АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Церковь, которая исчерпала лимит осторожности

На протяжении всего периода сосуществования с режимом Лукашенко вплоть до середины 2020 года руководство католической церкви в Беларуси можно было считать образцом осторожности и дипломатичности.

Церковь, которая исчерпала лимит осторожности
Хотя авторитарная власть с советской родословной никогда не воспринималась католическим духовенством как ”своя", но все же не было особой проблемы с отысканием modus vivendi, который отчасти устраивал и власти, и церковь.


Кратковременные напряжения вокруг польских священников или разрешения на постройку костелов не угрожали до недавнего времени модусу сосуществования. Совпадения во взглядах на семью и отношении к гомосексуальной эмансипации создавали ценностную платформу для обеих сторон – пусть себе небольшую и непрочную, но все же достаточную, чтобы иногда чувствовать себя союзниками.

Чтобы разрушить взаимовыгодный modus vivendi понадобилось всего два месяца.

"Католик не фальсифицирует”

2 июля текущего года, во время праздника Матери Божьей Будславской архиепископ Тадеуш Кондрусевич сказал следующее: "Корабль, имя которому Беларусь, сегодня находится в взбудораженном социально-политическими волнами море. Выборы президента, которые перед нами, должны быть честными, свободными и справедливыми. Они должны проходить в духе взаимоуважения между различными политическими силами"

На первый взгляд, в этих словах нет ничего чрезвычайного. На самом же деле лидер белорусских католиков затронул самую чувствительную проблему белорусской системы: проблему легитимации власти Александра Лукашенко, причем сделал это в период, когда она, это легитимация, была особенно шаткой. 

К началу июля огромную карьеру в Беларуси и мире успел уже сделать мем "Саша3%", который сигнализировал драматичную для режима вещь: большая часть общества убеждена, что у Лукашенко поддержка меньшинства.

Это был очень плохой сигнал. Одно дело, когда на твоей стороне – меньшинство, но мало кто это осознает. Совсем другое дело - когда множество граждан (включая часть твоих сторонников) убеждено, что ты – электоральный лузер.

И вот в такой ситуации митрополит Кондрусевич заявляет: "выборы должны быть честными, свободными и справедливыми". 

Заметим, что в тот период даже ряд негосударственных экспертов предпочитали более тусклые формулировки: кто-то загадочно рассуждал при "попытки нас разделить", кто-то другой склонял абстрактные существительные "диалог", "примирение" и "взаимопонимание"” без привязки к сути проблемы (прозрачность выборов), а еще кто-то вообще посмеивался над кампанией Объединенного штаба и выражал понимание для тактики властей.

Слова архиепископ ндрусевича добавили рвения кампании, которая уже на тот момент проводилась светскими католиками и имела поддержку у некоторых священников. Речь идет об акции ”католик не фальсифицирует". Ее цель заключалась в том, чтобы убедить верующих, которые будут участвовать в подсчете голосов, что фальсификация выборов является серьезным грехом. 

По мере приближения выборов кампания набирала размах: не только городские, но и деревенские священники активно поддержали кампанию и с амвона предупреждали о духовной и моральной ответственности за участие в фальсификациях.

Ближе к выборам - подальше от темы

31 июля архиепископ Кондрусевич обратился со специальным посланием к верующим своей архиепархии по случаю президентских выборов. Оно звучало иначе, чем проповедь в Будславе. Помимо ритуального заверения, что Католическая Церковь "вне политики", в послании появились такие акценты:

1) было подчеркнуто, что "выбор должен совершаться не под влиянием эмоций, но быть плодом постоянного раздумья".

2) в ходе оценки избирательной программы того или иного кандидата католик должен руководствоваться такими критериями, как (а) важность (традиционной) семьи; (б) уважение к человеческой жизни от зачатия; (в) свобода вероисповедания, (г) социальная справедливость, (д) недопустимость “аморальной деятельности” (здесь, скорее всего, имелось в виду гомосексуальное общение).

Такая расстановка акцентов порождала больше ассоциаций с действующей властью, чем с основным альтернативным кандидатом – Светланой Тихановской. 

