АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

Геннадий Карпенко: жизнь за независимость

Сегодня День памяти Геннадия Карпенко. Он ушел из жизни при таинственных обстоятельствах 6 апреля 1999 года. Ему не было и 50 лет. И он должен был стать главным конкурентом Лукашенко на предстоящих выборах.

Геннадий Карпенко: жизнь за независимость
Эту статью главред ”НЧ" Алексей Король написал в 2009 году, по случаю десятой годовщины со дня смерти Геннадия Дмитриевича.

Геннадий Карпенко прожил неполных 50 лет. Неполных 50, но прожитых так и на таком запале, чтобы навсегда остаться в людской памяти и войти в историю.

Историю Беларуси на ее сложном, противоречивом и драматическом этапе — борьбы за независимость и демократию. Посмертные годы только подтвердили как масштаб его личности, так и его влияние на ход современных ему событий. 

Получилось - на ход истории, который, очевидно, был бы во многом другой, если бы неведимое нам стечение таинственных обстоятельств не оборвало его жизнь.

Вошел в историю — слабое утешение для родных и близких, друзей и соратников. И даже совсем им не нужно. И тем не менее необходимо нам всем. Не только, чтобы отдать должное памяти неординарной личности и выдающемуся политику, а чтобы лучше осознать, чего не хватило, в чем ошибались и что необходимо нам сегодня, чтобы достойно завершить то дело, на алтарь которого Геннадий Карпенко и положил свою жизнь. 

Дело установления независимой и демократической, состоятельной и уважаемой в мире Беларуси. Государственность есть. В том числе благодаря и ему. Демократии нет. Поэтому и горит факел его дела. В том числе благодаря и ветрам памяти о нем.

Сам Геннадий Дмитриевич никогда и нигде не обмолвился даже словом об историческом контексте современных ему событий, тем более о своей роли в них. Всерьез об этом политики рассуждают только после, на склоне лет. 

Карпенко до мемуаров не дожил. Был сбит на взлете своего очередного и, не исключено, победного рывка в большой политике, к большим переменам. 

Он жил в вихрях ежедневных событий. Но всегда держал в поле зрения линии их пересечения и взаимообусловленности, в развитии — во времени и пространстве. Был способен к критическому анализу своих действий и, главное, к изменению алгоритма своего поведения и отношений с людьми. И при этом всегда оставался самим собой. 

Лучше быть, а не сдаваться — это о нем. Он никогда не играл ту или иную роль, не ловил конъюнктуру момента и не подстраивался под настроение той или иной аудитории. И странным образом наконец выходил на взаимопонимание с большинством в любой аудитории, как в относительно узкой политической среде друзей-соперников, так и на массовых собраниях и митингах — на заводах, университетах, площадях.

Так получилось, что в марте 1999 года, едучи в Прагу в составе одной делегации, мы оказались с Геннадием Дми иевичем вдвоем в одном купе, потом жили в одном номере и вместе же возвращались. 

На тот момент он решал для себя одну сложную проблему: участвовать ли в качестве кандидата в президенты в избирательной кампании по версии оппозиции, которую инициировал Виктор Гончар. По существу общественной кампании сопротивления. Или не участвовать и сохранить за собой больше шансов для участия в настоящих выборах, в непосредственном противостоянии с Лукашенко.

Эту проблему и обсуждали почти всю ночь до Варшавы, а потом с пересадкой и до Праги. Понятно, что на эту канву нанизывались и эпизоды политической борьбы предыдущих этапов — побед и поражений, ошибок и просчетов, расхождений и недоразумений.

Тогда поразили, а потом многократно вспоминались его слова: "Ну что, есть разница между тем Карпенко, времен первых президентских выборов, и сегодняшним? Я тогда то к Кебичу схожу, то к Позняку сбегаю. Нельзя сидеть между двумя креслами. 

Нужно занять твердую позицию. Определить цель и держать цель. Готовиться самому, готовить плацдарм и сплачивать силы для решающего штурма. Эти выборы - едва ли не последняя возможность для победы, для нашего прорыва к власти, а с нею и к переменам»

По сути эти слова есть ключ к пониманию линии поведения политика Карпенко после президентских выборов 1994 года. У него не было оголтелого стремления к власти. По крайней мере личной власти. Его увлекали новые площадки деятельности, масштаб и цели дела. 

И поэтому он без комплексов мог штурмовать новые вершины в команде. Доктор наук, директор завода, мэр Молодечно, вице-спикер Верховного Совета, лидер демократических сил — это знаки его полей деятельности.

После 1994 года Геннадий Карпенко методично, упорно, терпеливо, изобретательно работает на объединение разноцветных оппозиционных сил. И завоевывает в их рядах бесспорный авторитет. 

Проблем с выдвижением единого кандидата от демократических сил, если бы он был жив, на выборах 2001 года не возникло бы. Шанс на победу у демократических сил тогда был еще реален. Карпенко это знал. Но 6 апреля его не стало. По официальной версии, в результате инсульта.

При обстоятельствах до сих пор неизвестных. Возможно, они откроются когда-нибудь из документов, что сейчас хранятся за семью печатями в каких-то секретных архивах. 

Возможно, документальный след уничтожен. И тайна смерти Геннадия Карпенко навсегда останется нераскрытой тайной истории. 

Но ясно одно: его имя навсегда вошло в историю Беларуси. 

Даже если кому-то этого очень бы не хотелось.


архивное видео, а слова Геннадия Карпенко, увы, актуальны до сих пор. Задумайтесь об этом.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...