АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Казакевич: Почему перед властями остро встанет вопрос цены репрессий

Секторальные санкции могут обернуться серьезными финансовыми потерями и для конкретных людей, и для Беларуси в целом, уверен директор Института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич.

Казакевич: Почему перед властями остро встанет вопрос цены репрессий
— Конечно, если разговор пойдет именно о секторальных санкциях (калий, нефть, деревообработка, табак и т.д.), это повлечет прямые финансовые потери и для госбюджета, и для тех людей и фирм, которые работают с властью. Так как там очень много всяких «прокладок» и схем, которые позволяют обогащаться. И это станет серьезным ударом по финансовым интересам самого Лукашенко, — отметил политолог в экспресс-комментарии «Салідарнасці».

Собеседник уточнил, что обойти секторальные санкции гораздо сложнее:

— Понятно, что когда санкции касаются физического лица, что-то можно, условно говоря, переписать на жену. Но если санкции будут наложены на продажу какой-то продукции, той же нефти или еще чего-то, то обойти их будет гораздо сложнее. Можно придумывать схемы, перекупать через другие страны, но, в любом случае, это будет гораздо дороже и повлечет серьезные финансовые потери и риски.

Когда речь идет о секторальных санкциях, важны детали. При запрете на продажу или импорт из Беларуси конкретной продукции, например, нефтепродуктов или товаров деревообработки, будет неважно, кто владеет этими предприятиями, они в любом случае пострадают.

Но можно накладывать санкции, как делают, допустим, американцы, — на отдельные предприятия, тот же «Белнефтехим» или другие. В таком случае с целью обойти санкции используют некие «прокладки», серые схемы, но и здесь потери будут значительными. Не стоит недооценивать и риски вторичных санкций, — говорит Андрей Казакевич.

Политолог согласен с прогнозами экономистов о том, что последствия санкций ощутят все в ближайшей перспективе. Он также рассказал о том, можно ли достигнуть политического эффекта экономическим давлением.

— Смотря что мы считаем результатом. Если мы говорим о выпуске политзаключенных, деэскалации внутриполитической ситуации, то это вполне реалистично. Например, в 2018 году Эрдоган был вынужден после американских санкций выпустить христианского проповедника, которого задержал. Выпустил его буквально после пары месяцев действия санкций.

Иран санкционное давление заставило пойти на компромисс с западными странами и заключить так называемую ядерную сделку, против которой они долго выступали.

Даже в Беларуси в прошедшие годы удавалось под давлением договариваться с Западом, и это при том, что по-настоящему серьезных экономических санкций к нам ранее не применялось.

К смене режима экономические санкции могут и не привести, но к ослаблению однозначно. Перед властями остро встанет вопрос цены репрессий. Санкции сделают их гораздо более дорогими. Власти поймут, что теперь репрессии для них связаны с огромными финансовыми потерями. Готовы ли они будут платить такую цену? — задался вопросом политолог.


Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...