АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Гарри Погоняйло: Помилование – демонстрация готовности начать переговоры с Западом

«Коллективный Запад» не может пойти на переговоры с Лукашенко, потому что это означало бы признание его легитимности.

Гарри Погоняйло: Помилование – демонстрация готовности начать переговоры с Западом
Ко Дню народного единения Лукашенко помиловал 13 политзаключенных. А правозащитные организации признали политзаключенными без малого 700 человек.

Что означает этот «акт гуманности» на самом деле? «Белорусский партизан» побеседовал с правозащитником Гарри Погоняйло.

- Помилование – это акт гуманности, такими компетенциями обладают многие президенты. Это хорошая практика, которая дает надежду осужденным на свободу. 
Помилование заключается не только в полном освобождении от наказания, назначенного судом, но также и на смягчение приговора, на замену одного наказания, избранного судом, на другое, более мягкое. При этом как правило, должны быть соблюдены как минимум два условия: прошение о помиловании и раскаяние как обстоятельство признания вины и требование уголовного закона о наказании как достижение цели исправления осужденного.
Процедура помилования длительная и достаточно громоздкая. Решения о помиловании принимает специальная комиссия, которую формирует президент как свой рабочий орган для решения вопросов о помиловании. Комиссия вправе запрашивать мнение у МВД, у Генеральной прокуратуры, у Верховного суда в отношении осужденного. Собрав характеристики с места отбытия наказания, оценив тяжесть совершенного преступления, степень раскаяния осужденного, его готовность встать на путь исправления, при наличии достаточных данных на осужденного комиссия рекомендует: помиловать или не помиловать. В отношении помилованного президент издает указ. 
По 13 помилованным, наверно, также проведена большая работа. Инициация была поручена переметнувшемуся диссиденту Воскресенскому, который предлагал осужденным написать прошение о помиловании. С некоторыми сидельцами он встречался лично.
Между тем, вопрос стоит жестко и прямо: необходимо выпускать из мест заключения тех, кто осужден неправосудно за участие в акциях протеста до выборов, во время и после выборов. 

Как известно, возбуждено свыше 4 тысяч уголовных дел за так называемые «массовые беспорядки», примерно 1200 человек осуждены, из них 700 человек признаны политзаключенными. 


Между тем, необходимо выпустить всех жертв неправосудных приговоров, осужденных за участие в мирных акциях, за высказывание активной жизненной или политической позиции, представителей независимой журналистики, правозащитников и других репрессированных режимом.
Помилование 13 человек – движение, в общем, в правильном направлении. И международное сообщество, и белорусская оппозиция предусловием начала диалога с рационально думающими о перспективе демократической Беларуси называют безусловное освобождение и реабилитацию всех незаконно репрессированных. К сожалению, мы наблюдаем, что движение происходит в обратном направлении: выносится все больше политически мотивированных приговоров, все больше осужденных к лишению свободы признаются политическими заключенными.
Помилование 13-ти из сотен и сотен осужденных, как мне представляется, – попытка создать иллюзию, что правительство готово к изменению курса, ослаблению давления на гражданское общество, которое может привести к освобождению тех, кто находится в заключении. Если это честный подход, а не заигрывание, то лично у меня вызывает недоумение: кто эти помилованные, по каким составам уголовных преступлений они осуждены, каким мерам наказания подвергнуты, являются ли они признанными политзаключенными, почему помилованы именно эти лица, а другие нет, почему не опубликованы указы об их помиловании? 
Создается впечатление, что данное помилование (13-ти лиц) – политический жест готовности сесть за стол переговоров. Но не с оппозицией действующей власти, а с западными правительствами, применившими серьезные санкции к белорусскому режиму, и готовностью наращивать эти санкции. Целью ставится отмена западных санкций или их ослабление. Значит, «безмозглые» санкции все же действуют.
Однако в нынешних условиях западные правительства, международные органы Евросоюза вряд ли пойдут на прямой диалог с Лукашенко. Пойти на диалог с Лукашенко – признать его легитимность, а «коллективный Запад» не может себе такого позволить. Диалог действительно нужен, и возможен, но не с Лукашенко, а с теми из представителей властных структур, в том числе из числа силовых, которые осознают бесперспективность проводимого курса нынешним правителем Беларуси, хотят изменений и понимают необходимость решения политического кризиса путем диалога и поиском компромиссов. Участникам переговоров предстоит решить огромный ворох проблем, которые накопились почти за 27 лет правления диктатора.

- 17 сентября, так называемый День народного единения, был очень хорошим поводом освободить политзаключенных и сохранить при этом лицо. Почему же Лукашенко не провел политическую амнистию?

- 17 сентября – искусственно созданный «праздник», приуроченный ко дню освобождения территорий, захваченных белополяками (по результатам войны 1920 года). Освободительный поход 1939 года (воссоединение белорусского народа, воссоединение земель), навязанный советскими идеологами и позже подхваченный историками, фактически был совместным походом гитлеровских и советских войск по переделу территорий ряда стран (известный план Молотова-Риббентропа, который привел ко Второй мировой войне). 

По сути эта дата не может быть праздником единения. Прежде всего нужно покаяние тех, кто совершал злодеяния и кровавые репрессии против белорусского народа в период большевизма, тех, кто причастен к расчленению Польского государства и в целом перед жертвами Второй мировой войны. 

Но в связи с этим встает другой вопрос: дождемся ли мы покаяния нынешних властей Беларуси за весь ужас насилия, жестоких репрессий в отношении тысяч и тысяч наших граждан, которые были подвергнуты административным и уголовным наказаниям, уволены с работы или отчислены с учебы, вынуждены массово бежать из страны в связи с угрозой применения к ним насилия?
Только после покаяния мы сможем говорить о примирении и единении. А дату 17 сентября необходимо оставить историкам и потомкам.



Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...