АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Москва пересматривает обязательства перед своими сателлитами

Эпоха «больших союзов» для России, похоже, подошла к концу.

Москва пересматривает обязательства перед своими сателлитами
Такой вывод сделал Илья Фабричников, член российского Совета по внешней и оборонной политике, коммуникационный консультант, в своей колонке для издания "Россия в глобальной политике". В публикации он проанализировал, пишет Thinktanks.by, как на протяжении последних лет менялась Стратегия национальной безопасности. Статья была опубликована после подписания Владимиром Путиным 2 июля очередной Стратегии. 

"Даже поверхностный взгляд на документ позволяет понять, какой огромный путь даже не прошла, а по историческим меркам пробежала российская государственная внешнеполитическая мысль. За каких-то шесть лет (с 2009-го до 2015-го) был совершён разворот на 180 градусов (от партнёрства к фиксации противостояния), который нынешняя Стратегия цементирует", - пишет эксперт.

В публикации отмечается, что нынешний документ значительно отличается от Стратегии 2015 года, в которой была избрана конфронтационная риторика по отношению к США и Евросоюзу. Нынешний же документ, по мнению Ильи Фабричникова, "избегает предметных формулировок вовсе", и в "качестве источников угроз фигурируют «некоторые страны», без конкретного указания – что это за страны". При этом в нем нет тезисов о построении партнерских отношений с западными странами, о которых, несмотря на жесткую риторику в отношении США и ЕС, все же говорилось в предыдущем варианте Стратегии.

"Обращает на себя внимание и последовательная девальвация роли Содружества Независимых Государств в приложении наших внешнеполитических усилий. Если в Стратегии-2009 (статья 13) констатировалось что СНГ является приоритетным направлением внешней политики РФ, в редакции 2015 г. СНГ назывался лишь «одним из ключевых направлений» (статья 89 редакции), то теперь СНГ как приоритетное или ключевое направление отсутствует полностью, фигурируя лишь в ... статье 101, в подпункте 5 в рамках одной из задач достижения Российской Федерацией своих внешнеполитических целей", - пишет эксперт.

По мнению Фабричникова, "дрейф в сторону сосредоточенности на внутренних делах очевиден... Если в 2009 г. два из трёх национальных интересов были направлены во вне, в 2015-м – два из шести, то сегодня к таковым можно с натяжкой отнести только один... пункт – о поддержании стратегической глобальной стабильности". 

Анализируя, как менялись подходы России к Стратегии национальной безопасности, эксперт приходит к таким выводам: "Эпоха «больших союзов», похоже, подошла к концу. Великие державы (к которым, безусловно, относится Российская Федерация) в режиме реального времени пересматривают свои обязательства перед своими сателлитами и «младшими партнёрами», фокусируясь на своих внутренних обстоятельствах и обязательствах перед собственным населением. Российская Стратегия национальной безопасности – 2021 в этом смысле не исключение. Она фиксирует положение дел в международных отношениях с точки зрения государственного аппарата Российской Федерации и её структур безопасности – военных, разведки, контрразведки, администрации президента... В целом Стратегия национальной безопасности – 2021 имеет ярко выраженный внутренний и, что немаловажно, мобилизационный вектор. Впервые за долгие годы констатируется необходимость рассчитывать прежде всего на собственные ресурсы, а не на международное сотрудничество либо многовекторные союзнические или партнёрские обязательства, которые в стремительно меняющейся среде могут и не сработать".

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...