АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Венедиктов: Он вошел в раж. Что будет… Плохо будет. Какой запас прочности у системы власти Лукашенко не очень сильно видно

"Я думаю, что эта эскалация происходит не только в политике, но и внутри личности".

Венедиктов: Он вошел в раж. Что будет… Плохо будет. Какой запас прочности у системы власти Лукашенко не очень сильно видно
Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов в эфире передачи «Без посредников» - о ситуации в Беларуси.

― Про Беларусь спрашивают. Что будет, как будет?

― Ребят, я что, шаман что ли? Что будет… Плохо будет. И сколько запас прочности у Александра Лукашенко… Я говорю Александр Лукашенко – я имею в виду систему власти, а не человека. Какой запас прочности не очень сильно видно. Вот посмотрите, он совершенно, на мой взгляд, безобразным образом наехал на своих олимпийских спортсменов за то, что они не достали ни одной медали. По политике я все понимаю. Но, блин, это спорт, слушайте. Ты про спортсменов своей страны что говоришь-то? Ну вот послушайте сами. Удивительно, просто невероятно.

― Но это было немного странно даже для Лукашенко.

― Да! Я говорю, я по политике понимаю, когда он говорит: «Супостаты. Вороги через границу. Литва поперла». Это белорусские спортсмены. Их поддерживать надо, даже когда они медали не берут. Он говорит: «Он там… Вот это же безобразие…». В общем, сами посмотрите. Не хочу. Расстроился я. За белорусских спортсменов, будете смеяться.

― Которым фактически сказали, что они могут не возвращаться, если не завоюют медали.

― Не так, конечно.

― Ну, не так, да.

― Но оскорбительно.

― Почему? Что за метаморфоза с ним произошла?

― Я думаю, что эта эскалация происходит не только в политике, но и внутри личности. Когда человек лично занимается вот этой эскалацией, лично ее организует, лично принимает участие, в отличие от Путина, в публичном поле, его это захватывает. Он вошел в роль. Можно сказать, он вошел в раж, и он вошел в роль, я так думаю. И я вижу, как человек психологически эскалатирует в виде спирали. Спортсменов своих… Да господи, Александр Григорьевич. Ну уж тут-то совсем.

― Просто каждый раз, когда он это говорит, я вспоминаю ваше большое, огромное интервью с Лукашенко. И там этой интонации не было истеричной такой.

― Не было. Так я говорю, это эскалация публичной личности, которая понимает, что она на публике каждую секунду и все время должна показывать свое превосходство. В этом эта эскалация.

― Звал ли Лукашенко в Минск на интервью?

― Не звал. Очень не доволен информационной редакционной политикой «Эха». Считает, что… Ну, нельзя сказать, что я его предал. Я никогда не был. Но все-таки он ко мне относился как к журналисту, которому он дал интервью, а я вот его критикую. Но я и своего президента критикую с не меньшей страстью, я бы сказал так, когда считаю, что он не прав. Что ж мне чужих президентов-то не критиковать? Это даже смешно.

― То есть многое изменилось за то время, что вы были последний раз у него?

― Да. Это изменилось в Беларуси. «Эхо» как было такое, так такое и осталось.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...