АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Репрессии Всебелорусское собрание Итоги Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

Валерий Цепкало: Лукашенко создает проблему Путину

Валерий Цепкало - о целях визита Лукашенко к Путину, смысле суда над Виктором Бабарико и о том, что делать белорусам в ближайшие месяцы.

Валерий Цепкало: Лукашенко создает проблему Путину
Цепкало был претендентом на пост президента Беларуси, которого не зарегистрировали. Он выполнял функцию заместителя министра иностранных дел нашего государства и посла в Соединенных штатах Америки. Валерий Цепкало – соучредитель и первый руководитель белорусского Парка высоких технологий. В интервью Белсат он рассказал о целях визита Лукашенко к Путину и ответил на другие вопросы

Каковы цели визита в понедельник Александра Лукашенко к Владимиру Путину?

Цели совершенно очевидны. В очередной раз заручиться поддержкой. Дело в том, что Лукашенко действительно превратился в мирового изгоя, с которым больше никто не готов вести разговор, так как в общественном сознании он является нелегитимным руководителем страны. 

Естественно, ему надо демонстрировать хотя бы той немногочисленной части своего электората, которая ещё поддерживает его, что есть проблемы с Западом, но идёт нормальный диалог с Россией, которая поддерживает его во всём.

Несколько дней назад было известно о возможном кредите в 3-3,5 миллиардах долларов Беларуси от России. Лукашенко позже возразил, что не будет просить. Не заявил, что не будет кредита, а заявил, что не будет просить. Верите ли вы в то, что Лукашенко не будет просить кредит, и что кредит вообще не стоит на повестке дня?

Я думаю, что вопрос о деньгах стоит, так как по действиям властей видно, что денег в бюджете, в принципе, нет. Повышаются налоги, даже на медикаменты, другие социально значимые товары. 

Лукашенко фактически поставил крест на своих гарантиях белорусско-китайскому индустриальному парку и парку высоких технологий, подняв налоги для них, хотя обещал сам же, своим декретом, до 2049 года оставлять неизменными условия хозяйствования для них. 

Для индивидуальных предпринимателей тоже сейчас повышаются налоги, фактически они переходят как бы на режим полной занятости, а с учётом того, что в оборотке у предпринимателей присутствуют и материальные ценности, это говорит о том, что фактически будет сильный очень удар по ИП. У режима катастрофически не хватает денег. Их неоткуда будет взять.

По прогнозам Всемирного банка в 2021 году наша страна единственная в Евразии будет иметь отрицательный рост. Он составит минус 2,5%. Кредит, который даёт Россия, не самый дешёвый. Как правило, около 8% годовых. Возникает естественный вопрос: как при отрицательном росте, при падении ВВП страна собирается возвращать кредит? 

Здесь речь идёт о том, что если Россия и даст деньги, то с чётким пониманием того, что эти деньги даже теоретически не могут быть возвращены. Может лучше потратить эти деньги на поддержку российских врачей, учителей, работников ЖКХ, да и военных, которые не жируют в России.

Согласно международным финансовым учреждениям на этот год прогнозируется падение ВВП. Но по словам премьер-министра Головченко у нас ожидается рост 1,8%, что крайне маловероятно. Понятно, что это магический, заклятый круг: берешь кредит, чтобы отдать предыдущий и т.д. 

Придумали какую-то странную схему, что Беларусь накопила эти деньги на строительстве БелАЭС. Помимо денег и политической поддержки, какие вопросы будут еще? Лукашенко об этом говорил. Он сказал, что будет встречаться с Дмитрием Медведевым, заместителем главы Совета Безопасности России, бывшим президентом и премьером Российской Федерации. 

Как раз сегодня (18 февраля - прим. ред) Лукашенко заявил: «Думаю, с Медведевым будем встречаться, есть вопросы поважнее финансовых. Это обеспечение обороны, безопасности нашего государства». А что наше государство находится в какой-то опасности? Зачем обсуждать с Медведевым вопрос безопасности и обороны?

Говорить о военных действиях на европейском континенте в настоящее время может только самый большой фантазёр. Мы все понимаем, что у России есть ядерное оружие. Для любой европейской страны, которая знает, что такое ядерное оружие, риски несопоставимы с тем, что можно получить. 

В современном мире конкурируют уже не армиями, а политико-правовыми, экономическими системами, инвестиционным климатом. Давайте себе на минутку представим, что вдруг «славная» белорусская армия в результате мощного марш-броска завоюет Кремневую долину в США. Кремневая долина США имеет сегодня примерно 180 ВВП Республики Беларусь. 

По территории она примерно в два раза меньше территории Шкловского района Могилёвской области. Что там есть? Что ценного может получить Беларусь? Там нет ни нефти, ни газа, ни даже кремния. Зачем её завоёвывать? Если ты начнёшь произвольным образом выносить судебные дела, сажать бизнесменов, посылать на них проверки. Что это будет? Через пять лет это превратится в Шкловский район Могилёвской области. Зачем сегодня кому-то что-то завоёвывать. 

