АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

МиГ между прошлым и будущим

Что ждет Беларусь в связи с эскалацией конфликта с Западом после экстренной посадки самолета Ryanair в Минске?

МиГ между прошлым и будущим
26 мая состоялось совместное заседание обеих палат белорусского парламента, на котором Александр Лукашенко, Роман Головченко, Владимир Макей и другие официальные лица “разоблачили Запад”, а также сформулировали реакцию Минска на небывалый кризис в отношениях с ним.

МиГ между прошлым и будущим

Инцидент с лоукостером вернул белорусский вопрос на первые полосы мировых СМИ, но уже в новом качестве – как угрозы европейской безопасности. Результатом стал самый глубокий кризис в отношениях Беларуси со странами Запада за все время нахождения у власти Александра Лукашенко. 

Европейский союз и США устами первых лиц анонсировали ужесточение мер санкционного давления на Беларусь, включая экономические ограничения для предприятий и отраслей. ЕС принял решение о закрытии своего неба для белорусских самолетов. Найдут ли место все эти угрозы в санкционных пакетах, остается вопросом. Это во многом зависит от итогов предстоящей американо-российской встречи в верхах и линии поведения официального Минска.  

Для белорусских властей ключевым фактором безопасности остается поддержка России. Инцидент серьезно поднял ее стоимость для Беларуси и на сегодняшней встрече в Сочи от Лукашенко если не потребуют оплату, то по крайней мере озвучат новый счет. Как бы там ни было, Кремль – ключевой бенефициар от конфронтации Беларуси с Западом, в которой Москва активно участвует, но за спиной Минска.

Ответ себе во вред

Официальные лица Беларуси продвигают мнение, что Запад посягает на суверенитет и независимость синеокой, которая в этих условиях вынуждена жестко реагировать. Премьер-министр Роман Головченко очертил диапазон нашей ответной жесткости так: от эмбарго на ввоз товаров до ограничения транзита. 

Владимир Макей дополнил спектр возможностью приостановки взаимодействия с ЕС по вопросам борьбы с нелегальной миграцией, оргпреступностью, обеспечения ядерной безопасности. Ограничения могут коснуться политических фондов, гуманитарных программ, НПО стран ЕС, действующих на территории Беларуси, участия в Восточном партнерстве. 

Белорусской стороной утверждается, что победителей в этом баттле не будет. Что ж, возможно. Однако, кажется, что будет проигравший и это Беларусь. Наша страна заинтересована в сотрудничестве с Европейским союзом и вообще странами коллективного Запада в сотню раз больше, чем ЕС и коллективный Запад в сотрудничестве с Беларусью. 

Достаточно посмотреть на долю ЕС в торговом балансе Беларуси и наоборот. Запад служит для Беларуси источником технологий и компенсацию этой потери нам не найти на Востоке.

Минск сидит на транзитных трубах энергоресурсов в Европу. Чей это инструмент давления – Беларуси на ЕС или наоборот, вопрос спорный. В любом случае возможность перекрытия «вентиля» доступна только с санкции Кремля. 

Полет на одном крыле

«Не хочет Запад быть нашим соседом – не надо. Мы санкции компенсируем нашими активными действиями на других направлениях на других рынках. Заменим неумолимо стареющую Европу стремительно растущей Азией. Психологически наше общество готово стать частью новой Евразии, ее форпостом». 

Это цитата из выступления Лукашенко в Овальном зале 26 мая формулирует новые приоритеты внешней политики Беларуси, которые представляют собой, образно говоря, полет на одном крыле, а фактически – падение. Задача дипломатии, наверное, будет состоять в том, чтобы сделать это падение контролируемым.  

Ставка на Азию и отношения с Китаем и Индией может не сыграть. Перспективы серьезного наращивания белорусского товарного экспорта в эти страны тоже зависимы от отношений Беларуси с Западом. 

Например, модернизация белорусских производств без западного оборудования – билет для товаров этих предприятий не на рынки Азии, а на свалку. Проекты типа Великого камня – это элементы Шелкового пути в Европу. Если путь закрыт и европейский и американский бизнес в проектах не участвует, то все вложенные в него рубли и юани – просто зарыты в землю под Минском. 

В Латинской Америке и Африке серьезные источники белорусского благополучия пока не обнаружены, вложения в Венесуэлу не оправдались и показатели экспорта туда на уровне мизера. 

Остаются Россия и СНГ. 28 мая Минск принял заседание глав правительств СНГ, а 15 октября планирует принять саммит глав государств ЕАЭС. Для белорусских властей значимость этих рутинных мероприятий сейчас сложно переоценить. Это одно из тех мест, где рвется международная изоляция белорусского режима и частично снимается вопрос с его легитимностью. 

Здесь Минск рассчитывает найти защиту и компенсацию экономических потерь на западном направлении. В ходе онлайн-саммита ЕАЭС 21 мая Лукашенко попытался растянуть свой конфликт с Западом на всю карту СНГ, представив его как прессинг на все государства. 

Как председатель в СНГ в 2021-м году Беларусь провозгласила курс на продуктивную интеграцию и в новый сложных реалиях видит себя форпостом евразийства, как это выразил сам Лукашенко. 

Первая проблема тут в том, что данный курс – явление скорее вынужденное, чем естественное. Вторая  – реальное содержание постсоветской интеграции Беларусь никогда не определяла. Пульт управления этими процессами всегда находился в Москве и назначение форпостом нужно получать там же. 

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...