АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Светлана Алексиевич: Не впасть в отчаяние и готовить себя к Новому времени

События 2020 года - что это было в беларуской истории? На эту тему рассуждает писательница, лауреатка Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич.

Светлана Алексиевич: Не впасть в отчаяние и готовить себя к Новому времени
Радио Свабода (пер: БП) обратилось к 21 белорусскому интеллектуалу с просьбой поделиться их видением и пониманием событий 2020 года, ответить в широком смысле на вопрос «что это было?». Сегодня предлагаем вашему вниманию ответы писательницы, лауреатки Нобелевской премии по литературе Светланы Алексиевич.

Что произошло с белорусским обществом в 2020 году: созревание, дозревание или разрядка напряженности? Может ли вернуться ветер на круги своя?

- Нет, я думаю, что Беларусь никогда уже не станет прежней. Никогда уже не загнать нас, как говорится, в стойло, хотя, наверное, наверху предполагали, что это возможно. Это уже невозможно. Общество стало взрослым, мы наконец стали нацией. Мы задали себе вопросы, которые стремились не задавать: кто мы, где мы, чего мы хотим, с кем мы хотим быть.

Это важные вопросы, которые 100 лет не задавали. Мы своих национальных проблем не решили. Прошлый год показал, что это накапливалось в народе. И он вышел. Не случайны и этот флаг, и эти песни протеста с Эхом начала века. И наглая брутальность не смогла это подавить. Она сумела убрать с улиц наши головы, но мы уже нация.

Как в событиях 2020 года проявилось белорусское национальное?

- Белорусы задумались о самостоятельности своего пути. Может, это было наивно - что мы сможем рядом с таким соседом, как Россия, построить полностью независимое государство, равное нашим мечтам. Это наивно, Россия никогда нас не отпустит. И Европа будет неспособна помочь нам.

Но то, что мы вышли на улицу - это сыграло роль в том, что у нас не оказались российские войска.

Мне кажется, что такая сдача была предусмотрена в планах Путина и Лукашенко. Хотя говорят, что Лукашенко никогда не сдаст Беларусь. Но я думаю, что за 26 лет его правления экономика отучилась самостоятельно жить.

Почему белорусский протест 2020 года не имел геополитического измерения?

- Конечно, белорусский протест говорил по-русски. Я не знаю, какие цифры опросов, как белорусы относятся сейчас к союзу с Россией. Но я думаю, что они в своих мыслях никогда не отходят от России. И если Россия и потеряла своих союзников в Беларуси, то только от того, что она поддержала Лукашенко. 

До этого народ больше верил в Россию. Он был не за слияние с Россией, но за дружбу с ней. Белорусы не пели, как в Украине: "никогда мы не будем братьями". Такого в белорусском сознании еще нет.

С другой стороны, я думаю, что страх перед тем, что было в Украине, помешал курсу на Европу, несмотря на внутреннюю европейскую ориентацию.

Вы поговорите с любым белорусом, я не раз это делала, когда писала свои книги. Они не думают о себе с Европой. Опыт Украины породил страх показать свои проевропейские устремления.

Засвидетельствовали ли события 2020 года раскол в белорусском обществе?

- Сегодня нам трудно определить, какая часть общества поддерживает Лукашенко. Я думаю, что процентов 30 его все-таки поддерживают.

Но после 9 августа 2020 года мы увидели, как даже в малых деревушках, на полустанках из 50 человек жителей два-три человека с бело-красно-белыми флагами выходили на улицу.

Все хотели перемен, все хотели новой жизни. И все понимали, что старый лидер уже неспособен это дать, неспособен возглавить эти перемены.

Но потом, с нашим генетическим опытом насилия, когда оно началось, - включился механизм самосохранения.

Люди ушли в себя. И я от многих людей слышала: "опять ничего не получилось". Здесь важно слово "опять". Я это слышала от людей возраста 50 лет и старше.

