АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Забанить Лукашенко? В окопах информационной войны отсидеться не удастся

Белорусские СМИ находятся в центре войны, а не наблюдают ее со стороны.


Пора начинать наступление в информационной войне, которую режим ведет с белорусским обществом: противник слабеет и сдаёт позиции.

Беларуская праўда обратилась за разъяснениями к методологу и философу Владимиру Мацкевичу, который высказал этот тезис.

Режим уже не наступает, а отыгрывается


-Информационная война ведется на постсоветском пространстве Кремлем – в разных постсоветских странах Кремль реализует несколько общих задача для всех и для каждой страны отдельно. В отношении Беларуси война ведется на подавление, деморализацию сил, которые стремятся к суверенитету и независимости с тем, чтобы рано или поздно произвести аншлюс с любой форме или силовой вариант объединения.

А вторая война уже ведется белорусским режимом против всего общества: это ложь, это пропаганда. Как в любой информационной войне, решаются две задачи: с одной стороны, это деморализация противника, с другой, наоборот, мобилизация сторонников.

-Наступление в информационной войне начинается тогда, когда противник слаб. Но Лукашенко до сих пор удерживает власть, со всех сторон раздается скрежет закручиваемых гаек, тысячи активных граждан брошены в тюрьмы и колонии. На основании чего вы сделали вывод о слабости режима?

-Я свой вывод локализовал до информационной войны. Насилие продолжается, и в этом смысле режим совершенно не чувствует себя слабым, наоборот, те, кто на его стороне, как раз мобилизованы, настроены очень решительно и агрессивно, на этом фронте информационной войны режим достиг своей цели – мобилизации силовиков. Что касается чиновничества, людей, которые поддерживают режим из соображений стабильности, поддержания порядка – на этом направлении режим слаб, потому что у него нет уже возможности в чем-то убедить людей: все понимают ложь, понимают, что режим отыгрывается, он уже не наступает. Устами чиновников признают и эту ложь – и начинают выкручиваются, вплоть до крайних мер. Например, на замечание одного из предпринимателя, что президент должен быть в первую очередь эффективным менеджером, Гигин ответил, что «в президенте главное это сакральность». А сакральность – это апелляция к религиозности, к святости – это крайняя мера, никаких рациональных доводов, аргументов в информационной войне уже не остается.

Идеологи режима и бойцы информационной войны больше не питают иллюзий, что белорусский президент умнее всех на свете, что он может перехитрить не только белорусское общество, но и весь мир. Они стараются делать хорошую мину при плохой игре. Макей летит в Швейцарию по приглашению международной организации, а не швейцарского правительства, а белорусская пропаганда преподносит эту поездку как визит в Швейцарию. А это не был визит в Швейцарию, и Макей это прекрасно понимает, а его заявления – слабые и оправдывающиеся. Он пытается объяснять репрессии необходимостью защищать суверенитет. Прозвучало и такое: мы не допустим вмешательства третьих стран в белорусские дела. Вмешательства третьих стран не допускается, а вмешательство вторых? Внешнее вмешательство разделено на две части: есть некие вторые страны и есть третьи страны. Под третьими странами, видимо, понимаются те страны, которые принимают Тихановскую, а под вторыми понимаются Россия и некоторые постсоветсткие страны, которые признают режим Лукашенко. Такой аргумент может еще сгодиться во внутренней пропаганде, но внешнеполитическом поле проиграно все, абсолютно все.

Поэтому я и говорю: в информационной войне позиция режима крайне слаба. Ослабляется она уже и на внутреннем поле. А у нас, соответственно, нет готовности переходить в наступление.

«Мы находимся в центре войны, а не наблюдаем ее со стороны»


-А что вы понимаете под наступлением? Независимые СМИ, в том числе и сайты, обложены уже не красными флажками, а обнесены колючей проволокой. Как переходить в наступление в таких условиях?

-Во-первых, всякого рода неосторожные высказывания в независимых СМИ (про газеты говорить не приходится, в основном приходится говорить про сайты) грозят репрессиями. Но они могут по крайней мере не допускать в свое информационное пространство пропагандистских материалов режима или тех информационных сообщений режима, которые точно являются залпами в информационной войне.

Здесь присутствует еще один важный момент – это понимание содержания информационной войны. Мы очень много места уделяем страданиям, некоторые материалы содержат героизацию людей, которые сидят, – какой эффект дает такая волна? Направлена ли она на мобилизацию наших сторонников и деморализацию противника и наоборот? Надо разобраться с эффективностью. И нужно разобраться с тем, как мы строим критику наших политических центров и лидеров. Разберем для примера постановочное фото Тихановской с тремя мужчинами на фоне римского городского пейзажа. Какой эффект несет такое фото? Никто особо не станет вчитываться в то, какие переговоры проводила Тихановская, что именно говорила с очередным европейским лидером. Только узкая аудитория пытается разобраться в сути дела. А фотография, заголовки воспринимаются гораздо бОльшей аудиторией. Так о чем в итоге говорит постановочное фото? Тихановская в гордой позе красуется на фоне римского пейзажа. И как к этому должен относиться человек, который на том же сайте читает сплошные рыдания и преследования? Показаны не ведущие борьбу с режимом политические лидеры, а туристы, которые находятся в безопасности и наслаждаются свободным временем. Штабы должны показывать лидеров в соответствии с канонами информационной войны.

Уже не будем говорить о том, что сами лидеры ведут себя хрен знает как. Когда Латушко на московском, пусть и оппозиционном канале, делает предложение Тихановской, которое невыполнимо, это ставит ее в дурацкое положение. Она должна отреагировать либо положительно, что невозможно в силу целого ряда этических, дипломатических причин – она не может объявить себя президентом в нынешней ситуации, либо отрицательно. Тихановская пока молчит, надеясь, что скоро все об этом забудут. А дипломат, посол, бывший министр Латушко что делает таким заявлением?

Сами лидеры вместо сотрудничества, вместо объединения усилий подставляют друг друга. А это способствует деморализации на нашей стороне: если лидеры не могут договориться, то народ протестующий остается без лидеров. Отсюда – и снижение протестной активности. За такими вещами надо следить и договариваться сообща, если мы хотим победить режим. Надо вести информационную войну, а не просто информировать читателей и зрителей о том, что происходит. Объективно информировать могут зарубежные СМИ, не надо белорусам уподобляться даже выдержанным российским изданиям типа «Дождя», европейским СМИ. Мы находимся в ситуации откровенной войны, а не наблюдаем со стороны за происходящим. А то журналистов арестовывают, сажают, репрессируют, а ведь независимые СМИ, которые не ведут войну, а объективно освещают события, тоже несут потери – и информационные, и человеческие.

Нельзя забанить, но можно избегать


-Уже давным-давно гуляет мнение, что независимым СМИ следовало бы ввести табу на упоминание самой фамилии Лукашенко.

-Конечно, это невозможно. Я один из тех людей. Которые высказывали эту мысль. Реализовать эту идею никто не будет, тогда для чего она высказывается? Я ее высказываю для того, чтобы напряглись редакторы, журналисты и немного ответственнее думали над заголовками, о фотографиях, о перепечатывании новостей, которые подбрасывает режим. Нельзя забанить имя Лукашенко, но можно его избегать – при любой возможности. Понятно, что упоминание Лукашенко в заголовках привлечет больше внимания, но если СМИ ставят набор просмотров выше целей информационной войны, то тем самым мы подыгрываем режиму.



Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...