АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Болкунец: Лукашенко дан важный сигнал к капитуляции. Потери режима могут достичь $10 миллиардов

Евросоюз ввел секторальные экономические санкции в отношении режима Лукашенко, которые направлены против финансового, нефтяного, табачного секторов экономики, а также в отношении производства хлористого калия.

Болкунец: Лукашенко дан важный сигнал к капитуляции. Потери режима могут достичь $10 миллиардов
Тему пятого пакета санкций ЕС и их влияния на режим сайт Charter97.org обсудил с известным белорусским политологом Дмитрием Болкунцом:

– На мой взгляд, это самый сильный пакет санкций, который принял Европейский Союз в отношении Беларуси. Не знаю, насколько он сильный за всю историю ЕС в отношении других стран. Это очень существенный пакет, хотя есть некоторые изъятия по нефтяному и калийному сектору, которые позволят режиму Лукашенко частично обойти эти санкции. Если Европа нацелена целенаправленно решить вопросы, а не просто пошуметь, то все эти лазейки нужно будет закрывать.

В целом я оцениваю эти санкции как очень важный сигнал Европы, который демонстрирует желание заставить Лукашенко капитулировать. На самом деле те санкции, которые уже применены, наносят существенный урон режиму Лукашенко, потому что, по оценкам разных экспертов, в том числе и моим, если эти санкции будут полностью работать без всяких изъятий и ограничений, то потери могут достигать до 10 миллиардов долларов в годовом исчислении.

Потери режима будут большими, если будут закрыты позиции, в том числе и портовые инфраструктуры балтийских стран, и возможность кредитоваться на западных рынках, и воздушное пространство. Также появятся дополнительные издержки, связанные с тем, что инвесторы вряд ли сейчас будут заходить на белорусский рынок (включая российских) – немало важный аспект. Попадание в санкционный список гражданина России Михаила Гуцериева – это важный звонок для российской политической и бизнес элиты о том, что с Лукашенко нельзя иметь никаких дел. Даже фотография с этим человеком где-то в одном зале может привести, условно говоря, какого-то российского политика или бизнесмена в санкционный список Евросоюза. Это важный сигнал, который будет очень болезненным.

Я вижу истерику белорусской пропаганды, которая объясняет, что «все хорошо», «санкции только на пользу пойдут» и прочее. В этой ситуации, конечно, я жду, что будут ответные меры от белорусской власти, но они будут, на мой взгляд, нестандартные. Это будут меры, может быть, совершенно неадекватные. Лукашенко может пойти на ликвидацию европейского бизнеса в Беларуси, особенно литовского и польского, а может, и других компаний. Он будет их выгонять несмотря на то, что это будет еще больше причинять урон стране. Плюс, Лукашенко может пойти на откровенный шантаж, причем военный. Об этом он уже неоднократно заикается, намекая на какие-то «военные угрозы».

Я допускаю, что Лукашенко может совершить военную провокацию на границах, особенно со странами НАТО. Он абсолютно способен это. Еще мне кажется, что он может усиливать поставку нелегальных эмигрантов. Это он уже запустил на границе с Литвой, может быть, что-то будет в Польшу перебрасывать. Наркотрафик усилится, о чем он уже говорил.

Самое опасное, на что он может пойти – устроить провокацию в информационном пространстве, связанную с атомной станцией. Это самый опасный объект, который беспокоит не только белорусов, но и соседей. Лукашенко вполне способен создать какую-то диверсию или информационный шум вокруг атомной станции для того, чтобы привлечь к себе внимание всего мира, обвинить в этом Европу и заставить как-то Россию или Китай повлиять на ЕС для смягчения санкций. Потому что пакет действительно жесткий.

 – Ряд экономистов считает, что падение ВВП в результате действия санкции будет измеряться двузначной цифрой. Чаще всего называется проседание ВВП в 14%. Как вы оцениваете потери для ВВП Беларуси?

– Сложно пока оценить, насколько будут масштабными потери, но я думаю, что они будут иметь место. Надо понимать одну особенность белорусской экономики и подсчета ВВП. Там производство может работать на склад долгое время, поэтому ВВП может быть не зафиксирован в какой-то методологии или статистике. Может даже показывать какой-то «рост» или нулевой рост.

Дело в том, что доход населения будет от этого падать, поэтому скрыть его в статистике уже будет невозможно. Если ВВП еще можно нарисовать, то падение доходов власти вряд ли смогут скрыть, потому что граждане будут видеть это по зарплатам. Вот как раз доходы населения могут упасть примерно до конца года, потому что санкции реально начнут оказывать какое-то воздействие примерно через 5-6 месяцев.

