АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

В чем обвиняют Виктора Бабарико - политика, который даже не успел стать кандидатом в президенты

6 июля Виктору Бабарико суд вынесет приговор.

В чем обвиняют Виктора Бабарико - политика, который даже не успел стать кандидатом в президенты
Верховный суд рассматривал дело Виктора Бабарико практически пять месяцев. Журналистам независимых СМИ не всегда удавалось попасть на заседания — «в связи с эпидемиологической ситуацией» слушания закрывали для публики. В других случаях в зал суда пускали, но без телефонов, так как их просили оставлять в ящиках на входе. 

Завтра, 6 июля, Виктору Бабарико и другим топ-менеджерам «Белгазпромбанка» суд вынесет приговор. Накануне «Медиазона» напоминает позицию обвинения и защиты.

Виктора Бабарико обвиняют по двум статьям УК — получение взятки в особо крупном размере и легализация средств, полученных преступным путем. Прокурор запросил для политика, получившего отказ при попытке стать кандидатом в президенты, 15 лет лишения свободы. Он единственный из восьми обвиняемых по делу «Белгазпромбанка» не признал вину по всем эпизодам обвинения.

Следствие считает, что Виктор Бабарико «создал устойчивую группу из числа должностных лиц банка» и руководил ею с «целью длительного, неопределенного по продолжительности совершения преступления». Преступная деятельность группы заключалась в «систематическом» получении взяток «самим Бабарико и другими участниками преступной группы».

Что обвинение считает взяткой?

Рассмотрим этот вопрос на примере компании «Белторгтехнологии», которую учредили в рамках проекта по торговле товарами в рассрочку Delay Андрей Харланович и Алексей Геращенко.

Delay — это совместный проект Белгазпромбанка и других беларуских компаний по продаже товаров в рассрочку; стартовал в 2005 году. Учредителями некоторых фирм, основанных в рамках проекта, выступали иностранные компании, которые следствие связывает с менеджментом «Белгазпромбанка», а в одном случае — непосредственно «Белгазпромбанк». Дивиденды (прибыль), которые поступали учредителям, следствие считает замаскированной взяткой.

По версии обвинения, c января 2004 года по февраль 2005 года Виктор Бабарико через своего заместителя Дмитрия Кузьмича выдвинул условие, что банк будет сотрудничать с «Белторгтехнологии», только если в состав учредителей войдет латвийская SIA Baltijas Investiciju Grupa — по мнению следствия, подконтрольная Бабарико. Как утверждает обвинение, Бабарико при этом требовал, чтобы новый проект «систематически» переводил на счета латвийской фирмы «незаконные денежные вознаграждения» (то есть взятки) под видом распределения прибыли.

Через несколько лет участники «Белторгтехнологии» стали распределять прибыль. На расчетный счет латвийской компании тоже перечислялись дивиденды. Это в обвинении и расценено как взятка, выплаченная Виктору Бабарико.

«Обвинение заявляет, что принятие взятки — это поступление дивидендов с расчетного счета белорусского юридического лица на расчетный счет латвийского юридического лица, которое владеет долей в уставном фонде этого белорусского лица — отправителя дивидендов», — объяснял в судебных прениях один из адвокатов Бабарико Дмитрий Лаевский.

В обмен на взятки Виктор Бабарико и его заместители с 2005 года «благоприятно решали вопросы» в интересах «Белторгтехнологии», с которой банк заключил договоры на оказание услуг, процессинговое обслуживание и прочее, считает следствие.

Почему основатели компаний включали иностранную фирму в состав учредителей?

Похожим образом обвинение сформулировано в отношении других компаний, учрежденных в рамках проекта Delay, а также фирмы «Активлизинг». В случае с последней дивиденды перечисляли не только латвийской компании и физическим лицам, но и эстонской Compartners OU, которую следствие также связывает с Бабарико.

