АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Тихановская 18 июля едет в США. Чего ожидать от визита и почему он важен - мнение

Цель поездки - поиск путей решения кризиса в Беларуси и помощи беларусам.

Тихановская 18 июля едет в США. Чего ожидать от визита и почему он важен - мнение
Как сообщает ее пресс-служба, Светлана Тихановская посетит Вашингтон, Нью-Йорк и Калифорнию.

Там она планирует провести встречи на высшем уровне с политиками, экспертами и беларуской диаспорой. Цель поездки - поиск путей решения кризиса в Беларуси и помощи беларусам.

Программа визита все еще в стадии доработки, о конкретных встречах команда Тихановской сообщит, как только это станет возможным.

Чего ожидать от визита Тихановской в США и почему он важен - об том на радио Свабода пишет Сергей Наумчик

"Вскоре начнется визит в Соединенные Штаты Америки Светланы Тихановской. Перед этим она посетила десятки европейских стран, где неизменно встречала поддержку и политических лидеров, и общества.

Кажется, что и сторонники, и оппоненты Тихановской (имею в виду оппонентов из числа противников Лукашенко) должны понимать важность этого визита минимум по двум причинам. 

Первая - Соединенные Штаты остаются самой мощной страной мира, а Вашингтон - центром принятия наиболее важных политических решений.

Вторая - именно Светлана Тихановская, нравится это кому или нет, на сегодняшний день западными, в частности американскими, политиками воспринимается как репрезентант белорусского народа - на основании того, что принято называть выборами в августе 2020-го.

Трудно не согласиться с политическим аналитиком Виталием Портниковым в том, что главная проблема белаусов не Лукашенко, а Путин. Без поддержки хозяина Кремля, вполне возможно, уже в августе во главе беларуского государства была бы другая личность. 

На сегодняшний день в мире существует только два лидера, способные существенно повлиять на позицию Путина: Си Цзиньпин и Джо Байден.

Об авторитарном Китае говорить не будем, что же касается США, то нужно понимать, что тема Беларуси не была, не есть и никогда не будет приоритетной для Белого дома (такая страна, как Беларусь, может стать приоритетом только в случае, если в ней начнутся события, похожие на то, что в начале 90-х происходили в республиках бывшей Югославии или сегодня в Сирии; этого очень не хотелось бы). 

Это следует понять однажды и навсегда, но не делать по этой причине трагедии. Для демократического развития страны вполне достаточно системной поддержки самого сильного государства мира. А сегодня важно, чтобы Запад не согласился отдать Беларусь в зону кремлевских интересов, которые, как подтвердила последняя статья Путина, полностью укладываются в определение «имперские».

Поэтому любое слово в Вашингтоне в защиту белорусской независимости чрезвычайно важно. Причем произнесенное не только в Белом доме, но и на каком угодно политическом уровне — в беседах с сенаторами, конгрессменами, сотрудниками Госдепартамента, с экспертным сообществом. 

В политике очень часто решают нюансы, а случается, что и сочетание случайных факторов.

В общем, личные контакты в политике — вещь не вторичная. Десятилетиями такие контакты в Конгрессе, Белом доме, Госдепартаменте США поддерживали члены Рады БНР, активисты белорусской диаспоры; события последнего года политически ативизировали тех белорусов Америки, которые ранее политикой не интересовались.

Как выглядит, перед Тихановской стоят минимально три задачи, которые могут повлиять на положение Беларуси.

Стратегическая - подтвердить американским политикам, что белорусское общество считает независимость страны главным приоритетом.

И тут необходимо заметить, что Тихановская имеет полное право требовать от американских политиков гарантий поддержки белорусской независимости. Тихановская может напомнить своим вашингтонским собеседникам, что в свое время взамен за вывод ядерного оружия Соединенные Штаты, наряду с Францией, Великобританией и — как не странно это звучит — Россией дали Беларуси гарантии сохранения суверенитета. 

В этом смысле часто вспоминают Будапештский меморандум 1994 года, формулировки которого до сих пор вызывают споры, знаю, что и в офисе Тихановской некоторые считают, что поскольку гарантии в меморандуме конкретно не определены, называть их таковыми не приходится. 

Возможно, в чисто юридическом смысле они правы. Могу только сказать, что когда Верховный Совет 12-го созыва на закрытом заседании в феврале 1993 года принимал решение о выводе ядерного оружия, срок «гарантии» со стороны США присутствовал (в том числе и в выступлении тогдашнего министра иностранных дел Кравченко).

Кстати, Лукашенко как депутат также голосовал за вывод ядерного оружия; ну а подписывая в декабре 94-го в Будапеште меморандум, он должен был видеть, что подписывает. Никто не мешал ему как главе Беларуси потребовать конкретных гарантий для страны.

