АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Всебелорусское собрание Итоги Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Беларусь-Россия

Вардомацкий: Некоторые реверансы в сторону белорусского протеста Путиным уже сделаны. И это может повлиять на геополитические приоритеты белорусов

Именно в столице произошел наиболее существенный обвал пророссийских настроений.

Вардомацкий: Некоторые реверансы в сторону белорусского протеста Путиным уже сделаны. И это может повлиять на геополитические приоритеты белорусов
Почему, согласно опросам, доля сторонников союза с Россией в Беларуси снизилась до 40%? Это снижение - колебания или тенденция неуклонного падения? Почему с начала года до сентября происходил рост пророссийских настроений в Беларуси?

Эти вопросы политический обозреватель "Свободы" Юрий Дракохруст обсуждает с социологом, руководителем Белорусской аналитической мастерской, профессором Андреем Вардомацким. 


- Андрей, на днях «Коммерсант» опубликовал данные ноябрьского опроса Белорусской аналитической мастерской, возглавляемой вами. Согласно этим данным, с сентября по ноябрь среди белорусских респондентов поддержка союза с Россией снизилась с 51,6% до 40%. В тоже время доля сторонников евроинтеграции увеличилась с 26,7% до 33%.
 
"Коммерсант" дал публикации громкий заголовок: "Белорусы отворачиваются от союза с Россией». Возможно, это журналистское стремление к сенсациям. Вы в интервью "Коммерсанту" сказали, что пока неизвестно — это флуктуация или тренд. Подобное же резкое падение доли сторонников союза с РФ наблюдалось и в конце прошлого года. Так нынешнее снижение - это флуктуация или тренд? Это новая тенденция или геополитические настроения - как детская кукла «неваляшка», которая просто качается из стороны в сторону?

- Действительно, первое, что я сказал в интервью "Коммерсанту" - что неизвестно, это тренд или флуктуация. Определенный ответ могут дать только дальнейшие исследования. А гипотезы могут быть самые разные. Ну, а подача материала - это право журналиста и издания. Несколько слов об этом исследовании. Оно проводилось 5-8 ноября, размер выборки - 1008 респондентов, и это был телефонный опрос.

- На ваш взгляд, какова роль медиа в нынешнем изменении геополитических приоритетов? Белорусские государственные медиа после выборов 9 августа сделали резкий поворот от критики политики России до ее восхваления. Российские государственные СМИ линию восхваления своего государства никогда и не меняли. После 9 августа российские пропагандисты напрямую участвуют в создании продуктов белорусской официальной пропаганды. Так в этом снижении пророссийских настроений на 11 процентных пунктов - сколько приходится на роль медиа или на реакцию на них?

- Роль медиа - это и есть реакция на них. Геополитические ориентации сформированы преимущественно воздействием медиа. Для Беларуси это особенно справедливо. У любой нации геополитическая ориентация одновременно и довольно устойчива, ригидна, и относительно гибка.


- Социолог Андрей Елисеев отмечает, что в 2019 году падение поддержки союза с РФ можно было объяснить как раз медийной кампанией белорусских официальных СМИ, их критикой России. Но стоит вспомнить, что весь 2020 год, до августовских выборов, антироссийская риторика государственных белорусских СМИ была еще более агрессивна, чем в прошлом году, Лукашенко фактически провел кампанию на имидже защитника белорусского суверенитета от российской угрозы.

В 2019 году это привело к падению поддержки союза с Россией до 40%. В этом году подобная же пропагандистская кампания привела к росту этой поддержки до 50% в сентябре. Откуда взялся этот прирост?

- У немцев или поляков геополитические приоритеты более устойчивы, у белорусов более изменчивы. Ведь менее сформирована идентичность.

Что касается вашего вопроса о сравнении 2019 и 2020 годов. Главный мессидж пропаганды в 2019 году был экономический, который постепенно переходил в политический - Россия не хочет нам давать преференции, предлагает плохие цены, а взамен требует куски нашего суверенитета. И это сработало на снижение пророссийских настроений.