Вначале, когда выходили на улицу сотни тысяч, можно было сказать, что страна была на стороне новой оппозиции, на стороне Тихановской. И я думаю, что тогда она выиграла.

Но если бы выборы были сейчас, я не знаю, кто бы на них выиграл.

Тридцать процентов, которые поддерживали Лукашенко - это люди, которые боялись перемен или того, что придет за ними. Его брутальность, демонстрация силы — они очаровывали людей, часть людей. Многие годами задавали вопрос: "а кто, если не он". Не все поверили этому триумвирату женщин. Хотя революция эта имела женское лицо.

Но все же я думаю, что процентов 30 у него было. Особенно это чувствуется в деревнях, эти люди есть, они его люди во многом.

Теперь, после этой ужасной жестокости, мы не знаем уровня его поддержки, теперь не может быть честной социологии, потому что люди затаились.

Страх мешает нам узнать правду, что такое сегодня наше общество.

У Тихановской была настоящая народная поддержка. Это чем-то напоминало эпоху перестройки - та же вера, тот же порыв. А за него были люди, которые всегда боятся перемен.

Возможно ли примирение, и если да, то какой может быть его формула?

- Если бы сегодня из жизни исчез Лукашенко, страна бы рванулась к переменам. Это была бы совсем другая страна. А мы снова теряем историческое время. Вместо исторического времени мы живем в биологическом - во времени просто жизни, времени спасения себя, своей семьи.

Историю можно услышать, когда ты читаешь материалы судов, последние слова подсудимых, которых отправляют на каторгу.

Впечатляет достоинство молодых людей, то, как они понимают свое будущее.

Вспоминаю выступление на суде Полины Шарендо-Панасюк - двое детей, муж под домашним арестом. С каким достоинством она отвечала судье, как это было бесстрашно.

Это все падает в народ, где-то остается.

К сожалению, в этом сила авторитаризма - что все замыкается на одном человеке. Убрать эту фигуру с доски - и доска делается совсем другой.

Это довольно банальная особенность авторитаризма - что с одним и тем же народом можно сделать и то, и другое.

Сожалеете ли вы о том, что произошло в 2020 году, стоило ли оно смертей, заключенных, сломанных судеб?

- Это неточный вопрос. Это не значит, что стоило - у нас не было выбора. Нам нужно выскочить из этого авторитарного опыта жизни. Это же была жизнь многих поколений. Мы не могли согласиться с тем же унижением, топтанием на месте, отсутствием себя в истории.

Даже нельзя сказать, что люди делают выбор, это само время делает выбор.

Это любимый мой кусок в "Войне и мире" Толстого, когда Кутузов прощается с генералами после решающего совещания перед Бородино и думает о себе: "Все сделают мои солдаты, все сделают мои генералы, все сделаю я, что смогу. Но что-то сделает кто-то еще".

Это даже не Бог. Но как-то сцепятся эти тысячи волей, и родится то, что будет называться нашим временем.

Я думаю, что у нас было что-то подобное. Нельзя представить, что история происходит осознанно, под руководством каких-то сил, того же Лукашенко.

Он может стать пробкой, которой закупоривают бутылку. Но газ все равно вытолкнет эту пробку.

Какие уроки из белорусских событий 2020 года?

- Урок тот, что мы должны накапливать элиту, должны ценить каждого человека, который способен стать вопреки авторитарным желаниям одного человека или группы людей. Здесь еще и силовая структура оказалась вместе с политической. Такие времена сцепляют политическую элиту с силовой, когда уже неизвестно, кто кем командует и кто от кого зависит.

Нам сегодня нужно накапливать новую элиту, этих ребят, которых разбрасывает по всему миру, которые сейчас сидят в тюрьмах, в колониях.

И важно, чтобы они уцелели для нового времени, нужно не впасть в отчаяние, готовить себя к Новому времени - готовить интеллектуально, готовить профессионально. 

А то придут новые времена, а у нас нет новых людей. И будет только эта старая политическая элита, которая занята только самовыживанием.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...