Чем выгоден секторальный санкционный пакет? Его сложновато обойти. Если бы были названы конкретные компании, которые попадают под санкции, как американский пакет (против семи предприятий «Белнефтехима» — ред.), то компания перерегистрируется и продолжает торговлю. Секторальные санкции закрывают какие-то отрасли экономики, с которыми не стоит иметь дело.

– Под запрет попадает покупка, ввоз или вывоз белорусских нефтепродуктов, а их транзит через территорию ЕС. Более того: запрещено также оказывать техническую или финансовую помощь (в том числе страхование) любым сделкам с нефтепродуктами. Какой удар по одной из главных экспортных отраслей нанесет этот запрет? Какими могут быть потери белорусского бюджета?

– Что касается нефтепродуктов, то, как я уже отмечал, белорусская сторона может как-то смягчить этот удар. Перерабатывать нефтепродукты на своих НПЗ, поставлять нефть на российский рынок, а там она будет размываться и дальше отправляться каким-то потребителям, может, даже российским. В этой ситуации удар будет, потому что это удержание всех цепочек. Однако какие-то фирмы-прокладки будут использоваться, поэтому удар будет не такой существенный, как хотелось бы. Все-таки есть возможность как-то лавировать.

Дело в том, что Европа не сможет ввести санкции против российской «Роснефти» или «Газпрома», потому что она сама потребляет этот продукт. Будет какое-то подорожание продукта, может быть, сокращение поставок. Сейчас идет речь о сокращении поставок на белорусские НПЗ по каким-то причинам. При этом, на мой взгляд, Россия вряд ли будет спасать Лукашенко, подставляя свое плечо, потому что там сейчас больше прагматиков, которые не будут понимать, зачем надо компенсировать падающие доходы белорусского бюджета.

– Организации Евросоюза теперь не смогут поставлять любому физическому или юридическому лицу в Беларуси товары, используемые для производства табачных изделий. Как это может сказаться на табачном секторе? Затронут ли санкции и его «теневую» часть, связанную с контрабандой сигарет в ЕС и Россию?

– Вот что касается контрабанды сигарет – это еще одна крайне важная статья пополнения казны Лукашенко. Мы видим это особенно в последние месяцы, когда контрабанду конфискуют каждый день по всему периметру — не только западному, но и в России. По некоторым оценкам, в России крутится несколько процентов белорусских сигарет, причем нелегальных, что не пополняет российскую казну.

По Европе думаю, что, если она бы сильно озадачилась, то давно бы закрыла эту лавочку с сигаретами. Надо понимать, что, видимо, в европейских странах есть тоже бенефициары, которые принимают этот товар. По этим людям тоже нужно бить, а не только по тем, кто вывозит. Мы видим, что часто придумывают разные схемы вывоза сигарет, например, под видом удобрений. Видимо, они более рентабельны и быстрее можно получить прибыль.

Вряд ли белорусские власти откажутся от своих любимых схем с сигаретами, потому что, по некоторым оценкам, белорусский режим в последнее время получал с контрабанды сигарет более миллиарда долларов. Это очень масштабное количество денег, причем это, как правило, наличные деньги, которые режиму очень нужны.

– Новый пакет предусматривает и широкие санкции против финансового сектора Беларуси. Европейским организациям нельзя покупать или продавать белорусские ценные бумаги и гособлигации. Запрещено также предоставлять инвестиционные услуги, кредитовать на срок более 90 дней. Отдельным пунктом запрещены любые выплаты Европейского инвестиционного банка (в том числе по уже заключенным соглашениям) и деятельность в Беларуси международных банков развития. Как это скажется на инвестициях в страну, начнется ли массовый отток иностранного капитала?

– Да, это существенно. Мы сейчас видим, что облигации, которые были размещены в прошлые годы на Франкфуртской бирже, торгуются на уровне мусорных. Это подрывает авторитет страны, как привлекательного с точки зрения инвестиционного климата. В этой ситуация я предполагаю, что Лукашенко будет предпринимать попытки находить каких-то кредиторов и искать поддержку в России. Дело в том, что вряд ли какие-то западные банки будут хоть как-то вкладывать в белорусскую экономику.

Естественно, остается только Россия, где тоже возникла дилемма: стоит ли входить на рынок, которые финансово обложен санкциями. Как мы знаем, российский банковский сектор очень чувствительно относится к этому, стараясь не лезть в страны, которые имеют определенные ограничения.

