АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Максим Шевченко: Я поддерживал Лукашенко ровно до того момента, когда начались избиения людей на улицах Минска

Известный российский журналист и политик Максим Шевченко в эфире радиостанции "Эхо Москвы" - об изменении своего отношения к Александру Лукашенко.

Максим Шевченко: Я поддерживал Лукашенко ровно до того момента, когда начались избиения людей на улицах Минска
― Я считаю, что Лукашенко пережил сам себя. Лукашенко мая 2020 года и Лукашенко сентября 2020 года – это два разных Лукашенко. В мае это человек, который говорит о разновекторности Беларуси, о демократическом выборе, к которому приезжает Виктор Орбан [президент Венгрии], готовится приехать канцлер Австрии в июне 2020 года. В августе это человек, который уже перешагнул некую черту и за которую ему вернуться уже невозможно. Его движение все дальше и дальше в абсолютную тиранию и диктатуру.

Я, безусловно, поддерживаю те социальные достижения, которые были совершены в Республике Беларусь и которые являются примером для Российской Федерации во многом. Я уже рассказывал, что я был в родной деревне моего деда в Западной Беларуси – в деревне Щербово Каменецкого района Брестской области. Таких деревень в России просто нет. Там видна социальная политика. И возможность брать в аренду землю (по-моему, до 4 гектаров на 99 лет с правом наследования), и лизинг очень дешевый для крестьян, и современные технологии, которые существуют на фермах.

Выясняется, что людям этого недостаточно, что людям еще нужна свобода и справедливость, что просто такой папик, который так через социальные институты заботится о них и еще ездит по мозгам, а иногда их дубинками лупит, он им не нужен, что народ, как и ребенок, взрослеет, что белорусский народ, который, ощущая себя до августа прошлого года, находящийся одновременно и в Европе, и в России, и в Украине, если угодно, потому что из Минска… Там всегда было парадоксально то, что несмотря на такую некую жесткую систему, вы могли в Минске сесть на электричку и хотите – приехать в Киев, хотите – в Москву, хотите – в Варшаву, хотите – в Вильнюс. Шенген был практически у всех жителей Беларуси.

― На выходные в Польшу они постоянно катались.

― В западной части у всех моих родственников – я их навестил, дай им бог здоровья – карта поляка была. Ну, если люди хотели получить. А из Бреста до Берлина вообще 3,5 часа по очень хорошим дорогам.

Вот он это все уничтожил. Он загнал людей обратно в какое-то пространство. И поддержать это просто невозможно. В 21 веке надо уметь трансформировать социальные достижения в ресурсы развития. А он фактически людей загнал в некое крепостное состояние. Я думаю, что у этого режима нет будущего, что народ Беларуси вырос из того, что было в какой-то мере необходимым в конце 1990-х – начале 2000-х. Люди этого больше не хотят, потому что люди видят, как живет Европа.

В Европе есть тоже социал-демократическое правительство. В Европе социализма больше, чем в Беларуси при всем том, что Беларусь преподносится как разец социализма такого. Да нет. Вот в соседних странах вполне социал-демократы у власти и гораздо более социалистические, прямо скажем, законы, в том числе по отношению к земле, к рынку и так далее.

― Раньше вы поддерживали Лукашенко.

― Я поддерживал Лукашенко ровно до того момента, когда начались избиения людей на улицах Минска. И это принципиальный момент. Я достаточно подробно анализировал и в прошлом году, и всю осень то, что там происходило. Он выбрал такой путь вместо пути конституционных перемен, демократических перемен, которые бы сделали его навсегда одним из отцов-основателей новой Беларуси, и люди бы к его памяти, к его имени относились бы с глубоким уважением. Значительная часть белорусов его имя сегодня произносит с ненавистью. Это результат событий августа месяца 2020 года.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...