АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Александр Ярошук: «Перед нами стоит вооруженная до зубов сила…»

«Народная Воля» задала несколько вопросов председателю Ассоциации профсоюзов «Белорусский Конгресс демократических профсоюзов».

Александр Ярошук: «Перед нами стоит вооруженная до зубов сила…»
Александр Ильич, в эфире «Еврорадио» вы пояснили, что норвежская кампания «Яра», являющаяся основным покупателем наших удобрений, продолжает давление на руководство «Беларуськалия». Среди требований: восстановление на работе членов стачкома, принятие мер по улучшению условий труда, прекращение репрессий против активистов протестных акций… 

Скажите, а есть ли уже конкретный результат давления «Яры» на руководство «Беларуськалия»? Например, сколько членов стачкома восстановлено на работе, исключена ли дискриминация в отношении тех, кто решил покинуть провластные профсоюзы и перейти в независимые, одинаковыми ли бонусами пользуются те, кто молчаливо относится к репрессивным действиям властей, и те, кто говорит, что результаты президентских выборов были сфальсифицированы, и требует восстановления законности в стране?

– Результат только в одном: там работали эксперты по безопасности труда, потому что ситуация на предприятии неблагополучная и она ухудшается, тем более теперь, когда во главу угла поставлена задача как можно больше давать удобрений любой ценой, и порой это происходит за счет здоровья и жизни шахтеров. Конечно, они там вертят-крутят как могут, но и «Яра» – не дети, тем более что они привлекают к работе профессионалов.

Ясное дело, в одночасье ситуацию не исправишь, но самое главное – заложить какие-то тренды и постоянно давить на администрацию предприятия: нужно не в футбол-хоккей играть, а всерьез заниматься безопасностью труда шахтеров.

Что касается восстановления на работе, то мы с «Ярой» обсуждали этот момент. Они предлагали начать с малого и восстановить хотя бы пять человек. Но по какому критерию выбирать людей, которые хотят восстановиться на работе? Кто будет решать, кого восстанавливать, а кто подождет? 

На мой взгляд, правильно вопрос ставить так: всех, кто желает восстановиться на работе – восстановить. И в письме, которое в свое время генеральный директор Международной организации труда Гай Райдер на имя Лукашенко писал, как раз речь шла о том, что рабочие имеют право на забастовку и политический страйк – это соответствует Конвенции 87, которая была ратифицирована Беларусью.

– Кого-то уже восстановили?

– Никого. У меня было несколько встреч со стачкомом, и я объяснил, почему нам так важна «Яра»: если они уйдут, «Беларуськалий» заключит контракт, например, с какой-нибудь китайской кампанией, которой вообще будет все равно – гибнут шахтеры или нет, уволили их правильно или нет.

Белорусская власть и сама делала всё для того, чтобы вынудить «Яру» прервать контракт, и «Яра» во многом благодаря нам со анялась.

Ситуация нагнеталась со стороны зарубежных политиков, которые выехали из Беларуси и постоянно торпедировали и «Яру», и МИД Норвегии, и министра промышленности и транспорта Норвегии. Но мы исходили из того, что если «Яра» уйдет, то тут же будет арестована часть стачки (или вся стачка), людей за нанесение ущерба стране и ее экономическим интересам осудят на длительные сроки. 

В этом нет никаких сомнений. Так было на БМЗ, где людей наших отправили на 2,5–3 года в колонию. Некоторые, к счастью, успели выехать из страны, иначе было бы больше человек осуждено. Поэтому мы исходили из того, что нам надо и стачку сохранить, и контракт с «Ярой». Могли бы легко и Независимый профсоюз горняков ликвидировать, сославшись на то, что его действия привели к срыву контракта и нанесен экономический ущерб стране.

– О «Яре» сегодня пишут как о компании, которая использует различные коррупционные схемы. Вспоминают, что в 2014 году они подкупали чиновников в Ливии и что, не исключено, по такой же примерно схеме кампания работает и в Беларуси….

