вооруженного вмешательства в белорусские дела, — считает Лев Марголин. — Что касается того громкого сравнения режима Лукашенко с «Талибаном», то в ответе Путина четко прослеживается его мнение — «победил тот, у кого власть». Если он остался у власти, то уже не имеет никакого значения, какими усилиями он победил на этих выборах.

Путин и сам подобным образом побеждает. И его это нисколько не смущает. К белорусским выборам и Лукашенко он относится приблизительно так же: Лукашенко победил — победителей не судят. Давайте с ним разговаривать».

По мнению политика, если проанализировать все произошедшее за последний год, не остается никаких сомнений в том, что Лукашенко стоит у Путина поперек горла и что избавиться от него он будет стремиться при любой возможности.

«Только за этот год Лукашенко пять раз побывал с визитами у Путина. Какой смысл был ездить к нему, если не за деньгами? — задается риторическим вопросом Лев Марголин. — Но денег он не получил. Нельзя считать деньгами обещанные $600 млн до конца 2022 года.

Для Путина те $3 млрд, за которыми к нему ехал Лукашенко, не такая уж и большая проблема. Но он эти деньги не дал. На мой взгляд, сейчас у Путина нет цели укреплять позиции Лукашенко.

Но и против Лукашенко он открыто выступать не может. Поэтому все происходит таким вот образом. Я уверен: дни Лукашенко сочтены.

Неизвестно только, о каком именно сроке идет речь: 300 дней, 600 дней, но дни его власти точно сочтены. Иначе и нельзя: экономика не развивается, инвестиций нет и не будет, в том числе российских.

И, если вы обратили внимание, то утихли разговоры о белорусских предприятиях из числа «фамильного серебра», о которых велась речь два-три года назад. Казалось бы, сейчас самое время надавить на Лукашенко и забрать эти предприятия. Но их не хотят сегодня забирать, понимая, какое отношение к этому будет в мире после смены власти в Беларуси.

Позиция такова: «Пусть все происходит само по себе, мешать не будем, выплывет — так выплывет, а денег все равно не дадим».

Когда в последний раз зашла речь об интеграции, Песков сказал: «Нам спешить некуда». Они надеются на то, что после Лукашенко в Беларуси будет такой президент, с которым реально можно будет договариваться о какой-либо интеграции».



Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...