АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Все больше шансов, что Запад и Китай найдут общий язык. Это будет самым болезненным ударом по России, которая останется на обочине

Ни мира, ни войны.

 Все больше шансов, что Запад и Китай найдут общий язык. Это будет самым болезненным ударом по России, которая останется на обочине
Байден и Путин сделали ставки. Байден выдвинул доктрину возрождения Запада через возврат к либеральным ценностям и сдерживание мирового авторитаризма. Путин отвечает альтернативной доктриной, заявляя о праве России определять выбор соседних наций и даже их понимание своих национальных интересов. В ответ на западное сдерживание Кремль в стратегии национальной безопасности РФ объявил о подготовке к "защите государства от вооруженного нападения" и "удовлетворении потребностей государства и нужд населения в военное время". Слово "война" стало и зарубежным, и российским причитанием.

Возникает, однако, пишет Гордон, вопрос: в какой степени Кремль готов отказаться от "триады", остроумной модели существования России в постсоветский период? Триада означает: "Быть с Западом – быть внутри Запада – быть против Запада". Триада позволяет Кремлю считать Запад противником и одновременно использовать его как экономический и технологический ресурс. Триада поддерживается и немалой частью западной элиты, ставшей проводником кремлевских интересов на Западе (бывший германский канцлер Шредер и бывший французский премьер Фийон – винтики мировой лоббистской машины, работающей на Кремль). Неужели можно отказаться от такого изобретения?!

Вот несколько обстоятельств, которые говорят в пользу конфронтации.

Во-первых, для оправдания бесконечности власти Кремлю приходится возвращаться к поиску "врага". Запад является идеальным "врагом" – предсказуемым и постоянно ищущим способы увещевания России.

Во-вторых, "Доктрина Байдена" является поводом для мобилизации российского населения вокруг власти для отпора "врагу".

В-третьих, избранный Вашингтоном главный соперник – Китай – имеет все шансы ускользнуть от роли антитезиса либеральной демократии. И потому, что Европа не хочет бодаться с Поднебесной – крупнейшим торговым партнером Евросоюза. И потому, что Китай сделал ставку не на вражду, а на проникновение в западные сосуды. Если Россия хочет подорвать либеральный мир, Китай адаптируется к нему, приспосабливая к своим нуждам.

Словом, Байдену будет трудно сделать Китай ключевым антагонистом либеральной цивилизации. Для этого придется с болью вырезать китайские щупальца из западного "тела". Пока никто к этой операции не готов.

На первый план рано или поздно выйдет Россия. Понятно, почему: Россия больше досаждает Западу своими гамбитами и Запад меньше зависит от экономических отношений с Россией. Восточная Европа проявила себя как эффективный лоббист превращения России в основного противника Запада, способный разрушить примирительные планы Берлина и Парижа. Наконец, своей воинственностью Россия дает возможность Китаю выглядеть конструктивно.

Новая конфронтация, однако, не будет напоминать прежнюю холодную войну. Тогда СССР следовал договоренностям с Западом. Россия при ее асимметрии ресурсов с Западом вынуждена играть, нарушая правила. Чем еще компенсировать ограниченность потенциала?

Но Путин явно колеблется сделать окончательный выбор, демонстрируя когнитивный диссонанс. С одной стороны, он клеймит Запад. С другой, он встречается с Байденом, неоднократно говорит с ним по телефону, утверждает, что обе стороны ищут "пути к сближению позиций", и ведет диалог с Европой.

Российские военные обстреливают британский Defender, но так, чтобы в него не угодить! Россия солидаризуется с США в Совбезе по вопросу открытия коридора для гуманитарной помощи сирийской провинции Идлиб. При этом представители РФ и США в Совбезе неожиданно запели в унисон. Изводившая Америку хакерская группа REvil, которую подозревают в связях с Кремлем, вдруг исчезает после разговора Байдена с Путиным. А спецпредставитель президента США по климату Джон Керри встречает в Москве дружеский прием. Странная, однако, война…

Путин явно стремится возвратиться в концерт западных держав. Державность не терпит изоляции. Диалог с Западом нужен России и для сохранения Запада в роли наполнителя бюджета, и для того, чтобы не оказаться в тени Китая.

Сценарий будущего будет зависеть не только от упорства Америки, но и от того, какой путь выберет Германия. Именно Германия является соавтором в создании российской "бензиновой" экономики (сделка "газ в обмен на трубы"). Именно Германия, мечтая о переменах в России через "сближение", обеспечивает западное попустительство в отношении российского единовластия. Германский Der Russland- Komplex, однако…

Создается впечатление, что пока Россия и Запад предпочитают когнитивный диссонанс, пытаясь найти новый баланс сдерживания и диалога. Короче, ситуация "ни мира, ни войны" продолжается. Что за компот: чрезвычайка, оправдываемая поиском врага, внутри страны и сотрудничество с ним же вовне! Эта ситуация, смягчая риски конфронтации, провоцирует дезориентацию и разложение по обе стороны.

Пока мы гадаем "война или мир?", кое-что обретает контуры: все больше шансов на то, что Запад и Китай найдут общий язык, вместе создавая "зеленую экономику", и они вместе сядут в поезд будущего. Вот, что будет самым болезненным ударом по России, которая останется на обочине. С грустью либо с завистью глядя вслед уходящему поезду.

Лилия Шевцова / Facebook

Блог отражает исключительно точку зрения автора. Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность материалов в этом разделе.




Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...