АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

«Сидя на штыках, нужно иметь какую-то прокладку из твердой валюты, чтобы эти штыки тебя не прокололи»

Дмитрий Орешкин высказался о событиях в Беларуси.

«Сидя на штыках, нужно иметь какую-то прокладку из твердой валюты, чтобы эти штыки тебя не прокололи»
« Салідарнасць приводит некоторые цитаты из его интервью.


О том, что разозлило Лукашенко


— Лукашенко разозлили тем, что не признали результаты голосования, — рассуждает российский политолог и ученый на канале «И грянул Грэм». — Я специалист по электоральным процедурам. Там были очень качественные исследования на платформе «Голос», где провели альтернативный подсчет голосов.

Конечно, они не могли всю страну охватить, но они собрали около миллиона свидетельств людей, которые голосовали против. Миллион — это очень много. Это значит, что те цифры, которые показывал Лукашенко, наверняка, не соответствуют действительности.

И те массовые события, которые мы наблюдали в Минске, подтвердили то, что белорусы не верят в результаты этих выборов. Этого было  достаточно, чтобы разозлить Лукашенко.

О разделении народа на «простой» и «неправильный»


— Лукашенко думает, что он представляет белорусский народ. По-видимому, так думают все диктаторы. А все, кто слишком умные, имеют отличную от него точку зрения, они, естественно, антинародные…

Лукашенко придумал себе этот «простой белорусский народ», который враждебен Европе, и от его имени, заткнув ему предварительно рот, выступает глашатаем. Мне кажется, что в этом есть какое-то хамское отношение к народу…

Когда нацию делят на какой-то отдельно стоящий «сказочный народ» и каких-то неправильных европейски ориентированных людей, которых надо изолировать от разработки политических программ, это, мне кажется, болезненное и унизительное отношение к своей нации… Это тупиковый путь.

О нападении на узел связи ВМФ России в Вилейке и других терактах


— Надо быть просто безумным человеком, чтобы пытаться захватить охраняемый военный объект с помощью каких-то партизанских методов. Это только в параноидальном мышлении может восприниматься как реальность.

Похоже на Иосифа Виссарионовича Сталина, который тоже везде видел врагов и, предварительно нанося упреждающие удары, уничтожал. Думаю, здесь есть желание напугать белорусский народ какими-то ужасами, что, вот, Запад сейчас хочет нанести нам удар в самое сердце.

Там же был пойман белорусскими спецслужбами какой-то самолет, странным образом управляемый извне, к которому была приделана канистра со взрывчаткой. Но это, мне кажется, сказки для шестиклассников… Это спецслужбисты пугают Лукашенко. Он болезненно реагирует и всерьез все это рассказывает своим согражданам.

О присоединении Беларуси к России и нежелании войны с белорусским народом


— У Путина, как и у Лукашенко, тоже в шкале приоритетов на первом месте — удержание власти. На их языке это называется «сохранение стабильности», но, по сути, это сохранение себя при власти и при всех связанных с властью привилегиях. Для того, чтобы оставить себя во главе страны, у Путина было несколько вариантов. Один из них — присоединение Беларуси с тем, чтобы создать новое государство, с новым названием, новой конституцией, новым президентом со старой фамилией.

Вариант вытеснения Лукашенко и поглощения Беларуси очень серьезно рассматривался. Проблема была в Лукашенко. Тогда его куда-то надо деть или понизить до уровня какого-нибудь губернатора белорусской губернии. А он на это идти, конечно, не хотел. Он, как и Путин, в своей шкале приоритетов держит власть. Это первое и самое важное…

Идея о том, что хорошо бы Беларусь подгрести под крыло «двуглавого орла», не остыла. Но главное препятствие в этом — Александр Григорьевич Лукашенко. В Кремле бы с удовольствием присоединили, желательно мирным образом. Но устраивать войну с белорусским народом в Кремле не хотят.

О сложных взаимоотношениях двух правителей


— Лукашенко устранить не удавалось, терять Лукашенко для Путина было опасно. Потому что тот самый народ, от имени которого выступает Лукашенко, на самом деле, смотрит в Европу и хотел бы жить, как в Европе.

И если убрать Лукашенко и провести демократические выборы, то, скорее всего, Беларусь двинется в Европу. Путину это никаким боком не надо. Поэтому он не очень любит Лукашенко, но он нуждается в нем. Лукашенко нуждается в Путине еще сильнее. На российских богатствах Лукашенко, как транзитер, кормится и хорошо это понимает.

Вспомните, что прошлым летом он говорил о «заброшенных из России наемниках». Сейчас он вынужден вести себя корректно, говорить про Союзное государство. Потому что силовиков надо кормить, а денег у него нет. Его режим опирается на силовиков. А, сидя на штыках, нужно иметь какую-то прокладку из твердой валюты, чтобы эти штыки тебя не прокололи. На это денег у него нет, деньги у Путина.

О признании Крыма


— Лукашенко так и не признал присоединение Крыма, потому что он очень ясно экстраполировал это на себя. Если Путин присоединил Крым, точно так он может присоединить Беларусь. Это его никоим образом не устраивало…

Лукашенко очень боится потерять самовластие. Он боится, что восточный сосед за те деньги, которые дает, потребует поделиться полномочиями. А Лукашенко без власти просто себя не мыслит, что бы он при этом ни говорил…

Путин платит и пытается нагнуть Лукашенко. Сейчас символически пытаются прогнуть Лукашенко, пригласив его в Крым. Это будет очень интересный ход, потому что Лукашенко с 2014 года отрицал присоединение Крыма. Если он туда поедет, это будет существенное изменение в его риторике. Но его позиция осталась прежней — удержать власть любой ценой.

Если для этого надо от чего-то отказаться — он откажется, если для этого надо кого-то посадить — он посадит, если кому-то надо сломать кости — он сломает.

О Бабарико, как о человеке с культурой бизнеса


— Путин много раз пытался продавить Лукашенко. Я думаю, что даже Бабарико был бы гораздо более приемлемым вариантом для Путина, потому что это, во всяком случае, человек, который выполняет свои обязательства. У него культура бизнеса.

Лукашенко же многократно брал на себя какие-то обязательства перед Россией в обмен на очередной транш кредита и потом их вежливо спускал на тормозах. И Путин был вынужден это терпеть. И сейчас он это терпит.


Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...