АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

Десант из Москвы

Как новые партии в Беларуси создают с участием России. Подробности на Радио Свобода.

Участники съезда партии «За правду» Александр Бабаков, Захар Прилепин и Александр Казаков (слева направо)

В Беларуси создаются новые партии, видимо, не без ведома России. В съездах принимают участие те, пишет Салідарнасць, чьи имена можно было слышать после созданных под крылом Москвы республик Донбасса, а также депутат Госдумы.

В то же время за политическое строительство взялись и оппозиционные силы. Несмотря на то что на данный момент в стране официально действуют 15 политических партий, большая часть из них не имеют веса и не участвуют в политической жизни, где главенствуют партии, близкие к Александру Лукашенко.

В последний раз белорусский Минюст регистрировал новую партию более 20 лет назад. Это был случай «Консервативно-христианской партии – БНФ» (КХП БНФ) во главе с политэмигрантом Зеноном Позняком, получившей регистрацию 28 февраля 2000 года.

С тех пор безуспешно пытались пройти эту процедуру оргкомитет партии «Белорусская христианская демократия» (с 2009 года – 7 раз), Белорусская партия свободы и прогресса, Белорусская партия труда и Белорусская партия женщин «Надзея».

3 марта провластное общественное объединение «Белая Русь» заявило о создании Партии народного единства, первый партийный съезд соберется в ближайшее время.

6 марта учредительный съезд провела радикальная пророссийская партия «Союз».

На нем выступил «десант из Москвы»: политтехнолог Александр Казаков, несколько лет работавший советником «главы «ДНР» Александра Захарченко и недавно вместе с писателем Захаром Прилепиным основавший партию «За правду», Виктор Яценко, бывший «министр связи «ДНР», Дмитрий Белик, принявший участие в аннексии Крыма и пару месяцев исполнявший обязанности главы администрации Севастополя, а затем ставший депутатом Госдумы от «Единой России».

Помимо делегатов из России, в съезде приняли участие и белорусы: депутат нижней палаты парламента Тенгиз Думбадзе, директор Центра изучения и развития континентальной интеграции «Северная Евразия» Алексей Дзермант, а также, как его еще называют, «рот КГБ» Юрий Воскресенский.

Воскресенский совсем недавно имел отношение к инициативной группе Виктора Бабарико (он объявил о выдвижении своей кандидатуры для участия в недавних президентских выборах, однако не был зарегистрирован как кандидат. – Прим. РС).

Почти два месяца он находился в минском СИЗО КГБ. В это время он был единственным заключенным, который давал интервью государственным СМИ с критикой оппонентов Лукашенко, пока, наконец, его не освободили досрочно и он вышел на свободу со словами, что КГБ разглядело в нем огромный потенциал, и вообще он «смотрел не тот телевизор».

Ранее Воскресенский заявлял о том, что еще одна новая политическая партия «Демократический союз» будет состоять из протестующих, которые «вовремя остановились». Хотя никаких подробностей неизвестно.

«Союз» рассматривается экспертами как политическая сила второго эшелона. В первом окажется Партия народного единства – эдакий белорусский аналог «Единой России».

«Союз» станет прибежищем для наиболее радикальных приверженцев «русского мира», готовых в случае необходимости активировать крымский сценарий для Беларуси», – считают в аналитическом центре iSANS.

По подсчетам председателя партии Сергея Луща, в списке учредителей «Союза» – больше тысячи человек. Через месяц станет известно, получит ли партия регистрацию.

Оппозиционные партии тоже заявили о создании своих политических сил.

Пока идут судебные разбирательства над бывшим руководителем Белгазпромбанка Виктором Бабарико, который из-за ареста в прошлом году не смог зарегистрироваться кандидатом на выборах президента страны, его сторонники работают над созданием партии «Вместе». Об этом было объявлено в телеграм-канале Бабарико 29 марта. Политик обратился к белорусам:

– Я никогда не состоял ни в какой партии и не предполагал, что такая форма объединения людей имеет право на существование в XXI веке. Но белорусы показывают, что я был не прав. Нам нужна партия. Но партия не как самоцель, а как наиболее эффективный инструмент достижения нашей победы.


Виктор Бабарико во время предвыборной кампании в Витебске на встрече с избирателями

Еще один политик, лидер кампании «Говори правду» Андрей Дмитриев, создает «Нашу партию». Дмитриев ранее участвовал в предвыборных кампаниях: он выдвигался на выборах в местные Советы депутатов, а кроме того, пытался попасть в парламент. У него есть опыт участия и в выборах президента, однако не в качестве кандидата – он возглавлял штабы Владимира Некляева и Татьяны Короткевич в 2010 и 2015 годах.