– До 2014 года у «Яры» действительно была очень неоднозначная биография, этого никто не отрицает. Но после 2014 года – это совсем другая кампания. Нынешний руководитель «Яры» возглавляет объединение работодателей Норвегии, он имеет безупречный авторитет. На мой взгляд, к нынешней администрации «Яры» обвинения в коррупции и подкупе чиновников не имеют никакого отношения. 

Это очень серьезная, солидная кампания. И они откликнулись на наш призыв поставить во главу угла кодекс этики бизнеса, права рабочих. Хотя могли сказать, что это им не нужно. Мы пытаемся сейчас вовлечь в этот процесс и «Мишлен», который сотрудничает с БМЗ, и «Сименс», и «Пирелли», и много других кампаний. Мы этим занимаемся вместе с экономическим штабом Светланы Тихановской – Алесь Алехнович в этом смысле наш полный единомышленник. 

И мы изначально не были настроены на путь санкций. Потому что не было в мире примеров, чтобы профсоюзы ратовали за санкции! Профсоюзы – это не начальники, не вожди-индейцы, а инструмент для защиты прав и интересов рабочих. И если они выступают за санкции, то в первую очередь ставят под угрозу свои зарплаты, свой соцпакет, свои рабочие места.

Нас никто не поддержит, если мы будем призывать к экономическим санкциям. И мы пошли другим путем – в октябре вместе с правозащитными организациями разработали обращение к международному бизнесу, чтобы они руководствовались в Беларуси кодексом этики бизнеса, который утвержден ООН и в котором во главе угла стоят права рабочих, условия и безопасность труда.

Сейчас «Яра» уходит с белорусского рынка, потому что Норвегия будет присоединяться к санкциям Европейского Союза. Понятное дело, что норвежская кампания не может оставаться – они нас уже проинформировали об этом.

Но я исхожу из того, что «Яра» уходит не под давлением стачки и НАУ, которое очень активно себя вело (Латушко, наверное, с десяток писем написал!). «Яра» уходит из-за секторальных санкций, к которым намерена присоединиться Норвегия. Мы сожалеем, что это произойдет. 

Если честно, я впервые встречаю на таком высоком уровне бизнес, который о правах рабочих заботится так же, как и о своих. Большому бизнесу это обычно не свойственно. Но в Норвегии «Яра» сегодня – один из лучших примеров высоких стандартов бизнеса.

У нас несколько раз были серьезные споры в том числе и с Координационным советом. На мой взгляд, из-за забастовки люди могут оказаться в тюрьме. Мне отвечали: мол, это их риски, они к ним готовы. А я не готов и никогда на это не пойду. На мой взгляд, лучше, чтобы эти люди были дома, в семьях. А ставить эксперименты – посадят или нет – это цинизм.

Однако сейчас выступать против забастовок, против санкций – это как идти против мейнстрима. А тут нам еще премию присудили – столько поводов для разговоров! Оказалось, что мы «коррупционеры», «пилим гранты». Мы не удивляемся уже ничему…

Сложно судить, что будет дальше. Это касается и сектора калийных удобрений, и нефтепродуктов, их поставок и транзита. Сегодня почти каждый день на «Беларуськалии» из независимого профсоюза горняков выводят по 20 человек, обвиняя их в том, что они призывают к санкциям, наехали на независимый профсоюз на «Гродно-Азот» – уволили сразу семь человек, людям не продлевают контракты. Я считаю, что у меня просто не было иного выбора, кроме как брать удар на себя. Профсоюзы не могут призывать к санкциям, и мы не исключение…

– Есть мнение, что никакие санкции не нанесут белорусам такого вреда, какой уже нанесли репрессии, так или иначе коснувшиеся уже десятков тысяч человек…

– Сейчас все говорят о том, что санкции – единственное спасение, столько людей пострадало. Но все равно должны звучать голоса и тех, кто говорит о том, что санкции – это полная непредсказуемость. Существует и такая точка зрения: чем сильнее санкции, тем сильнее становится наша зависимость от России.

