АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Венедиктов о Путине: Не надо его считать дебилом, никакой он не собиратель земель русских

"Он считает, что русский мир должен быть под влиянием России".


Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов в эфире передачи «Будем наблюдать» прокомментировал статью Владимира Путина «Об историческом единстве россиян и украинцев»

― Владимир Путин написал статью честную, имея в виду, пишет ex-press.by, что если собрать осколки разговоров с Путиным про Украину на протяжении многих лет, то все осколочки занимают там свое место, скажем так. И он так думает. Примите это за факт. Но он так думает, он так представляет. И соответственно эта статья, это не статья Владимира Путина, это программный документ российской политики по отношению к Украине. Руководства России по отношению к Украине. Это первое. Так что авторство считайте да, конечно, за подписью Владимира Путина, он сам ее писал. Более того, он ее надиктовал. Потом были проверены все в архивах документы, кое-что вставлено, потом это было распечатано. Потом он взял ручку, поправил. 25 страниц на секундочку. И именно подписана она Владимиром Путиным. Это не какой-то там документ неизвестных людей, которые под его именем.

― То есть вы уверены в том…

― Я знаю, как это было. Это он писал. Я еще затребовал для «Дилетанта» эту статью. Еще до того как это стало известно публично. Ну вот нам не удалось убедить, чтобы на страницах «Дилетанта» развернуть историческую дискуссию. Это первое. Второе. Возвращаясь к статье. Статья состоит из трех частей. Одна часть – историческая. И все факты в ней правильные. Это не все факты, которые можно было привести, и любой историк вам скажет, что если вы отбираете факты под свою концепцию, даже те, которые имели место быть, не интерпретацию фактов, а вот факты. Это неправда. Неправда. Владимир Путин имеет в голове концепцию изначально Россия-Украина-Беларусь, он под свою концепцию отобрал реальные факты. Они вот реальные.

Это то, что касается дореволюционной части. То есть как бы базис своего нынешнего отношения сложил из части фактов, еще раз повторю, для историка часть фактов это не правда. Вторая часть — такой антисоветской, антибольшевистской статьи я не читал давно. Он в пух и прах разносит позицию коммунистической партии большевистского государства в отношении России и Украины. В отношении империи. В пух и прах. Начиная от енина и, заканчивая Горбачевым. Правда, в своем интервью он дважды похвалил Сталина. Ну, это от незнания исторических реалий. Тем не менее, повторяю, в интервью он дважды в национальной политике был на стороне Сталина против Ленина.

Но вообще если говорить о статье, абсолютно, более антисоветской статьи я не видел по отношению к национальной политике. Это вторая часть. И, наконец, третья часть – это обращенная в будущее. Это его понимание, как должно оно быть. И он там повторяет то, что я сказал, ошибся в авторе, сказал, что это Киссинджер, а это Бжезинский. О том, что без Украины нет империи. И да, он соглашается с Бжезинским, а он его читал. Я знаю. И собственно, поскольку он является Путин не националистом, а имперцем с моей точки зрения. То он это и повторяет. И говорит Украине, что если вы от нас уйдете, ну, ребята, вы от нас не уйдете. Вот что он говорит. И, конечно, важно то, что он там говорит о возможности территориальных претензий. Я знаю, как напряглись в Казахстане очень сильно. Очень сильно.

