АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Вадим Можейко: Никакой перспективы ни у власти, ни у экономики Лукашенко в условиях санкций нет

Приведут ли международные санкции к выходу политзаключенных и другим изменениям в Беларуси и как долго режим Лукашенко может существовать при санкциях?

Вадим Можейко: Никакой перспективы ни у власти, ни у экономики Лукашенко в условиях санкций нет
Об этом на радио Свабода (перевод: БП) рассуждает аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Вадим Можейко.


Насколько серьезные санкции приняты в отношении Беларуси

- За время, прошедшее после введения Евросоюзом секторальных санкций против режима в Беларуси, прозвучали различные оценки их жесткости. Одни говорят, что они очень серьезные, другие - что они растянуты во времени и дают возможности их обхода. Отличаются и оценки размеров потерь для бюджета и ВВП Беларуси. Как считаете вы? Насколько серьезный инструмент давления одобрил Евросоюз?

- Санкции, которые сейчас одобрил Евросоюз, больше, чем когда-либо до сих пор были приняты в отношении Беларуси. Некоторые вообще говорят, что это наибольшие санкции, которые ЕС когда-либо принимал отдельно от решения Совета Безопасности ООН, и что ранее такие случаи были связаны только с массовым насилием, как, например, в Мьянме.

Так что то, что они беспрецедентны, это факт. Но факт и то, что они могли бы быть и больше. Санкции всегда могут быть больше. Если посмотреть на Северную Корею, где последнее десятилетие действует полное эмбарго на торговлю, то до таких высот всем далеко.

Но это и есть часть санкций. Они должны донести сигнал (не только до Лукашенко, но и до всех стран в мире), что если вы будете действовать таким образом — захватывать самолеты и т.д. — то это не останется безнаказанным и будет иметь последствия. 

Но санкции должны иметь и возможность к углублению и расширению, ведь если их адресат видит, что их нельзя расширить, то и реагировать на них, возможно, не стоит. Так что всегда должен быть сигнал, что может быть похуже.

И вот если четвертый пакет и секторальные санкции появились после истории с самолетом, то посмотрим теперь, что будет после истории с нелегальными мигрантами в Литву. Литовские чиновники и представители ЕС уже заявили, что это происходит при содействии властей Беларуси. Мне кажется, что последствия могут быть очень серьезными, так как известно, что Европа очень болезненно относится к теме нелегальной миграции.

Учитывать не угрозу объединения с Россией

- Существует вопрос эффективности санкций как таковых. Можно привести мало международных примеров успешности санкций. Один из них - Иран. Но и в том случае Тегеран сел за стол переговоров через восемь-десять лет после введения санкций. 

В лагере противников Лукашенко также существуют разные взгляды на санкции. Одни призывают к ним, надеясь, что они вызовут забастовки. Другие говорят, что это толкает Беларусь в объятия Москвы. Вот и Зенон Позняк 30 июня выступил против санкций на том же основании. Удается ли Западу выдержать здесь баланс?

- Надо понимать, что санкции — это не волшебство. Санкции не могут сработать сразу. Многие рассуждают, а что было бы, если бы... Но история не знает сослагательного наклонения. Поэтому никто не знает, как без санкций было бы с Ираном или с Кубой.

Так что, с одной стороны, глупо надеяться, что ЕС и США могут ввести такие санкции, которые уже завтра приведут к демократизации Беларуси — таких инструментов, конечно, не существует. Да и не только санкции - не волшебство, ничто вообще не волшебство. 

Например, может случиться массовая забастовка, которая не гарантирует завтрашней демократизации. Сколько лет в Беларуси говорили, что если выйдет 100 тысяч, то режим упадет. Вот в прошлом году вышло и 200, и больше тысяч — но режим назавтра не сменился. 

Так что нет чудодейственных методов, которые могут гарантированно режим изменить. Такого опыта нет в мировой истории.

Но, с другой стороны, каждый из элементов давления сам по себе может работать и в совокупности с другими приводит к изменениям. Конечно, у любых действий есть и свои минусы и затраты, так как нет идеальных инструментов.

Ведь даже уличные протесты в Минске и других городах — это мини-санкции. В прошлом году было так, что по воскресеньям белорусская экономика не работала. Да, был ущерб экономике, но все понимали, что политическое действие в то время было важнее экономического ущерба.

То же самое и с санкциями: тоже есть ущерб экономике - но как иначе? Было бы странно считать, что можно свергнуть диктатуру и не рисковать при этом ничем. Все имеет свою цену.

Но мне кажется, что важно не повторять нарративы пропаганды. Ведь у Лукашенко 25 лет был один аргумент - если вы будете на меня давить, то я уйду к Москве. А теперь провластные политологи вообще заговорили о том, что даже не санкции, а любое давление на Лукашенко толкает его в сторону Москвы.

Но тут всегда стоит спросить: а что иначе? Как должен выглядеть мир? Так, что диктаторы будут захватывать самолеты с гражданами западных стран и им за это ничего не будет? Давать им конфеты за это, ведь иначе они себя еще хуже будут вести? 

Но таким образом современный мир не работает. Как не работает он и так, что можно тиранить собственных граждан, отбирать у них свободы и ждать, что они никогда не выйдут на улицы.

Мне кажется, что все ответы на вопросы о рисках, связанных с Россией, белорусы получили еще до 2020 года. Все началось в 2014 году. Мы помним, что после выборов 2015 года не было протестов, так как, взвесив риски агрессивных действий России и угрозы от дальнейшего существования Лукашенко, белорусы, очевидно, выбрали вариант «не рисковать».

