АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Радио Свобода: Из НЦПИ увольняют целыми отделами

Последний месяц в НЦПИ, который подчиняется Администрации президента, проходят политические чистки. Работу потеряли уже 15 человек, и это далеко не конец, сообщает Радыё Свабода.

Радио Свобода: Из НЦПИ увольняют целыми отделами

О том, как там репрессируют инакомыслящих, свободе рассказали действующие и уволенные государственные служащие и сотрудники НЦПИ. Редакция знает их настоящие имена, должности и имеет снимки трудового удостоверения.

Национальный центр правовой информации занимается сбором, обработкой и распространением правовых актов. Именно после публикации центром документа на портале pravo. by он и вступает в законную силу. Функция НЦПИ-это как раз обслуживание упомянутого портала.

“Директор говорил, что мы служим президенту»


В апреле, как рассказывает Ольга, в центре неожиданно через день или два начались непонятные увольнения.

“Сначала были слухи, что 15 человек должны уволить. Вызвали даже девушку, которой еще месяц оставался в декрете. И уволили. Она рассказала потом, что подписывалась за Бабарику, и так мы поняли, что пошли политические чистки. Но они искали любую формальную зацепку, чтобы было все законно. Это же администрация президента. Представьте, что будет, если еще и она начнет бунтовать”, – говорит сотрудница НЦПИ.

Начальники отделов, по ее словам, сами были в шоке от таких действий руководства. Все уволенные годами работали в центре, и начальство никогда не имело к ним вопросов или претензий.

“Директор вызвал людей и говорил, что якобы на них поступила какая-то бумага из администрации, и мол, ваши взгляды не совпадают с нашими подходами, а мы служим одному президенту, Александру Григорьевичу Лукашенко. Предлагал написать заявление по собственному желанию». – рассказывает Ольга.

“Скандалить и держаться за эту работу после всего, что случилось, не видел смысла»

Один из уволенных специалистов-Николай (редакция знает его настоящее имя-РС). Причин, по которым Николая уволили, ему никто не объяснил. Подписаться за альтернативных кандидатов во время избирательной кампании он не успел, после выборов он не сидел на сутках, даже не задерживался.

«Если бы я подписался за Бабарику или Тихановскую, то знал бы, за что уволили. Но я не подписался. Признаюсь, тогда я еще не верил, что что-то может в стране измениться. У меня в окне какое-то время висел бело-красно-белый флаг, но не знаю, могли ли они о таком знать. Я также категорически отказался участвовать в первом провластном митинге, на к ором выступал Лукашенко. Может, и за это могли затаить обиду. Тогда, 16-го августа, я пошел на свой митинг, на бело-красно-белый. Возможно, они проверили, где в выходные дни, когда были марши, находился мой телефон. А я летом и осенью по воскресеньям „гулял“ по Минс

Несмотря на то, что официально Национальный центр правовой информации подчиняется Администрации Президента, Николай говорит, что никогда не голосовал за действующую власть и не поддерживал ее. Если и выходил раньше на выборы, то старался рвать бюллетень на две части, чтобы показывать детям дома, что его голос не украли. Свою работу он всегда считал важной, так как она не имела никакого отношения к репрессиям или к нарушению Конституции.

“Само существование нашего центра не имело политической подоплеки. Но скандалить и держаться за эту работу, хотя я и неплохо зарабатывал, уже не хотелось. Не видел смысла после всего, что случилось. Я первый день после выборов плакал, когда ехал на работу. Сидишь, пытаешься пробиться через блокаду интернета, чтобы хоть что-то узнать. А ведь они в центре, как я теперь понимаю, прекрасно знали, сколько дней не будет связи. У нас были запланированы ютуб-конференции на четвертый день после выборов. Представьте, три дня в стране нет интернета, а они там спокойно ходят, все планируют на четверг, никто не волнуется, ничего не отменяют. Их достоверно предупредили, что интернета не будет три дня. Я с тех пор сильно похудел, не могу по ночам спать”.

“Целые отделы не подписали письма официальных профсоюзов»

Николай говорит, что не верил в возможность каких-то изменений вплоть до дня выборов, когда увидел на участке почти всех своих соседей из 100-квартирного дома.

“Были очереди, комиссии не хватало бюллетеней. Меня это сильно вдохновило. Даже наблюдатели удивлялись, что если 40% пришли официально досрочно, то с днем выборов будет вместе 140%. Вечером мы пошли на участок. Нас разогнали с милицией и ОМОНом, а учителей из комиссии выводили в автобус под конвоем». Сомнения, что что-то будет, Были и после первого дня. Но когда и после первого разгона люди все равно вышли, то стало понятно — что-то изменилось. И мы тоже присоединились. Моя жена была в «цепях солидарности», я ходил на воскресные марши».

Как узнала Свобода, хотя НЦПИ и структура Администрации президента, несколько государственных служащих подписали там письмо, которое инициировал Павел Латушко. А много людей не подписали письма официальных профсоюзов против санкций.

“Казалось бы, администрация президента, но их не смогли заставить. Но угрозами и мелким шантажом пытались надавить. И теперь те, кто не подписал того письма, ожидают, что их тоже могут уволить. А у нас же целыми отделами не подписывали эти письма. Хотя мы и не завод, но всех в один момент они уволить не могут, кто-то должен работать. Но точечно, по человеку из отдела, увольняют. Известно, что планируются очередные увольнения», – рассказывает другой уволенный из Национального центра правовой информации.

По его словам, открытых противников власти в центре — около 30% сотрудников. Среди них есть и начальники отделов. Где-то 10% могут честно с флагами пойти на провластный митинг. А остальные-пассивные люди, которые будут «сидеть и чего-то ждать».

“А начальство поставило себе установку: “ничего не вижу, ничего не слышу”. Но все они прекрасно понимают, они же образованные люди. Они себя продали не только за деньги, но и за статус. У нас в центре ввели систему контроля доступа, когда по карточкам сказывается явка и отход с работы. Понятно, что директорам и заместителям нужно иногда выходить на какие-то совещания, и они тоже должны отбивать карточку. Впрочем, никто бы его ни считал, вышел ты позже или раньше. Но нет, они выходят, и охранник им открывает ворота. Им нужно показать, что у них статус. Вы, мол, холопы, ходите через систему, а мы даже карточку отбивать не будем, чтобы нас никто не контролировал”, – рассказывает мужчина.

Уволенный недавно Николай пока не знает, чем будет заниматься и как зарабатывать на жизнь, чтобы прокормить семью.

“Сейчас беларус беларусу беларус, в хорошем смысле. Мир полон добрых людей, а тем более беларусов… Что-то будет. Пасту в тюбикуже не запихнешь. Я в 1996 году был на Чернобыльском шляхе, сочувствовал людям в 2010-м. Людей тогда было много, но сейчас это другой мир. Беларусь сильно изменилась, и этого не остановить. Кто-то говорит, что протесты сдулись. Так и в 1943 году можно было выйти в центр Минска и спросить, так а где ваши партизаны, почему же никто не сопротивляется? Нельзя идти против пулемета с винтовкой. Кто был на митингах летом и осенью, видел эти сотни тысяч людей, миллионы за все время, и никогда не поверит, что беларусы могут сдаться. Это ощущение, когда ты среди своих людей, умных и красивых, желающих перемен, словами нельзя передать. Людей можно на некоторое время посадить, но идею, за которую они выходили, никакими палками из головы не выбьешь».

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...