Один из лидеров белорусского протеста, член президиума координационного совета оппозиции, Павел Латушко также заявил о намерении создать новую политическую партию. Незадолго до этого решения Латушко создал так называемое Народное антикризисное управление (НАУ) вместе с представителями других демократических политических сил.

– Мы фактически работаем на опережение. Мы понимаем, что в текущих реалиях вряд ли возможно зарегистрировать партию, но заранее готовимся к тому, чтобы сделать это, как только в стране появятся политические и правовые условия. Скоро мы представим безопасную платформу для объединения единомышленников в будущую партию, – сказал Павел Латушко.

По словам политика, НАУ не прекратит работу и продолжит фокусироваться на давлении на режим Лукашенко и на обеспечении стабильности в переходный период.

О перспективах политического строительства в Беларуси корреспондент Радио Свобода Екатерина Прокофьева в Минске поговорила с директором Института политических исследований «Палітычныя сфера» и соорганизатором Международного конгресса исследователей Беларуси Андреем Казакевичем.

– Каковы перспективы появления в Беларуси оппозиции, оппозиционных партий? Почему оппозиционные силы заявляют о создании новых партий, когда в стране нет для этого безопасной платформы? Это надежда на то, что в стране наступит политическая весна и лёд тронется, или есть для этого предпосылки?

– Не попробуешь – не узнаешь. Никто не мог ждать от выборов президента 2020 года того, что Лукашенко проиграет, что большинство мобилизуется и будет готово отстаивать свои права. Никто в среде демократических сил не имеет особых иллюзий о создании партий.

Могут быть препятствия, партии могут не зарегистрировать, подвергнуть репрессиям, но, с другой стороны, вариантов действия не так много.

Учитывая общественные настроения, запрос на смену политического поля, когда Лукашенко – не единственный политик в Беларуси, а «один из», когда он имеет крайне высокий антирейтинг (меньше половины, скорее всего), в таких условиях логичной является хотя бы попытка создания политических структур.

Для того чтобы объединить восставшую массу людей, а также чтобы не отрываться от реальности и быть готовым к дальнейшим политическим кампаниям, будь то местные выборы, парламентские выборы или новые президентские выборы. Все это определяется способностью организовать свой политический потенциал. Пока мы видим только лидеров, но политическое поле остается пустым.

– Мы видим лидеров, которые либо сидят в тюрьме, либо находятся за границей…

– Надо понимать, что власти очень много энергии потратили на то, чтобы показать обществу неконструктивность протестов и говорили о том, что надо использовать легальные средства для осуществления политической деятельности.

Создание партий так и можно рассматривать. Если власти и в данном случае прибегнут к репрессиям, это чревато для них еще большей делегитимизацией. Для демократических сил важно показывать обществу суть и правила, по которым работает политическая система.

– Ну, например, о Бабарико говорится, что он-то заработал себе определенный политический капитал, но сейчас находится в тюрьме и на обочине политических процессов, а создание партии для него просто возможность, чтобы про него помнили.

– Ему важно напоминать не только о себе. В конце концов, для работы на его штаб было привлечено достаточно большое количество людей, которые уже сейчас себя чувствуют политической силой, готовой к запуску проектов.

Я бы не связывал это с личными амбициями самого Бабарико. Приблизительно уже вырисовывается идейный профиль, связанный с демократическими реформами и рыночными преобразованиями, с ориентацией на городской электорат. Это в зачаточном состоянии, но, так или иначе, контуры новой политической силы задаются.

– Что происходит вообще с партийной системой в Беларуси и почему она так сильно отличается от партийных систем других стран.

– В Беларуси вообще нет партий, которые хоть как-то влияли бы на принятие политических решений. Ни на национальном, ни на местном уровне. Это была сознательная политика Лукашенко, у которого просто не складывались отношения ни с какими политическими силами.

Он пытался максимально упростить модель – просто президент, вертикаль, бюрократия. Ни общественных объединений, ни партий, ни каких-то других структур.

Поэтому влияния не имеют не только оппозиционные партии, которые жестко вытеснялись и вообще не представлены в представительных органах власти (ни в местных советах, ни в парламенте), но и провластные партии.

Они представительство имеют, но незначительное. Например, в действующем парламенте есть представители всего нескольких зарегистрированных партий.