Природные ресурсы уже ничего не стоят. Сегодня Газпром сто́ит, по-моему, 60 или 70 миллиардов, а компания Apple – 1,5 триллиона, компания Microsoft – 1,5 триллиона. Они стоят в несколько десятков раз больше, чем Газпром, который является национальным достоянием России, которая опирается прежде всего на природные ресурсы. 

Я задал бы такой самый обычный вопрос. Алжир – прекрасная страна, стокилометровые пляжи, нефть, газ, замечательный средиземноморский климат. Со стороны России нет ядерного зонтика, который бы её прикрывал. Почему НАТО не завоюет Алжир?

Мы видим намеки на то, что российские военные могут появиться уже осенью. Учения «Запад-2021» делаются раз в несколько лет, якобы ничего чрезвычайного. Российская газета «Известия» уже писала о том, что может появиться какая-то логистическая транспортная база для поставки военных и различных припасов для этих учений. 

Где она будет неизвестно: на территории России или на территории Беларуси. Некоторые аналитики утверждают, что Лукашенко может пойти, возможно, не на постоянное, а на временное российское присутствие. Это будет означать мягкую медленную аннексию Беларуси. Намеки на свидание с Медведевым, декларация отказа от нейтральности, которую сделал министр Владимир Макей. 

По-моему, это означает, что Лукашенко будет торговать обороной. Я отдаю оборону в ваши руки, а вы дайте мне поддержку. Согласны ли вы с таким тезисом, что будет продаваться безопасность Беларуси? Может быть, эта торговля доведёт до того, что появятся российские военные, как, например, в Армении?

Наш режим посылает всегда совершенно разные сигналы в разное время. Сейчас идёт суд над Виктором Бабарико. топ-менеджером российского банка, за которым стоит Газпром. Это не просто суд над российским топ-менеджером, это одновременно идёт обвинение российской корпорации во всех смертных грехах. Коррупция, взяточничество, отмывание денег – во всех экономических уголовных преступлениях режим обвиняет Россию. 

Когда произошёл арест российского банка, одновременно вывели активы ещё из двух российских банков. Лукашенко потребовал вывести из БелВЭБа и БПС-Сбербанка все счета, которые имеют государственные предприятия Беларуси либо предприятия, где присутствует государственный капитал. По-моему, не тронул Паритетбанк, который принадлежит Михаилу Гуцериеву. 

Апофеозом антироссийской риторики и действий Лукашенко явился захват вагнеровцев. ЧВК Вагнера – аналог Французскому иностранному легиону. Там служат отставные военные. Лукашенко демонстративно унизил этих людей. Посмотрите кадры, которые показывало белорусское телевидение. С этими людьми обращались как со скотом. Это был послан такой сигнал россиянам, что никто после второй мировой войны с русским солдатом так не обращался. 

Все его боялись, уважали, может быть, не любили, но никто не относился к ним по-скотски. Лукашенко относился. Посмотрите, в какой форме он изображал русских офицеров. Как жалких «лошков-петушков», которые пришли и хотели его свергнуть.

Понимаете, на самом деле для Лукашенко эта риторика в отношении России, разговоры о каких-то там базах, учениях, если поменяется конъюнктура, как только она поменяется, риторика моментально на 180 градусов изменится. Что происходит сейчас? В настоящий момент Лукашенко банкротит российскую компанию «Транснефть». 

Почему он её банкротит? Чтобы перекачивать российскую нефть в Украину. Перепродавать там. Он фактически торгует российскими энергоносителями. Ничего не делая, берёт за одну цену. Ему даёт российское руководство, а перепродаёт в Украину, в страны Евросоюза уже за другую цену. За счёт этого он живёт, это гораздо более серьёзный для него источник дохода, чем какие-то кредиты, которые висят, которые надо отдавать. Непонятно как отдавать. 

Размер кредитов уже приближается к размеру ВВП. Самое главное, что нет никакого роста, нет теоретической возможности отдать. Поэтому, мне кажется, что не надо уж слишком рассуждать или думать о том, что мысли Лукашенко − каким-то образом интегрироваться в Россию. Он готов на всё, но с одним условием. Он готов обещать, выступать. Главное одно условие, чтобы его безраздельную власть никто не ставил под сомнение. Вот власть – это моя. 

Хотите, учения пообещаю, хотите ещё что-то. Главное власть мою не трогайте, главное мне не говорите, что есть в Беларуси какая-то Конституция, что есть какой-то народ. Как у Филатова: за окном этот, как его, − а, народ! Это на самом деле для него важно, чтобы ему никто не напоминал о существовании белорусского народа, который имеет право голоса, Конституции, законов Республики Беларусь. А всё остальное он может обещать сколько угодно.

Валерий Вильямович, позвольте спросить о Ваших и партнеров планах по такой широкой коалиции, которая образовалась несколько дней назад. Я имею в виду, штаб Светланы Тихановской, её команду, также Народное антикризисное управление Павла Латушко и Вас с Вашими соратниками. 