Но в 2020 году пришла пандемия коронавируса, и люди увидели разную реакцию на ее властей Беларуси и России. В России было больше информации о болезни, поведение Путина относительно пандемии было больше похоже на то, как вели себя власти западных стран. Уровень доверия к информации, поступавшей от белорусских властей по поводу болезни, был чрезвычайно низок. По этому уровню Беларусь заняла 50-е место из 58 стран Европы. Это повлияло на повышение поддержки союза с Россией.

Сама избирательная кампания, сопровождавшаяся антироссийской риторикой официальных медиа, сработала на рост симпатий к России. Важным моментом было появление кандидата Виктора Бабарико, который был очень популярен и который в некотором смысле ассоциировался с Россией. Задержание "вагнеровцев" также было воспринято населением отрицательно. Это все работало на рост приверженности к союзу с Россией.

Ну, а после 9 августа произошло то, что произошло. Кремль поддержал Лукашенко, Путин поздравил его с победой. Потом был ряд медийных мессиджей со стороны Москвы в поддержку Лукашенко.

- Там не все ограничивалось медийными мессиджами. В конце августа Путин объявил о создании резерва из силовиков, которую предполагалось ввести в Беларусь в случае обострения внутриполитической ситуации. Многие в Беларуси поняли, что следующим шагом может быть приход в Беларусь россиянина с ружьем.

- Да, и это, и многочисленные заявления, и 1,5 миллиарда долларов кредита. На фоне того возмущения, которое было у белорусов после выборов, эти шаги сработали на понижение поддержки союза с Россией. Это произошло с определенным временным лагом - не сразу после выборов. Это естественно, общественное мнение обычно реагирует с определенным опозданием.

То, что это произойдет, предсказывали многие эксперты и в Беларуси, и в России. Можно было предположить, что падение пророссийских настроений будет еще более глубоким, а рост проевропейских — более значительным, так как страны Европы выразили свою позицию в поддержку протестов в Беларуси солидарно и резко.

Но этого не произошло. Как, кстати, не произошло и обвала показателя самоощущения экономического благополучия.

- После выборов 9 августа Россия могла себя вести по-разному. Могла отнестись нейтрально, могла даже поддержать протесты. Но она сделала другой выбор. Как вы объяснили, падение пророссийских настроений было реакцией на этот выбор. Но нынешняя политика Москвы - это продолжение того выбора, сделанного еще в августе, в первые дни после выборов в Беларуси. Это продолжение российской политики - вызовет ли он дальнейшее падение пророссийских настроений в Беларуси, будет ли эта обида белорусов на Россию расширяться?

- Я бы не сказал, что российская позиция не меняется. Путин, который на следующий день после выборов поздравил Лукашенко с победой, и нынешний Путин — это разный Путин. Теперь его позиция отражает определенные рефлексии. Не то чтобы у него стал равноудаленный подход к Лукашенко и протестам, но некоторые реверансы в сторону протеста уже сделаны. И это может повлиять на геополитические приоритеты.

- Можно ли что-то сказать о политических установках групп с разным геополитическим выбором? Те 33% белорусов, которые в ноябре были за европейский выбор - они все или подавляющей частью за протест и против Лукашенко? А те 40%, которые за союз с РФ — какая среди них доля оппонентов власти? Кремль в белорусском политическом конфликте поддержал Лукашенко. Почему часть тех, кто против Лукашенко, так сказать, прощает это Кремлю, почему они все равно за Россию? И кстати, а какие политические вкусы примерно четверти респондентов, уклонившихся от определенного ответа на вопрос о геополитическом выборе?

- Нет стопроцентной зависимости между отношением к Лукашенко и к протесту, с одной стороны, и геополитическим выбором — с другой. Вначале вообще не было геополитического компонента в мотивации протестующих.

Вопрос о геополитическом выборе задавался протестующим во время исследований, но не фиксировалась мотивация: мы против Лукашенко, потому что мы против России. Она может и появиться, но это будет зависеть от поведения России.

Что касается связи геополитического выбора с социально-демографическими характеристиками, то в прошлом году фиксировалось снижение пророссийских настроений преимущественно у молодежи. В последнем опросе мы наблюдали это в группах более зрелого возраста.

В региональном аспекте наибольший рост проевропейских настроений мы зафиксировали в Минске. И именно в столице произошел наиболее существенный обвал пророссийских настроений. Где наибольший уровень насилия — брутальности - там наибольший рост проевропейских настроений.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...