В 2020 году белорусы, осознавая эти риски, были готовы рискнуть, чтобы добиться демократизации страны. Да, это риск, но это не означает, что нужно сидеть тихо и ничего не делать.

Правда ли, что Москва хочет смены власти в Беларуси

- Вы верите в то, что Москва реально хочет смены власти в Беларуси, как нас в этом активно убеждает российская газета «Коммерсант»?

- Я бы сказал так. Россия заинтересована в том, чтобы режим в Беларуси был гораздо более понятен, контролируем, пророссийский и при этом не вызывал такого антагонизма у белорусского общества. Такая ситуация устроила бы Москву гораздо больше.

Конечно, между тем, чего Москва хотела бы добиться, и тем, что есть, большая разница. Мы видим, что если бы Москва и хотела заменить Лукашенко на кого-то более контролируемого, кто вместе с тем не вызвал бы антагонизма белорусов, то ни фигуры такой не видно, ни инструментов, которыми бы Москва могла воспользоваться. 

Мы видим, что, несмотря на тщеславные заявления, добиться реальных успехов на белорусском направлении Москве сложно. И если от общеимперских заявлений доходит до реальных дел, то с этим большие проблемы.

Поэтому, может, Россия и была бы заинтересована в пророссийском транзите власти, но она занимает довольно добродушную позицию к Лукашенко.

Вместе с тем нельзя сбрасывать со счета и кулуарные переговоры, визиты руководителей российской разведки и Совета безопасности в Минск. Мы не знаем, о чем там могут вестись разговоры. Но вот что стоит сказать. Если глава одного государства встречается с главой разведки другого государства, то не нужно быть большим конспирологом, чтобы подозревать за этим какие-то закулисные игры.

Как долго режим может существовать под санкциями

- Если взять вместе санкции США и Евросоюза, то международное давление выглядит беспрецедентным. Под таким давлением режим Лукашенко еще не жил. Как могут развиваться события? Вообще, как долго может выдержать режим под такими санкциями?

- Сколько режим может выдержать под такими санкциями - не знает никто: ни сам Лукашенко, ни политики в Европе или в США. Такого давления на Лукашенко мы никогда не видели, поэтому, как будет работать эта система, пока не понятно.

Внутриполитическое давление в Беларуси существует уже год. И внешнеполитическое давление, и внешнеэкономическое давление, и внутриполитическое — все это элементы разбалансирования властной системы Лукашенко и по политическому вектору, и по экономическому. 

Теперь непонятно, как будет работать негосударственная экономика, непонятно, как будут работать приближенные к Лукашенко бизнесмены. Конечно, этот бизнес не умрет завтра, но проблемы увеличивают расходы и уменьшают доходы.

Сколько это все будет существовать - неизвестно, но фактом является то, что под давлением это время убавляется. Так что, мне кажется, есть основания для оптимизма, ведь хотя и не всегда можно видеть конкретный результат, но мы понимаем, что каждое из действий имеет свою пользу.

- Иногда пессимистично кажется, что вооруженный до зубов режим может как угодно долго угнетать народ. Какие варианты развертывания событий вы видите впереди?

- В истории было много диктаторов, которые хотели управлять бесконечно, чтобы их режим сохранялся бесконечно. Но история человечества не знает ни одного диктатора и ни одного режима, который смог бы удержаться бесконечно.

Диктаторские режимы, если они имеют хорошо построенную систему власти, действительно могут быть довольно устойчивы, особенно если для этого есть экономические условия. В Беларуси сейчас нет ни того, ни другого.

В Беларуси нет системы, которая бы могла продуцировать новых политических лидеров, как это, например, есть в Китае, где фигура главы Компартии может быть более или менее сильной, но если нынешний глава Си Цзиньпин уйдет, то система не рухнет. 

В Беларуси такой системы нет. Да, есть каркас, который поддерживает Лукашенко, но нет уверенности, что этот каркас может держать другое лицо.

Вторая важная составляющая - наличие экономических ресурсов, которые бы, с одной стороны, обеспечивали устойчивость силовой модели управления, а с другой, позволяли тратить хоть какие-то средства на общество, чтобы иметь хороший имидж. 

Лучший пример такой системы - автократии Персидского залива, которые имеют много денег, поэтому могут содержать и силовиков, и вместе с тем давать много денег на внутренние нужды и на международный имидж, чтобы о них очень плохо не думали ни свои граждане, ни иностранцы.

Обратный пример - Венесуэла, где денег не хватает не только на общество, но и на туалетную бумагу, и еще немного хватает на силовиков, поэтому власть как-то держится. Но это далеко не мечта Лукашенко.

Если же смотреть на Беларусь, то здесь экономические ресурсы очень ограничены. Если не брать калийные удобрения, то режим в значительной степени держится на нефтегазовом транзите, на возможности это сырье перерабатывать и перепродавать. А это все одновременно зависит от двух партнеров - от Европы, которая приобретает, и от России, которая поставляет.

И вот мы видим, что Европа вводит санкции и на транзит, и на покупку, американские санкции бьют непосредственно по калийной сфере. А тут и Россия заинтересована в том, чтобы перенаправить газ, для чего уже фактически достроен «Северный поток», так как Россия хочет уменьшать транзит через Украину.

Поэтому, несмотря на устойчивость в нынешнем моменте, стратегически никакой устойчивости как у политической системы Лукашенко, так и у его экономики нет.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...