По словам адвоката Лаевского, учредителям «Белторгтехнологии» и «Агентство торговли в рассрочку» Харлановичу и Геращенко не хватало денег для формирования уставного фонда, когда они создавали компанию. Они нуждались в инвесторе — им выступила латвийская компания. По мнению защитника, это опровергает довод обвинения о вынужденном согласии бизнесменов на вступление SIA Baltijas Investiciju Grupa в состав учредителей.

Для банка сотрудничество с «Белторгтехнологии» было выгодным, поскольку компания оформляла своим клиентам кредиты, а у банка рос кредитный портфель, объяснял в прениях адвокат.

Защита утверждает, что Виктор Бабарико «собственником или участником SIA Baltijas Investiciju Grupa никогда не являлся».

Согласно выписке из Регистра предприятий Латвии, полученной адвокатами, руководителем SIA Baltijas Investiciju Grupa назначен гражданин Латвии Борис Луппо, а нотариальные доверенности подписаны гражданином Латвии Сергеем Макеенко, действующим от имени учредителя — компании Cornell Financial Holding, LLC, зарегистрированной в штате Флорида, США.

Взятка самому себе

По версии обвинения, цепочка перевода денег была такая: беларуские компании распределяли прибыль (дивиденды) между учредителями — в том числе иностранным компаниям. Далее деньги от иностранных фирм поступали на счета британской Business Renovation Investment Ltd., созданной, как утверждает следствие, заместителем Бабарико Сергеем Шабаном, а потом — на счета компаний в офшорных юрисдикциях. Суммы, переведенные в офшоры, следствие считает взятками заместителям Бабарико.

Историю SIA Baltijas Investīciju Grupa действительно сложно назвать прозрачной.

Латвийскую компанию основали в 2002 году, и ее первым владельцем была Cornell Financial Holding, LLC. Выяснить, кто был реальным бенефициаром этой фирмы, невозможно — она, в свою очередь, в разное время принадлежала структурам, зарегистрированным в Белизе и на острове-государстве Ниуэ. Обе юрисдикции не раскрывают свои коммерческие реестры.

В 2008 собственник латвийского SIA сменился, им стала британская Business Renovation Investment Ltd. Та, в свою очередь, принадлежала компаниям, зарегистрированным на Британских Виргинских островах. Реестр Британских Виргинских островов также закрыт, установить конечных собственников этих офшорных компаний невозможно. Следствие утверждает, что в 2016 году при обыске была изъята печать и документы на один из офшоров — Kingbrook Ltd.

В начале 2017 года компании меняются местами: теперь не латвийское юрлицо принадлежит британскому, а наоборот.

Возможно, перемены были связаны с тем, что в Великобритании начал действовать закон, обязывающий владельцев британских компаний указывать конечного бенефициара. Из отчетности Business Renovation Investment Ltd. исчезает список офшоров, зато появилось латвийское SIA Baltijas Investīciju Grupa — компания названа контролирующей стороной.

После 2017 года британская структура перестает подавать отчетность, и в июле 2018 года окончательно ликвидируется.

Несмотря на анонимность владельцев, проследить связь Renovation Investment Ltd. c «Белгазпромбанком» все же можно: до 1 марта 2017 года одним из менеджеров компании был Дмитрий Жардецкий. В июне 2020 года Жардецкого обыскали, сообщало «Радые Свабода». В сюжете Жардецкий назван работником «Белгазпромбанка», специалистом по обслуживанию зданий.

По мнению обвинения, Бабарико координировал деятельность группы и предпринимал меры по расширению круга компаний, сотрудничавших с «Белгазпромбанком», которые готовы были передавать взятки.

По словам адвоката Натальи Мацкевич, из версии обвинения следует, что иностранные компании, подконтрольные Бабарико, получали дивиденды, которые фактически принадлежали ему же.

«Тогда если это его дивиденды, которые якобы заработали для него подконтрольные компании, то как объяснить тезис обвинения, что эти деньги поступали и передавались ему же в качестве взятки? Получается, что иностранные компании, подконтрольные Бабарико, платили Бабарико же взятки в интересах белорусских компаний? То есть, по смыслу обвинения, взяткодатель и взяткополучатель совпадают в одном лице. Это юридический нонсенс. Но повторяю, что это лишь предположения, которые ничем не доказаны», — говорила в судебных прениях адвокат.