Они не объединены во фракции, парламентская деятельность не стимулируется. Власти все всегда делали для того, чтобы не создавать горизонтальные линии.

Сейчас в парламенте 21 депутат, из них 20 представляют четыре партии. Это Коммунистическая партия, Партия труда и справедливости, Белорусская патриотическая партия и Аграрная партия. Это единый идейный комплекс, который условно можно назвать левым бюрократизмом.

Все они основаны чиновниками и транслируют одни и те же идеи: поддержка сильной президентской власти, антизападная риторика, не инклюзивная советская идентичность, авторитарное государство, оправдание ограничений гражданских свобод и государственная собственность как основа экономической модели.

– Все это время Лукашенко прекрасно опирался на эту эфемерную структуру.

– Политический кризис, конечно же, все поменял. Он вскрыл пустоту. Не на что опираться. Пустота вызвала большие дискуссии в обществе и во власти, что нужно все-таки укреплять партийные структуры, потому что они задают дополнительную устойчивость для системы.

Активизировалась дискуссия о необходимости создания партии власти на базе общественного объединения «Белая Русь», было объявлено, что новая партия будет называться Партией народного единства и станет доминирующей.

Как «Единая Россия» в России или «Нур Отан» в Казахстане. Хотя сейчас непонятно как эта партия может набрать большинство. Также активизировались другие силы, в частности пророссийские. Прошел учредительный съезд партии «Союз» – это откровенно пророссийская националистическая организация, которая поддерживает радикальную повестку белорусско-российской интеграции. Пока непонятно, как это в итоге будет оформлено.

– Да, учредительный съезд пророссийской партии «Союз» состоялся 6 марта в Минске, в нем приняли участие депутат Госдумы и участники сепаратистского движения Донбасса. Какова его цель?

– Пока мне кажется, что это просто пробный шар. Сама эта партия выглядит слишком радикальной по своему составу, чтобы иметь зачетную поддержку среди населения.

Одна из причин, почему они вообще смогли провести этот съезд, – это то, что власть пока не видит в них какой-то серьезной угрозы, что они смогут забрать часть электората Лукашенко, который тоже всегда позиционировал себя как откровенно пророссийский.

Россия ведь поддержала Лукашенко в кризисе 2020, и власть вот так вот благодарит за поддержку.

Активизировались и действующие провластные партии, они тоже видят себя частью переформатированного политического поля. Логично, что и демократические силы также задумались.

О первом таком проекте объявил штаб Бабарико еще в августе прошлого года. На тот момент идея не получила развития, так как была признана и самими инициаторами, и другими демократическими силами преждевременной.

Да и по ряду других причин: ареста многих руководителей и активистов, их выдворения за пределы страны. Ну а сейчас идея получила новое звучание и создан оргкомитет.


Еще один лидер оппозиции, Павел Латушко, тоже хочет, чтобы его партия стала еще одним центром политического притяжения. Также идею о создании партии озвучивал Андрей Дмитриев.

Все политическое поле пришло в движение, и мы будем наблюдать изменения, прежде всего связанные с подготовкой к местным выборам, которые должны произойти в конце этого года. Это станет тестом для белорусской политической системы, насколько она готова к новым политическим реалиям.

– Главный вопрос, какой сценарий будет продвигаться властью. Казахский (где есть возможность сделать шаг влево или вправо), узбекский, где представлен весь спектр, но номинально (нарисованный плюрализм), или вообще ничего в этом году менять не будут. Каков ваш прогноз?

– Мне кажется, что, наверное, не решатся на какие-то серьезные политические шаги. Сейчас уже апрель, властям нужно будет еще провести перерегистрацию политических партий, об этом они заявили в феврале.

После этого еще нужно какое-то время на то, чтобы определить формат. Вряд ли к местным выборам власть будет готова, чтобы запустить полноценный политический проект. Тем более есть много минусов запускать его именно сейчас, учитывая, что власть в идейном плане очень закрыта и ориентируется на небольшую часть населения.

Основной резон, почему они не хотят ничего менять: если сторонники власти будут проходить как независимые кандидаты, у них есть больше пространства для маневра. Вдруг что – можно демонстрировать, что они необязательно связаны с тем, что происходит в стране.

То есть неподготовленность властей, непонятны плюсы, которые они могли бы получить в результате такой реформы, да и вообще в целом для них характерна стратегия «если можно что-то не делать, то лучше не делать». И так они постоянно оттягивают преобразования, – говорит политический аналитик Андрей Казакевич.



Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...