АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

«У Саддама Хусейна каких только самооборон не было, а вопрос решился за считанные дни»

Не один чиновник крепко почешет затылок, думая, надо ли это все ему.

«У Саддама Хусейна каких только самооборон не было, а вопрос решился за считанные дни»
Все так бросились обсуждать совещание по этой, прости Господи, территориальной самообороне… Раздадут ли оружие чиновникам, научат ли председателей райисполкомов воевать.

Председателей райисполкомов – воевать? Аналитики, которые всерьез сегодня обсуждают вот это вот все, они в глаза этих председателей райисполкомов видели?

У меня сегодняшние новости вызвали теплые воспоминания десятилетней давности. Буквально один-в-один.

В 2011 году мне посчастливилось осуществить большой трип по США. Пять штатов – это хорошая география путешествий. Вашингтон, Миннеаполис, Сан-Франциско, Питтсбург, Атланта, Нью-Йорк – с тех пор половину голливудских фильмов смотришь, приговаривая «А вот тут я был» через каждые полчаса.

С момента возвращения и по сей день, хотя сейчас уже гораздо реже, естественно, на все вопросы «А как там у них?» я отказываюсь отвечать, мотивируя это тем, что, даже с моим развитым аппаратом по подбору слов, вербально передать разницу между жизнью там и жизнью здесь полноценно просто невозможно.

Я всегда рассказываю примерно такую ситуацию. Вот ты находишься, например, в Нью-Йорке. Гуляешь, например, по Уолл-стрит, где все деньги мира. Видишь места, про которые рассказывают сегодня по всем новостям мира. Становишься участником событий, которые обсуждают во всем мире. Общаешься с людьми, которые влияют на процессы, происходящие во всем мире (ну, это чаще в Сан-Франциско может происходить, там Силиконовая долина и с айтишниками пообщаться легче, чем с пентагоновцами). Ты, конечно, открыт впечатлениям, радуешься. Но настоящей разницы ты еще не ощущаешь.

А вечером ты возвращаешься в номер в отеле. И как раз разница часовых поясов, начинается рабочий день на Родине, идет этот рабочий день и ты решаешь почитать новости. И начинаешь их читать. А там!..

А там Лукашенко собирает председателей исполкомов и заявляет, что они теперь буду создавать какую-то территориальную самооборону, кому-то раздавать форму, оружие, какие-то чиновники и председатели комиссий должны учиться воевать и ползать по-пластунски, ну и вот это вот все.

И вот ты находишься в таком месте, где чувствуешь пульс всего мира как нельзя остро – а как остро и живо, этого, повторюсь, вербально описать нельзя. Но днем, теряя ощущение Родины, ты еще не понимаешь разницы. А понимаешь ее и чувствуешь, когда читаешь новости и смотришь фото или видео таких вот прекрасных эпизодов, в котором наш партизанский край собирается противостоять этому миру руками председателей райисполкомов с берданками наперевес.

Вы будете смеяться, но это совершенно реальная ситуация, про которую я рассказываю. Да, все так и было: формально «территориальная самооборона» была создана именно в 2011 году, именно в тот момент для меня, который я описываю, вызвала именно такие ощущения, и именно так я поясняю людям разницу между США и Беларусью. Мне еще в таких ситуациях вспоминается песня-сказка Высоцкого – «О несчастных лесных жителях». Содержание там не особо в тему, но название – уж очень подходящее.

В 2011 году. Сильно развилось сие начинание за целых десять лет?

У Саддама Хусейна каких только самооборон не было, а в реальной войне вопрос решился за считанные дни. И совершенно понятно: воевать ни с кем эти «силы» не будут, охранять какие-то объекты – тоже, а все эти потуги – это лишь пиар-кампания внутреннего назначения, призванная единственное – нагнетать среди «своих» уверенность, что страна-то – под контролем, все хорошо, а что все вы (мы) чувствуете угрозу – так это исключительно внешняя угроза, заморская, бдите в оба, не расслабляйтесь.

Только пиар-кампания это не так, чтобы очень удачная, в силу того, что вероятность особой радости у тех, кого сегодня собирались учить воевать, от подобного развития событий – ничтожна мала. Это как с бессмертным Шариковым, который на словах был лучшим другом Швондера, но совершенно не стеснялся подчеркивать: «Я воевать не пойду никуда!»

Не один из них сегодня вечером крепко почешет затылок, обсуждая с женой, действительно ли возможно, что ему дадут автомат и скажут в кого-то стрелять. И надо ли оно ему.



Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...