Я понимаю тех людей, которые находятся за пределами Беларуси и выступают за радикальные действия. Они обязаны это делать. Если бы меня выперли из страны, я делал бы то же самое, иначе просто выпал бы из повестки дня.

Мы можем прогнозировать разные варианты: например, режим не выдержит санкций и начнет освобождать политзаключенных. Но, зная некоторую упертость главного действующего лица страны, допустим, он ничего не делает, доводит ситуацию до острейшего состояния, начинаются проблемы с занятостью, зарплатами. Политика, как ни крути, вещь циничная. 

И некоторые политики открыто говорят: надо, чтобы рабочие массово вышли. Возможно, в результате сильнейшего конфликта рабочих с властями придет желанная победа и те, кто уехал, вернутся в страну триумфаторами и победителями. Однако, зная неадекватность нынешней власти, я не исключаю, что она может устроить здесь кровавое месиво. Этого исключать нельзя. 

Сейчас мы наблюдаем и без того невиданный уровень репрессий, не слишком ли большая цена вопроса? Поэтому я не призываю к санкциям как к единственному методу решения проблемы.

– С теми, кто стоит у станка и пока живет мыслью только о «чарке и шкварке», нужно вести разъяснительную работу. Какие конкретные действия предпринимаются в этом направлении со стороны Конфедерации демократических профсоюзов?

– Еще раз повторю: профсоюзы не могут призывать к экономическим санкциям, потому что тем самым они навлекают беду прежде всего на рабочих. 

Меня часто спрашивают: а рабочие выступают за санкции или нет? Я не обсуждал и обсуждать этот вопрос не буду на заводах и фабриках, потому что это может вызвать сильнейший раскол среди рабочих, среди членов независимых профсоюзов. Кто-то будет за санкции, кто-то против, и что дальше?

Я знаю, что многие мои коллеги даже в независимых профсоюзах меня не поняли. Но я им пытаюсь объяснять, что на самом деле у меня не было выбора, иначе на нас просто повесят всех собак и через некоторое время от независимых профсоюзов мало что останется. 

Профсоюзы – это не политический отряд, который заявляет: мы берем на себя ответственность, выходим сами на улицу, выводим рабочих и кончаем с этим режимом. Это звучит, может быть, красиво и пафосно, но насколько это реализуемо? Я считаю, что это авантюра чистой воды!

Совершенно очевидно, что независимые профсоюзы сегодня не способны решать такую задачу, не способны поднять всех рабочих. Поэтому я не хочу ничего общего иметь ни с этими призывами к санкциям, ни с людьми, которые стоят на этих позициях. Я предпочитаю любой ценой сохранить независимые профсоюзы. 

Перед нами сейчас стоит вооруженная до зубов сила, расчеловеченная, которая пойдет на любые преступления и в любой момент устроит здесь кровавое месиво. И в конечном итоге всё закончится огромной трагедией.

– Александр Ильич, а можете дать какой-то условный прогноз по поводу дальнейших общественно-политических и экономических процессов в нашей стране?

– Нас сильно подтолкнут в сторону России. Возможно, Россия поможет нам пережить санкции. А что дальше – ответа на этот вопрос у меня нет…

Что касается Европейского Союза, то мы не можем осуждать их за то, что они ввели санкции, – речь идет о захвате самолета с гражданами ЕС, и они имеют полное право защищать своих граждан так, как считают нужным. Именно самолет подтолкнул к введению санкций. 

При этом европейцы вправе не сильно задумываться о последствиях. Тем более что те белорусские политики, которые сегодня живут за пределами Беларуси, их убеждают: белорусский режим очень скоро капитулирует. Но лично я предпосылок к этому пока не вижу…


Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...