― В Казахстане потому что…

― Северный Казахстан. Граница нарезана теми же, кого он критикует. Вообще границы в Советском Союзе между республиками были административными, передвигались легко, обменивались хоть с Беларусью, хоть с Казахстаном. Хоть с кем хотите. Хоть с Украиной, естественно. И он, конечно, говорит, что да, мы можем от любой точки начать считать, от 22 года, от 18-го века, от 16-го века. И таким образом предъявлять претензии. Вот что такое эта статья. Поэтому для тех, кто наблюдал его, я бы от нее не отмахнулся. Как некоторые. Да, это ерунда, не надо читать даже. И не буду читать вообще. Это программа – третья часть. Потом не надо будет говорить, что я вас не предупреждал – думает Путин. Я же вас предупредил. Это предупреждение. Это красный фонарик. Зажженный на красной линии. Поэтому эта статья считаю очень важная. Он ее действительно вынашивал пару месяцев. И долго сомневался, публиковать ли, потому что это политический такой… И те люди, которые занимаются политикой в разных странах, они к ней отнеслись серьезно. Они не будут отмахиваться от нее, это обоснование имперской сущности нынешней России. То есть территориальных претензий. И территориальных претензий. И союзнических отношений.

― То есть неважно, прочитают ли это люди или нет, граждане, я думаю, что не осилят ее просто.

― Ну естественно. Но они получили из телевизора, как принято говорить, объяснение, сигнал о том, что это единый народ. Правда, забыли спросить у украинцев, они считают себя единым народом. А может русский народ часть украинского народа. Вам такое понравится? Думаю, что нет. Поэтому на самом деле он просто обосновал этот тезис и политику действующую и будущую РФ в отношении Украины и Беларуси. Для меня это очевидно совершенно.

― Но мы несколько месяцев назад наблюдали, как военные силы стягиваются около границ. И потом вдруг перестали стягиваться. То есть получается, что Владимир Путин всерьез рассматривает Украину как то, что ему хочется подзабрать. Не только Крым.

― Владимир Путин он про Крым впервые сказал, я от него услышал в 2008 году. После грузинской войны, как Осетия и Абхазия были отторгнуты от Грузии и признаны Россией независимыми государствами. Он сказал на встрече с главными редакторами, со мной, на самом деле мы уже вдвоем сидели. Что ты понимаешь, Крым и Украина это несправедливо. Но не буду же я воевать с Украиной, — сказал он в 2008 году, — из-за Крыма. Но несправедливо. И вот мне письмо вчера прислал Сергей Михайлович Шахрай, который был в Беловежской пуще. И который писал. И он говорит, что он и про Крым говорил, и про 22-й год говорил. То есть это созданная мина на самом деле была. И юридически можно трактовать по-разному эту историю. С какого момента считать границы, что такое договор 22-го года. Длинное такое юридическое письмо. Я думаю, что я с разрешения Сергея Михайловича его опубликую. Как участника. И сегодня же, нет вчера же в 2021 у Дымарского и Бычковой был Геннадий Бурбулис. Госсекретарь России в то время в Беловежской пуще. Вообще вопрос о Крыме, хотя он отнекивается, вообще говорил Горбачев. Михаил Сергеевич, когда у него было противостояние с Ельциным с 90-го года, он все время его, сейчас я бы сказал матерное слово…В общем, под…

― Подкалывал.

― Подкалывал. Да. Говорил: а как будем решать с Крымом. И он сталкивал Ельцина и Кучму. Нет, Кравчука. И эта история, когда был поставлен вопрос о том, что Россия должна превратиться, то так Горбачев боролся с Ельциным, что там все автономии должны были стать равными союзным республикам. Были 15 союзных, а так было 20 автономий. А вот Крым тоже самостоятельный. То есть Крым всегда был таким уколом, такой занозой, вокруг которого загнивала при распаде Советского Союза эта штука. Ельцин потом про Крым говорил и уже в 1992 году был первый конфликт, когда пресс-секретарь Ельцина Павел Вощанов про Крым заявил. И все думали, это сам Вощанов или Ельцин. И потом Руцкой ездил, извинялся. Я помню эту историю. Перед украинцами. Поэтому на самом деле это реально существовавшая была и юридическая, и политическая проблема. И Путин только к ней возвращается и все.

― Тут нам пишут: Владимир Путин – собиратель земель русских. Может для кого-то это, конечно, плохо, но для России хорошо. Он заботится о государстве – все логично. Он действительно хочет войти в историю как собиратель земель?

