АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Интеграция Ликвидация НГО Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Анна Северинец: Мне кажется, ненависть - это их естественная среда. Они с детства в семье, во дворе, в школе - в ней живут

"Я бы не хотела быть ими. Именно поэтому мне их жалко".

Анна Северинец: Мне кажется, ненависть - это их естественная среда. Они с детства в семье, во дворе, в школе - в ней живут
Это не стокгольмский синдром. Да, я не испытываю ненависти к тем, кого режим впутывает во зло, пишет известный педагог, писательница и популярный блогер Анна Северинец.

Более того. Я все это время разговариваю с ними, каждый раз, когда выдается такая возможность. Не убеждаю, не доношу до ним свои мысли, просто разговариваю, потому что мне важно понять. Разговаривала с парнем-военным, который стоял в оцеплении. С милиционером из РОВД. С марьиногорским спецназовцем. С патрульным. Я, конечно, не останавливаю их на улице, просто как-то так по жизни бывает встретится кто-то далекий, но знакомый.

Я и потом хочу прежде всего сделать книгу нон-фикшн, где собрать бы их рассказы. О детстве, о родителях, о мечтах и кино, которые они любят.

Там все и просто, и сложно, особенно, например, для меня, ведь это нужно менять оптику, призмы, через которые ты смотришь на мир.

Понимаете что, нам всем жить в одной стране. Причем неважно, сегодня, завтра, через сто лет, через четыреста, человек, который легко впутывается во зло, он будет всегда, и мы его не понимаем. Вот немцы отчасти своих таких понимают. Американцы понимают. А мы своих таких - не очень. Может, Алесь Адамович был ближе всех наших литераторов к пониманию, так мы его не читаем.

А если мы их не понимаем, мы не в состоянии это предотвратить. Александр Иосифович Федута мне все время на мои эмоциональные возгласы вроде "Господи, откуда они все взялись?!" всегда отвечал: "А это все ваши ученики, Аня". Упаси боже, конкретно своих учеников я там пока не видела, но метафорически оно так и есть.

Мне кажется, ненависть - это их естественная среда. Они с детства так или иначе, в семье, во дворе, в садике, в школе - в ней живут. Почти все те, с кем мне довелось поговорить - жертвы жестокого обращения, чаще неосознанного, более того - принятого за норму и одобренного, из серии "вот меня били, а я человеком вырос". Не абъюзеры, жертвы.

Я бы не хотела быть ими. Именно поэтому мне их жалко.

А так вообще странно, что я вдруг почувствовала потребность извиниться и объясниться за свою жалость.

Много в воздухе дурного разлито.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...