АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Лукашенко уже в руках России, и это его выбор. Интервью с бывшим спецпредставителем США по Украине

Сейчас Лукашенко видит, что его способность оставаться у власти — а это то, что для него важно, — полностью зависит от воли России. И он теперь вынужден быть в статусе подчиненного.

Лукашенко уже в руках России, и это его выбор. Интервью с бывшим спецпредставителем США по Украине
Курт Волкер во время международной конференции GLOBSEC в Братиславе рассказал Радио Свобода, как поменялось восприятие Лукашенко за последний год и каким должно быть послание США Путину о Беларуси.

Кто такой Волкер?

Курт Волкер— американский дипломат, постпред США в НАТО (2008-2009). Директор Института Маккейна в Аризоне (2011-2019). Специальный представитель Государственного департамента США по вопросам Украины (2017-2019).

«Путин хотел показать, что может начать наступление в любое время»


— За более чем два года вашей работы спецпредставителем США по вопросам Украины были ли моменты, когда вы видели, что Россия готова к эскалации конфликта, к масштабному введению войск на украинскую территорию?

— Были два периода, когда мы действительно считали, что они готовы к эскалации. Я сейчас не назову конкретных дат, но один из этих периодов был перед тем, как Путин организовывал свое переизбрание в России. А второй случай был, когда обсуждалась возможность, что Россия может захватить водоемы, из которых обеспечивается водой Крым. Тогда немного предпринимались шаги в этом направлении.

Эти два случая были во время, когда я был спецпредставителем США. Но события, за которыми мы наблюдали в апреле этого года, были намного значительнее, чем все, что произошло во время моей работы спецпредставителем. Масштаб концентрации российских военных ресурсов как на территории Украины, так и вокруг нее, был больше, чем мы наблюдали ранее. И значительная часть техники и войск, которые были туда переброшены, до сих пор остаются там.

— По вашему мнению, это был блеф со стороны России, или Москва была готова к военной операции, если бы увидела слабость со стороны Запада?

— Я думаю, что это была демонстрация возможностей. Путин хотел показать Западу, Соединенным Штатам, а также украинцам, что, если он захочет, он может начать наступление в любое время. Что он имеет для этого средства, логистику, достаточное количество войск, и поэтому он способен это сделать. И это сигнал, который надо воспринимать всерьез — его решимость в Украине.

Думаю, что он хотел посмотреть, какова будет реакция от США и от других, от украинцев. Но не думаю, что он намеревался начать вторжение на этот раз.

«Лукашенко видит, что его способность оставаться у власти полностью зависит от воли России»


— Как во время вашей работы в Украине представители украинской в ти рассматривали Беларусь? Как нейтральное государство или как страну, где у власти российская марионетка? И видели ли они потенциальную военную угрозу с белорусской территории?

— Не думаю, что в то время они так рассуждали и применили бы слова «марионетка России». Следует помнить, что мы разговариваем о 2017-2019 годах. Они рассматривали Беларусь как авторитарное государство, но как авторитарное государство Лукашенко. И я думаю, они ценят независимость и суверенитет Беларуси. Ведь это также усиливает важность украинской независимости и суверенитета.

Украинцы знают, что такое Россия, Что такое российская оккупация Донбасса и Крыма, и они знали Лукашенко как диктатора в своей собственной стране. И если бы он стал военной угрозой для Украины, это было бы нечто иное, отличное от российской военной угрозы.

— Как, по вашему мнению, это изменилось за последний год? К примеру, недавно Лукашенко заявил о разрешении на авиарейсы в Крым, а также о разрешении на следственные действия с политзаключенным Романом Протасевичем со стороны представителей так называемой «ЛНР».

— Лукашенко принял решение, что он задушит протесты после выборов жестко и беспощадно, чтобы остаться у власти. Но у него не получилось, и ему пришлось просить поддержки России. Россия дала поддержку, но взамен на контроль над некоторыми вещами — медиа, пограничной службой, спецподразделениями милиции.

Сейчас Лукашенко видит, что его способность оставаться у власти — а это то, что для него важно, — полностью зависит от воли России. И он теперь вынужден быть в статусе подчиненного.

— Рассматриваете ли вы Беларусь как возможную платформу для будущих военных угроз со стороны России против Украины?

— Да, это возможно, но не думаю, что это сейчас на повестке дня. И не думаю, что для этого обязательно поглощение Беларуси в Российскую Федерацию или какую-то конфедерацию. Путин может это сделать и пока Лукашенко остается у власти, через контроль над службами безопасности. Не думаю, что это происходит сейчас, но это безусловно может произойти.

«Беларусь больше не принимает независимых решений»


— Много лет некоторые западные аналитики высказывали опасения, что Западу не стоит слишком давить на Лукашенко, потому что это подтолкнет Беларусь в руки России. Или это до сих пор остается приемлемым аргументом в какой-то степени?

— Я думаю, что Лукашенко уже там [в руках России]. И я не думаю, что это вызвано западными политическими решениями. Это вызвано интересами Путина привлечь Беларусь к России и теми решениями, которые принимал Лукашенко. Именно выбор, который сделал Лукашенко, поставил Беларусь в такое положение. Не думаю, что мы подталкиваем его дальше — он уже там.

Запад имеет двойной интерес — с одной стороны, суверенитет и независимость Беларуси, но также свобода, демократия, уважение к людям и право белорусского народа выбирать собственных лидеров. Не думаю, что эти интересы сейчас конфликтуют, даже если такой конфликт существовал некогда в прошлом. Я считаю, что мы можем поддерживать все это полностью.

И ключ к этому, как говорили некоторые белорусские участники конференции GLOBSEC, находится в Москве. Поддержка демократии в Беларуси и поддержка независимости Беларуси должны быть частью нашей политики в отношениях с Путиным.

— Некоторые аналитики говорят, что после принудительной посадки самолета Ryanair в Беларуси санкции нужно вводить не столько против белорусских предприятий и лиц, но против тех в России, кто поддерживает режим Лукашенко. Насколько вы разделяете такую мысль?

— Я думаю, что оба подхода обоснованы. Уже введен ряд санкций в отношении режима в Беларуси, и мне кажется, что намерение Евросоюза и США — направлять их против тех, кто близок к Лукашенко и кто играет важную роль в поддержке его режима. Здесь нет намерения наказать белорусский народ и в целом наказать белорусский бизнес.

Что касается России, то я действительно считаю, что есть основания для санкций за ее роль в принудительной посадке этого самолета. Я считаю, что Беларусь больше не принимает независимых решений, если посмотреть на уровень контроля, который имеет Россия. Поэтому я считаю, что мы также должны учитывать это.

— По вашему мнению, каким должно быть послание США для Путина о Беларуси?

— Что мы не потерпим насильственного поглощения Беларуси Россией и что белорусский народ имеет право решать вопрос о своем руководстве и о своем будущем. И что мы надеемся, что Путин это поддержит.

У меня нет иллюзий, что Путин на это согласится. Но важно, чтобы наша позиция была очень ясной.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...