АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

«Если хочешь сесть в тюрьму, поезжай в Беларусь»: о чем в последнем слове на суде говорили фигуранты дела Тихановского в Гродно

В суде Октябрьского района Гродно с последним словом выступили фигуранты по делу Тихановского – Дмитрий Фурманов, Евгений Розниченко, Владимир Книга. Их обвиняют в организации и подготовки массовых мероприятий, а Розниченко и Книгу еще и в насилии по отношению правоохранительных органов.


Активисты больше года находятся под стражей, а суд над ними длится почти пять месяцев. Всего в деле 14 томов судебных материалов. Были допрошены около 20 свидетелей. Той самой женщины в кепке, из-за которой начался конфликт, в списках не было. По имеющейся информации, ее личность не установлена.

Среди пострадавших двое сотрудников Гродненского УВД - Козловский и Хваленя.

Поддержать обвиняемых активистов пришло несколько десятков людей. Не все желающие смогли попасть в зал суда.

О чем говорили в своем последнем слове обвиняемые – подробнее в материале Блога Гродно s13.ru

Первым на суде выступил Дмитрий Фурманов. К слову, он вторую неделю находится в карцере. Точной информации за что его туда отправили, у родителей нет. Мама Дмитрия перед судом призналась, что очень переживает увидеть сына – «лишь бы только он был не избитым».

Дмитрий Фурманов говорил на беларусском языке и свою речь адресовал всем – и суду, и родителям, и любимой девушке, и обычным беларусам.

- Мы жывем у час прававога дэфолту. Калі чалавека могуць збіць і забраць з плошчы за тое, што ён збіраў подпісы за альтэрнатыўнага кандыдата. Калі пацярпелыя міліцыянты зачыняюць сваёй фуражкай агляд відэарэгістратара. Калі жанчыну, якая задае правакыйнае пытанне, з-за чаго ўсе і пачалося, не прыводзяць у суд у якасці сведкаў.

Але відавочна, што ўсяму дрэннаму прыходзіць канец. Так і гэты антыграмадскі рэжым пераменіцца, а на ягонае месца прыйдуць файныя беларусы, якія пачнуць эпоху адраджэння нацыянальных каштоўнасцей і павышэнне ўзроўня жыцця грамадзян Рэспублікі Беларусь.

Гэта будзе новы час, калі ўсе мы будзем ганарыцца сваёй дзяржавай, міліцыяй, следчымі органамі, пракуратурай, сваёй беларускай мовай, гімнам, сцягам і гербам. Таму якое б ні было прынята рашэнне наконт мяне і маіх сяброў, я ўпэўнены, што ў нас ва ўсіх усё будзе абавязкова добра. І толькі дзякуючы такім неабыякавым людзям, якія нас падтрымліваюсь лістамі, перадачкамі, паштоўкамі, Беларусь і сення застаецца такой сонечнай і квітнеючай. А у будучым будзе сапраўднай краінай для жыцця, - сказал на суде Дмитрий Фурманов.

Для него гособвинитель Никита Мысливец запросил 2 года колонии общего режима.

Евгению Розниченко было запрошено три с половиной года колонии общего режима. Гродненца обвиняют сразу по двум статья УК РБ – 342 (организация массовых мероприятий) и 364 (насилие к правоохранительным органам). По мнению следствия, это Розниченко повалил на асфальт милиционера Козловского.

Речь обвиняемого на суде была эмоциональной. Иногда мужчина срывался на плач.

- Сегодня в этом зале решается судьба невиновного человека. Долгое время я не мог понять одну-единственную фразу, которую много лет назад прочитал на одном из московских вокзалов -  «хочешь сесть в тюрьму, поезжай в Беларусь». Но когда судьба заставила меня вернуться на Родину, я понял истинное ее значение.

Обвиняемый утверждает, что «29 мая он ничего не нарушал, ни с кем не договаривался о каком-либо преступлении». А события 29 мая, на его взгляд, это провокация со стороны женщины в кепке.

- Меня всегда учили спасать человеческие жизни. Я спас их две. Но никто и никогда не говорил, что за спасение человеческой жизни могут посадить в тюрьму. А сегодня вышло именно так. То, что я якобы договаривался с кем-то о применении насилия к сотрудникам милиции, якобы я целенаправленно шел в сторону Козловского, – это фантазия гособвинителя и следствия. Например, обычный семейный телефонный разговор о планировании отпуска пытаются представить в виде каких-то противоправных действиях. Гособвинитель предполагает, что я целенаправленно последовал за Тихановским по площади Советской, но я передвигаться имею полное право, как хочу. Я свободный человек. Гособвинитель предполагает, что я имел злой умысел к правоохранительным органам, но он не знает, что в моем окружении есть очень много сотрудников и с каждым из них я поддерживаю нормальные отношения. И никогда в жизни не преследовал цели кому-то мстить. У каждого из нас есть своя работа, - сказал Евгений Розниченко.  - Мой дед до самой смерти служил в военизированной охране. Отец тоже в свое время служил в охране. Поэтому я не понаслышке знаю, что это за работа. А вы мне сегодня говорите о какой-то мести и насилии. Нет, граждане, не то у меня воспитание, чтобы кому-то мстить.

Также мужчина рассказал о свое семье – маме, сестре и ребенке, которые уже больше года живут без его поддержки.

- Вы сегодня отправляете меня за решетку, только лишь потому что кто-то предположил о том, что я якобы могу скрыться. Никто из вас не подумал о том, какое у меня состояние. Как в это время живет моя семья, моя мать, мой ребёнок? На что они будут жить вообще? На пенсию в 360 рублей?  Или на зарплату в 600? Никто из вас не знает сегодня, как живет моя мать. Она мне в письмах пишет, что у нее в доме нет воды, что она должна каждый день по несколько километров таскать бочки с молоком, чтобы сдать его государству.

В завершении Евгений Розниченко еще раз сказал, что не считает себя виновным, а то обвинение, которое ему приписывают, – всего лишь предположения гособвинителя и следствия.

- События 29 мая - это цепь событий, спровоцированных дамой в кепке. Меня занесло за спину к Козловскому, я не знаю, кто его толкнул, я не знаю, кто его ударял. Но точно знаю, что я не имею к этому никакого отношения. И сам этого ничего не делал. А те люди, которые имели отношения к насилию, следствием не установлены. Действия считаю провокацией, вину не признаю. Прошу суд меня оправдать.

Для обвиняемому Владимире Книге гособвинитель запросил 4 года строгого режима. Его также обвиняют в организации массовых мероприятий и насилии к органам. По мнению следствия, это Книга толкнул сотрудника ОМОНа, когда тот задерживал Тихановского.

Владимир Книга был краток в своем последнем слове.

- До этого все сказали мои соратники, мои друзья. События 29 мая 2020 года - это заранее спланированная провокация силовыми ведомствами Республики Беларусь. Все факты и доказательства этому есть. Перечислять их не буду, поэтому только одно -  «Жыве Беларусь!».

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...