― Не надо его считать дебилом. Никакой он не собиратель земель русских. Он считает, что русский мир должен быть под влиянием России. И в этом смысле Украина входит в русский мир. И Беларусь входит.

― То есть не территориально, во-первых, влияние.

― Вот это важно понимать... В этом смысле Путин не человек 19-го века. Он человек 20-го века. Не 21-го. Где зона ответственности, если говорить о его внешней политике, чего он предлагал Обаме. Это было в Нью-Йорке в 13-м, по-моему, году. И он говорил, что этот мир, который нынешний нестабильный, не нестабильный, потому что великие державы отказались от Ялтинско-Потсдамской системы, где у каждого была зона ответственности. У Советского Союза была некая зона ответственности, а которой должен быть порядок. Вот давайте мы опять поделим это под зоны ответственности. Прибалтика нас уже не волнует, страны НАТО нас не волнуют. Но бывшие союзные республики за исключением Прибалтики, грубо говоря, отдайте нам под зону ответственности и я гарантирую вам, что с них не пойдут ни наркотики, ни исламисты, ни террористы. Я буду отвечать за порядок. А вы там отвечайте, ЕС пусть за этот порядок. Америка за этот. А Китай будет отвечать за этот порядок.

― Но вы к нам не лезете.

― Да, а зачем лезть-то. Если я обеспечиваю порядок, зачем лезть. Он очень точно попадал в некоторые интересы, хотя Обама не принял эту историю. И американский истеблишмент и все вспомнили Рейгана, который сказал, что Ялта больше никогда. История заключается в том, что он действительно, вспомните Советский Союз, разве Польша была в Советском Союзе? Нет. Но она находилась как страна сателлит внутри Варшавского договора. Вот о чем он говорит. Это не собирание земель. Что, Абхазия это земли русские? Ну прекратите. Или Осетия. Тем не менее, мы прекрасно понимаем, что они находятся под протекторатом России. Это более тонкая история. Не делайте из него деревенского валенка.

И, собственно говоря, вторая очень важная часть, вот я встречался с сенатором Нанном, который знаменитый Нанн-Лугар. Который уговаривал и уговорил украинцев отдать ядерное оружие России. И у нас был с ним разговор, я говорю: вот вы сейчас не жалеете…Недавно, после 14-го года. Вы не жалеете, если бы у Украины было ядерное оружие, может быть тогда бы наша страна не начала там историю с Крымом, с Донбассом. Он говорит: «Вы знаете, вы неправильно видите. А теперь представьте себе, у Украины столько боеголовок, у России столько. Оно могло быть применено. Это очень хорошо, что у Украины нет ядерного оружия. Это значит, что и русские не применяют ядерное оружие по отношению к Украине». Другой взгляд.

И конечно надо помнить о том, что два президента бились за сохранение Советского Союза. Это Горбачев и президент Буш. И это очень трудно понять российским гражданам, что Америке выгодна сильная Россия, именно с точки зрения, о которой говорит Путин. Потому что иначе вооружение, оружие массового поражения, химическое, биологическое, ядерное – будет расползаться. Пусть оно будет хоть на одной территории под контролем человека, который неудобный партнер, но он партнер. А если Россия распадется или если Советский Союз распадался когда, почему Буш приехал в Киев и выступал. Это июль 1991 года. Его освистали. Американского президента. Когда он говорил: дайте Горбачеву шанс. Имея в виду собрать новый союзный договор. И когда он вернулся в Штаты, его в конгрессе просто мордой об стол президента Буша мочили. Именно за это. Ты не поддержал суверенитет Украины. Да, но мне важнее, чтобы Советский Союз сохранял контроль над вооружением. Путин это хорошо понимает. И именно играет на этом. Но мир изменился. У нас 21-й век. Сила теперь в другом.

 "Эхо Москвы"

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...