АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

"Разговор вассала с хозяином"

Байнет и Рунет – о встрече, за которой следил весь мир.


Александр Класковский, политический обозреватель: «Неясно, насколько детально его обсуждали и удалось ли нащупать точки соприкосновения»


— Байден, как и было обещано, поднял тему Беларуси на переговорах с Путиным 16 июня в Женеве. Но наверняка этот вопрос был далеко не главным.

Неясно, насколько детально его обсуждали и удалось ли нащупать точки соприкосновения. Так повлияет ли эта встреча на разрешение белорусского кризиса, и если повлияет, то как?

Перед саммитом ряд обозревателей предполагал, что Беларусь может стать частью некоей пакетной сделки геополитического характера между Москвой и Вашингтоном.

Постфактум среди независимых белорусских аналитиков преобладает скепсис насчет того, что Россия и США найдут общий язык в белорусском вопросе.

Основные аргументы таковы: во-первых, между этими большими игроками слишком велико недоверие, а во-вторых, у Кремля нет таких уж сильных резонов менять Лукашенко как можно быстрее.

Действительно, хотя он — сложный, упрямый и хитрый переговорщик, но более привязанной к Москве и более антизападной фигуры Путину, пожалуй, не найти.

При этом убрать Лукашенко, если он этого активно не хочет, при всей силе Кремля не так-то просто.

Так зачем усложнять себе жизнь, если нынешняя беспрецедентная изоляция и так неумолимо ослабляет позиции белорусского вождя в его перманентном торге с Москвой?

Та может не пороть горячку, не рисковать, затевая некие авантюры, а добиваться своего понемногу, но методично в рамках старой игры в братскую интеграцию.

Другое дело, что Запад тоже методично повышает для российского руководства цену поддержки токсичного союзника — и экономическую, и политическую.

Так что в Кремле как минимум думают над разными сценариями в отношении Беларуси. И в этом плане Лукашенко вряд ли может чувствовать себя комфортно.

Но тем сторонникам перемен в Беларуси, которые с внутренним трепетом надеются, что дорогу к этим переменам расчистит Кремль, лучше не витать в облаках.

Москва если и возьмется за расчистку белорусских авгиевых конюшен, то только для продвижения своих великодержавных интересов.

Пока же можно предположить, что Путин и его окружение не намерены форсировать смену руководства Беларуси.

И уж наверняка они не станут подыгрывать в этом деле тем, кого считают деструктивной оппозицией, наймитами Запада.

Сяргей Навумчык, аглядальнiк: Мова дыпляматыi Байдэна


— Цягам двух дзесяцігодзьдзяў Байдэн быў кіраўніком (намесьнікам старшыні і старшынём) сэнацкай камісіі па міжнародных справах, і мовай дыпляматыі (сказаўшы нешта, не сказаць нічога) авалодаў віртуозна. У гэтым нам зь Зянонам Пазьняком давялося пераканацца, калі мы наведалі ягоны офіс у Вашынгтоне ў ліпені 96-га.

Словы Байдэна ўспрыманьне Пуціным тэмы Беларусі (а фактычна, Лукашэнкі) — «ён ня стаў не пагаджацца са мной, але па-іншаму бачыць, што з гэтым рабіць»; у іншых вэрсіях перакладу было — «ня ведае, што з гэтым рабіць» — па спэктру трактовак падобныя на адказ на пытаньне журналіста, ці лічыць ён Пуціна забойцам.

Вэрсіі можна будаваць самыя розныя: ад таго, што Крэмль згодны вырашаць праблему Лукашэнкі разам зь Белым домам — да клясычнага «Так, гэта сукін сын, але гэта наш сукін сын».

Я ўсё ж схільны да апошняга варыянту.

Што бясспрэчна — Менск не на першым месцы ў прыярытэтах Вашынгтона. Беларусь ня Сірыя, дзе ідзе вайна, і не Ўкраіна, частка тэрыторыі якой анэксаваная.

Але радаваць Лукашэнку, які вярнуў сябе сумнеўны тытул «апошняга дыктатара Эўропы», гэта не павінна: ягоны лёс (палітычны, і ня толькі) можа зрабіцца разьменнай манэтай паміж Вашынгтонам і Масквой у любы момант.

Кремлевский мамковед: «Для Байдена саммит – рутина»


— Двусторонняя встреча Байдена и Путина завершилась раньше ожидаемого и явно не в пользу российского лидера. В политическом смысле возможности Путина были сужены до минимума: до Женевы глава США встретился с лидерами Европы, договорившись об общем антипутинском фронте, сорвалась возможность продемонстрировать архетипичную эстетику «сильного мужика» и маскулинности при помощи кортежа, опоздания и совместной пресс-конференции.

Общее впечатление от саммита скорее негативное, позиционирование Путина выглядит бледным, диалог двух президентов перешел в неожиданный для всех формат – разговор вассала с хозяином, отмечают эксперты.

Если для Байдена саммит – рутина, чтобы разобраться с Москвой и сосредоточиться на других ключевых треках, то для Кремля – это шанс, который появляется раз в несколько лет. И эту партию внешпол с треском проиграл: подписано всего одно соглашение c абстрактными положениями.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...