Даже план Лукашенко привлечь в экономику через размещения на российской бирже полутора миллиардов долларов, думаю, сейчас будут под большим вопросом, потому что российские крупные банки вряд ли будут покупать белорусские облигации. Это может навлечь новый санкционный пакет, но уже в отношении российских банков, которые купили эти облигации. Я такой вариант допускаю.

Под санкции попали и три крупнейших банка: Беларусбанк, Белинвестбанк и Белагропромбанк. Что это может означать для самих банков и их вкладчиков?

– Надо смотреть, что именно там попадает под санкционный пакет. Я, к сожалению, не знаком с тем, как это описывается законодательно, но предполагаю, что у них будут ограничены какие-то финансовые операции, может быть, транзакции. С точки зрения имиджа – это колоссальные потери.

Я даже добавлю, что после смены режима Лукашенко для того, чтобы вернуть доверие инвесторов, нужно будет потратить определенное время. Этот человек делает все последовательно, чтобы разрушить экономику страны для сохранения своей власти. Взять хотя бы эти его высказывания, что может пойти на введение военного положения. Я думаю, что он готов на введение военного положения, потому что он недавно откорректировал законодательство по этому поводу.

Как финансовые санкции могут повлиять на курс белорусского рубля и финансовую систему страны? Что будет с иностранной валютой?

– В этом году Беларуси необходимо погасить перед внешними кредиторами больше трех миллиардов долларов, в следующем — примерно столько же. Ситуация такая, что можно рассчитывать на падения экспорта, отсутствует возможность где-то перекредитоваться, золотовалютные резервы тоже находятся на достаточно низком уровне. Все это сказывается на курсе белорусской валюты.

По моим оценкам, сейчас власти пытаются искусственно сдерживать курс рубля. В какой-то момент ситуация может выйти из-под контроля, тогда будет сложно сдерживать курс, на это просто резервов не останется. Начнется девальвация. Насколько она будет серьезна – сложно сказать. Но ожидается, что доллар будет стоить около трех рублей к концу года. Это вполне реально.

– Вы уже отмечали, что «санкции вызовут финансовый коллапс и всеобщую забастовку». На чем основано ваше мнение?

– Если предположить, что санкции будут действовать, как они и прописаны, так сказать, в чистом виде, то это может привести к тому, что на ряде промышленных предприятий могу произойти забастовки. В том же Солигорске работает 16 тысяч человек. Если произойдет паралич предприятия и оно не сможет сбывать продукцию, то, очевидно, что это может спровоцировать забастовку.

То же самое касается других предприятий, например, «МАЗ» и «БелАЗ», у них есть несколько комплектующих, без которых предприятие не может выпустить продукцию на рынок. Я не знаю, попали ли эти ключевые поставщики в санкционные пакеты, но если предположить, что они попадут в пакет, то условный «МАЗ» и «БелАЗ» не смогут выпустить свой товар с конвейера.

Именно такие точечные меры могут спровоцировать забастовки на промышленных предприятиях. Подчеркну, что промышленные предприятия – это самое опасное для власти, потому что Лукашенко больше всего боится забастовок на таких заводах. Учитывая, что в августе уже были такие попытки забастовок. Власти потратили очень много денег для того, чтобы притушить пожар.

Сейчас, если возникнет история со сбытом, то, естественно, это может отразиться на доходах, а денег в резерве на то, чтобы поддерживать на плаву предприятия, которые не работают, нет. Просто платить людям зарплату за то, что они приходят на работу, становится все сложнее и сложнее.

Все триггеры могут сложиться в какой-то пазл, который приведет к масштабным забастовкам на промышленных предприятиях. Остановить, которые будет очень сложно. Именно этого Лукашенко и боится. Я думаю, что с этим связано его заявление о военном положении, то есть, он может пойти по пути Польши в 1981 году.

– Как вы считаете, может ли ЕС расширить санкционный список?

– Я думаю, да. Надо дать им какое-то время, пару недель, посмотреть, как будут работать новые пакеты. Скорее всего, разумно даже не расширять список, а корректировать действующие списки, чтобы закрыть лазейки, которые образовались или могут образоваться.

Есть несколько ключевых отраслей, которые дают основной доход режиму Лукашенко. Именно по этому доходу и направлениям следует бить. В Беларуси есть ряд бизнесменов, которые сами строили бизнес, и вкладывали свои ресурсы. Я считаю, что громить всех подряд нерационально. Это не будет иметь эффекта, а вот именно бить по тем секторам, которые связаны с окружением Лукашенко, где он получает доход – ключевая задача.


Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...