В конце марта 2010 года заместитель Бабарико Алексей Задойко уволился из банка, поэтому «вышел из состава организованной преступной группы». Следствие считает, что в связи с этим Бабарико, находясь в здании «Газпрома» в Москве, предложил включить в состав правления банка Валерия Селявко. 

Спустя пять лет из состава ОПГ вышел Сергей Добролет — он стал одним из участников «Агентства торговли в рассрочку». Его заменил Кирилл Балей, которому поручили общаться с руководителями компаний «Белторгтехнологии», «Агентство торговли в рассрочку» и «Системы обработки информации».

В 2016 году силовики изъяли из банковской ячейки «Белгазпромбанка» печати и документы одной из офшорных компаний, на счета которой перечислялись «дивиденды-взятки» Сергею Добролету — в то время, когда он, по версии следствия, был в составе ОПГ.

После этого Бабарико «как руководитель организованной преступной группы» решил скрыть следы преступления и поменять механизм получения взятки, уверено следствие. Офшорные компании и эстонская фирма были закрыты, а латвийскую фирму реорганизовали.

Приблизительно с марта 2017-го руководители «Активлизинга» и компаний, учрежденных для проекта Delay, обязались передавать должностным лицам «Белгазпромбанка» «незаконные вознаграждения» наличными, считает следствие (при этом проект Delay продолжал переводить деньги и по безналу по старой схеме).

С 2008 года по апрель 2014-го и с октября 2015 по июнь 2020 года большинство или половина правления банка были участниками ОПГ, уверенно обвинение. В это время «решения правления принимались простым большинством голосов его членов», а при равенстве голосов принималось решение, поддержанное председателем правления.

«Указанные умышленные действия Бабарико позволили организованной преступной группе в названные периоды обеспечивать и гарантировать принятие правлением ОАО "Белгазпромбанк" решений, соответствующих интересам ее участников и взяткодателей, а в период с апреля 2014 по октябрь 2015 года оказывать прямое влияние на принятие правлением таких решений», — утверждает сторона обвинения.

Какие суммы «взяток» приписывают Бабарико?

Обвинение считает, что Виктор Бабарико получил в качестве взятки всю сумму дивидендов, перечисленную от беларуских компаний на счета их латвийского и эстонского учредителей. Остальным обвиняемым топ-менеджерам вменяются суммы, пришедшие от тех же латвийских и эстонской компаний через английскую компанию на офшоры, принадлежность которых они признали.

С 2007 по 2020 год группа «под видом участия в распределении прибыли» вывела почти 32 млн беларуских рублей. Сумма взяток, в получении которых обвиняется сам Виктор Бабарико, чуть менее 30,5 млн — то есть он, согласно выводам следствия, получил почти все, кроме примерно 1,5 млн.

Что обвинение считает легализацией средств, полученных преступным путем

На деньги, которые, как считает обвинение, Бабарико получил в качестве взяток, было куплено бывшее здание Минского станкостроительного завода на улице Октябрьская, 16. Имущество перешло на баланс ООО «АртХабГрупп» — обвинение утверждает, что и эта компания была подконтрольна Бабарико.

Под «легализованными средствами» следствие понимает кредит на 1,1 млн рублей, который латвийская компания выдала ООО «Системы обработки информации» на покупку недвижимости.

Адвокаты утверждают, что на счетах SIA Latvijas Investiciju Agentura "Austrumu Tilts" лежали деньги, полученные из разных источников. И утверждение, что предоставленный кредит образовался из дивидендов — «всего лишь предположение, которое невозможно проверить ввиду отсутствия для этого доказательств», говорил в прениях адвокат Бабарико Евгений Пыльченко.

Кроме этого, здание было куплено за 800 тысяч рублей, а оставшаяся часть (чуть менее 300 тысяч рублей) была возвращена, поэтому оставшиеся деньги не были «легализованы», считают защитники.