Это позитивная новость − объединение трех сил. Что вы планируете делать в этой коалиции в ближайшее время в той ситуации, которая сложилась? Я имею в виду некоторый кризис протестов. С одной стороны, подавление репрессивным аппаратом воли белорусов к демократии. 

С другой стороны, желание как-то решить этот вопрос: надежды на весну, на экономические санкции, на различные факторы, которые могут изменить ситуацию. Что бы вы предложили делать белорусам в этой ситуации в ближайшие месяцы?

В ближайшие месяцы можно рекомендовать: набираться сил, не сбавлять активность формирования гражданского общества. Дворовые чаты, знакомиться на предприятиях – это очень важно. Потому что часто проблема заключалась в том, что рабочий стоит за одним станком, другой рабочий стоит за другим станком, они не знают, как зовут друг друга и тем более не знают про политические взгляды друг друга. 

Сейчас происходит процесс, когда они знакомятся, они обсуждают события в стране. Потом они обсуждают это во дворах. Горизонтальные связи формируют своих лидеров, которые доносят до людей действительное положение вещей в Беларуси. Мы все в большей степени уповаем на активность белорусов. Сейчас произошёл некий спад, но он, возможно, вполне естественный, связан и с зимними месяцами. 

Был огромный выброс адреналина осенью, летом. Всегда за выбросом происходит естественная депрессия. Это физиологическое состояние организма. Когда у нас сейчас солнышка больше, мы начинаем набираться витамина Д. Я думаю, что это очень важный момент. Что касается работы по внешнему периметру: мне кажется, что это тоже очень интересная история. 

Во-первых, мы посмотрим, чем закончится с Россией. Для России это тоже серьёзная репутационная проблема. Российское руководство не хочет, чтобы формировался его негативный образ в глазах большой массы белорусского населения. Если они будут поддерживать абсолютно непопулярного человека, то начнётся, пусть медленно, но верно, сдвиг в пользу неприятия России или российского руководства среди белорусов. 

Я думаю, что это, безусловно, не в интересах ни российского руководства, ни российского народа. Лукашенко управлял достаточно эффективным традиционным методом, который поддерживался белорусами. Этот метод заключался в том, что он «гнобил», унижал, оскорблял людей, которые находились вокруг него непосредственно, нерадивых чиновников, нерадивых начальников. Он постоянно устраивал разносы, и людям это нравилось. 

Это было шоу, которое воспринималось с огромным удовольствием. Они считали, что он такой заботливый, и поэтому может кто-то называл его «батя» вполне искренне. А сейчас − уйди, покажи, что ты действительно любишь народ, что ты не только власть свою любишь! Он этого не продемонстрировал. В результате он стал центром токсичности. Всё негативное, что будет происходить в Беларуси обязательно теперь будет связываться с ним. 

Он не сможет как раньше возлагать ответственность на других. За сроки своего правления он поменял 10 премьер-министров, около 500 министров и т.д. Теперь любой министр или губернатор, которого он отправит в отставку за якобы провинность, наоборот становится сегодня народным героем, получает огромный авторитет среди белорусов. Что бы ни сделал Лукашенко, всё равно весь негатив, он начинает собирать на себя. 

Больше позитива он на себя не примет. Это как раз тот результат, которого мы достигли. Даже хорошо, что мы вот так распределены, и против Лукашенко идёт гражданское общество. Вот эта сложная немножко мозаика, в отсутствие каких-то лидеров, какого-то одного человека, который символизирует протест в Беларуси. У нас этого нет, возможно, это чисто белорусское ноу-хау. 

На самом деле, это даже не ноу-хау. Это просто так сложились звёзды. Но режим не может фокусно работать против кого-то так, как он мог бы работать, если бы был один человек. Тогда бы все стрелы сходились бы на одном, а так это всё размазано. Фактически получается, что есть один абсолютно негативный человек, который борется со своим народом, но при помощи небольшой группки лиц, которым он платит хорошие деньги за то, чтобы они лупили народ дубинками. 

Вот результат этой кампании. Я считаю, что мы достигли даже большего, чем мы могли бы мечтать в мае или июне месяце 2020 года, когда мы только начинали двигать эту всю ситуацию и менять. Поэтому мы действительно находимся на той точке, на которую мы не мечтали прийти. Мы действительно поменяли менталитет белорусов. И ни при каких обстоятельствах уже Лукашенко не вернёт себе это. Не вернёт не только любовь, а хоть какую-то минимальную симпатию. 

Нет шансов, поэтому, я Вам скажу так: всё, что происходит, это даже хорошо. Возможно тоже хорошо, что белорусский народ не сверг его летом-осенью, потому что мы сейчас проходим путь взросления, становления нации, все необходимые этапы развития, которые, может быть, за многие столетия должна была пройти, но не прошла белорусская нация. 

Мы формируемся как народ, который достоин уважения в своих глазах и в глазах соседей.

Валерий Вильямович, я с Вами согласен, но жаль, что это происходит такой высокой ценой свободы наших коллег, свободы белорусских борцов за демократию и жизнями тех, кто погиб от рук лукашенковских силовиков.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...