Поэтому когда вашингтонские политики говорят, что "мы вам никаких гарантий не давали", "покажите бумажку" (а такое иногда звучит) — они, простите за жизненную параллель, похожи на жениха, который попросил руки девушки, получил согласие родителей, вошел с ней в отношения гораздо дальнейшие за поцелуи — а перед самой регистрацией парень отказался и заявил — "А я вам гарантий не давал, покажите бумажку!". Можно ли назвать такого субъекта джентльменом?

Вот мне кажется, что как раз от Светланы Тихановской напоминание об обещаниях и джентльменстве в Вашингтоне воспримут гораздо лучше, чем бы это говорил кто-то другой. 

Во всяком случае, напомнить о том, что Беларусь первой в мировой истории добровольно и без всяких условий отказалась от ядерного оружия — будет не лишним. Американцы умеют считать деньги, и могут представить, сколько бы стоила система противоядерной обороны в случае, если бы несколько десятков ядерных боеголовок остались в Беларуси.

На встрече с Путиным в Женеве Байден заявил хозяину Кремля, что смерть Навального в тюрьме очень дорого обошлась бы России. Возможно, Тихановской удастся убедить Вашингтон определить перед Москвой те "красные линии", которые в отношении Беларуси Путин переступать не должен.

Еще одна тема - конституционная реформа, о которой говорят Лукашенко и Путин и связанный с ней референдум.

Для американских политиков нет ничего выше Конституции и права народа на свободное волеизъявление. В нашем случае ключевым словом является - "свободное". В Вашингтоне должны понимать, что при Лукашенко ни о каком свободном волеизъявлении речи не может быть по определению, он подтвердил это 27-ю годами своего правления.

К большому сожалению, нельзя считать априори, что такое понимание гарантировано. В книге "Девяносто шестой" я описываю драматический эпизод, когда на следующий день после «конституционного референдума» Госдепартамент США (не без влияния российских и лукашенковских дипломатов) подготовил проект заявления, в котором выражалась надежда, что договоренность между Лукашенко и Верховным Советом при посредничестве Кремля приведет к конструктивному решению конфликта. 

Возможно, на американских дипломатов магически подействовало слово "референдум" - в связи с имиджем Ельцина как "сторонника демократии". Проект получили участники слушаний в Вашингтоне, куда из Нью-Йорка приехал и Зенон Позняк. Позняк изменил тему своего выступления и вступил в жесткую дискуссию, в результате чего Госдепартамент был вынужден кардинально пересмотреть содержание заявления. 

Как известно, тот референдум был признан неконституционным, а сформированная на его основании «палата представителей» — нелегитимной.

Лукашенко каждый день представляет все новые аргументы, чтобы убедить вашингтонских политиков, что никакие референдума и выборы при нем не могут быть ничем иным, кроме как издевательством над самим понятием "народное волеизъявление". 

К тому же, референдум (как и выборы) — это не только процесс голосования, но и свободная агитация «за» или «против» в СМИ (чего при Лукашенко не было, начиная с первого референдума 1995 года).

(В скобках замечу, что последние заявления некоторых представителей штаба Тихановской заставляют полагать, что понимания этих истин пока нет и у них: так, в интервью Радио Свобода представитель Народного антикризисного руководства Артем Проскалович призвал белорусов «требовать вынести на референдум проект «народной Конституции» и даже допустил кампанию по сбору 450 тысяч подписей за такой референдум. 

По моему мнению, это почти точно повторяет ошибку Верховного Совета в том же 1996 году, когда он вынес свой проект конституционных поправок вместе с поправками Лукашенко, призвал людей прийти на референдум и проголосовать — результат известен. В случае, если бы Светлана Тихановская согласилась с таким вариантом, это перечеркнуло бы все то положительное, что было сделано).

И, наконец, еще один аспект, который может быть затронут на встречах с американским политиками — это помощь белорусскому гражданскому обществу, которое власти пообещали уничтожить. Американцы традиционно придают большое значение общественным инициативам, и считают своим долгом их поддержку в том числе и из государственного бюджета (представьте, чтобы «Вясна», «Бацькаўшчына» или БАЖ финансировались из государственного бюджета Беларуси).

История взаимоотношений Беларуси и США, которую можно символически отсчитывать со времен Костюшко, имела разные этапы. Только очень короткое время (1992-1993) Вашингтон и Минск совпадали (и то не полностью) в понимании необходимости развития демократии и соблюдения прав человека. 

Однако демократическое сообщество Беларуси всегда чувствовало поддержку страны, которая мало что ценит настолько высоко, как свободу.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...