Обвинение говорит, что компания SIA Latvijas Investiciju Agentura "Austrumu Tilts" и ООО «АртХабГрупп» были подконтрольны Бабарико. Этим объясняется его заинтересованность в легализации.

«Это максимально размытая по смыслу формулировка, которая используется обвинением во всех случаях, когда отсутствуют правовые аргументы для того, чтобы связать Бабарико с каким-либо юридическим лицом», — уверен Пыльченко.

По его словам, утверждения о подконтрольности компаний Бабарико обосновываются показаниями некоторых обвиняемых и свидетелей, которые носят характер домыслов и предположений.

Обвинение считает, что Бабарико организовал легализацию, дав поручения участникам компаний проекта Delay, а они не имели возможности отказаться и не купить здание, поскольку хотели продолжать сотрудничество с банком. Адвокат настаивает, что Бабарико не имел полномочий давать поручения лицам, не находящимся в его подчинении.

Утверждение о негативных последствий для компаний «опровергается показаниями самих же этих лиц», добавляет адвокат.

Свидетели и обвиняемые рассказали, что предложение приобрести здание на Октябрьской поступило от Бабарико на двух совещаниях. На первом им предложили приобрести здание, однако все отказались, посчитав это невыгодным. На второй встрече Бабарико обещал возмещение расходов, и ООО «Системы обработки информации» взяло на себя покупку здания. Адвокат не скрывает: Бабарико был интересен этот проект и он участвовал в ключевых обсуждениях всего, что с ним связано.

«Сторона обвинения, конечно же, пытается это истолковать как заинтересованность в уголовно-правовом смысле, наличие преступных намерений. Но ничего противоправного в интересе Бабарико к покупке здания нет», — уверен Пыльченко.

В суде допросили директора ООО «АртХабГрупп» Ольгу Радецкую и архитектора Георгия Заборского, который готовил проект реставрации. Оба они подтвердили, что приобретенное в 2019 году здание предназначалось для создания культурного центра на базе этого здания и культурного хаба «ОК 16».

За полгода до президентских выборов 2020 года в сюжете на госканале «Беларусь 1» ведущие хвалили проект и рассказывали, что «опустевшие цеха на Октябрьской» скоро станут сердцем андеграундной и популярной культуры».

«Авторы идеи называют пространство культурным акселератором — здесь дают высказаться тем, кому есть что сказать. В сотрудничестве с одним из белорусских банков [Белгазпромбанк] команда поднимает культурный пласт современного искусства», — говорит корреспондент.

Выступавший в суде архитектор Заборский в сюжете говорил, что Минск производит огромное количество творческих и молодых людей и нужно их подхватывать, чем «Ок 16» и занимается.

Заканчивается сюжет словами: «Ломать нынче не в тренде, а вот строить не просто можно, но и нужно».

Через два месяца экс-банкир и его команда начнут выдавать в «ОК 16» удостоверения для участников инициативной группы по сбору подписей за выдвижение Бабарико. В феврале 2021 управляющего бара в Ок16 Левона Халатряна приговорят к двум годам химии.

Адвокат объясняет интерес к проекту у банкира тем, что его подзащитный известен не только в бизнес-сообществе, но и в культурной среде Беларуси. Он вспоминает театральный фестиваль «Теарт», коллекции живописи «Белгазпромбанка», культурный хаб «ОК 16».

«Всем известно, что Бабарико курировал все эти проекты. Поэтому его интерес и желание поучаствовать в любом расширении культурного пространства не подлежит сомнению», — уверен Пыльченко.

Адвокат настаивает, что схем по «легализации денег» не обнаружено, поэтому предъявленное обвинений по этой статье — попытка ввести общество в заблуждение относительно того, что какая-то легализация все-таки была.

«Это вполне в логике уголовного преследования, которое осуществляется в отношении Бабарико, поскольку цель данного уголовного преследования — выставить Бабарико в максимально отрицательном свете и как можно на больший срок принудительно удалить его от общественной и политической жизни», — говорит адвокат.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...