Предостережение перед "эмоциями" сильно перекликалось с частым мотивом провластных комментаторов. Режимная пропаганда подчеркивала, что относительная популярность Тихановской – это прежде всего продукт искусственного подогрева эмоций с помощью политтехнологий.

Перечисленные митрополитом "этически-религиозные критерии", опять же, порождали больше ассоциаций с действующей властью, чем Объединенным штабом. 

Светлана Тихановская и ее союзницы принципиально не поднимали ни мировоззренческие, ни геополитические вопросы, чтобы сосредоточиться на более срочных и важных: освобождение политзаключенных, запуск демократических механизмов и новые прозрачные выборы. 

Защита "традиционных ценностей" - это постоянный компонент риторики Лукашенко и его идеологической вертикали. А перечисленные в послании критерии (а) – (д) в целом располагались в категории “традиционности”.

В тот же день (31 июля) в государственной газете “Гродненская правда” появилась статья пресс-секретаря Гродненской епархии ксендза Юрия Мартиновича, в которой автор среди прочего заявил:

"Сегодня мы видим, что происходит во многих странах Запада, когда в конфликтах гибнут невинные люди и благодарим Бога, что живем в государстве, где мир и покой - главные ценности. Мы просим Господа, чтобы никто не смог нарушить наш дух единства и братства”. Редакция обозначила статью хэштегом #выборы2020. 

Приблизительно за неделю до этого ксендз Ежи Беганский, настоятель Трокельского прихода (Вороновщина), в интервью для государственной “Лидской газеты” заявил:

"Органы власти стремятся к поддержанию стабильности и спокойствия в государстве, а церковь не принимает анархию и хаос (...). В отличие от многих других стран планеты, разнообразие религий в Беларуси не становится поводом для конфликтов на национальной и религиозной почвах, а наоборот, служит укреплению взаимного понимания и уважения. Это, безусловно, является отражением политики мира и согласия, которой придерживаются в Беларуси"”

Все эти три высказывания, включая Кондрусевичское послание, не содержали даже намека на этику избирательного процесса. Зато содержали в себе много акцентов, которые косвенно указывали на действующую власть в Беларуси как на доброго и надежного партнера католической церкви или/и охранника важных для католицизма ценностей.


Вряд ли все это было случайностью. Белорусские идеологи в июле активно работали над тем, чтобы как-то нейтрализовать кампанию “католик не фальсифицирует” и переключить внимание католиков на безопасные для властей темы: мира, конфессионального согласия, семьи. 

Три дружелюбных публичных высказывания католического духовенства - это, конечно, не большое достижение, но все же что-то удалось.

Кондрусевич: Мы хотим новой Беларуси

Возможно, властям удалось бы заручиться "дружелюбным нейтралитетом" католического духовенства и вернуться к комфортному status quo, если бы не события 9-11 августа. 

11 августа архиепископ Кондрусевич выступил со специальным обращением ”в связи со сложной общественно-политической ситуацией в Беларуси". На тот момент митрополит, скорее всего, еще не знал о пытках в следственных изоляторах и исходил из общей картины первых протестов. 

В обращении он призвал к прекращению ненависти и началу общественного диалога. Обращение было настолько осторожным, что даже газета Администрации президента “Беларусь сегодня” могла его перепечатать.

Епископ Витебской епархии Олег Буткевич пошел дальше. 12 августа он констатировал наличие общественного кризиса и заявил, что основным его фактором был “не совсем корректный подсчет голосов”. 

Фраза ”не совсем корректный" многим может показаться нелепым евфемизмом, но здесь следует учитывать специфику дипломатического языка. По факту 

это был первый случай в истории сосуществования режима и католической церкви, когда на епископальном уровне ставилась под сомнение легитимность выборов.

По мере поступления информации о преступлениях со стороны белорусской милиции и спецназа риторика католического духовенства становилась более острой и однозначной. 14 августа на официальном сайте белорусской католической церкви появляется пояснительное заявление:

"Согласно социальному и нравственному учению Церкви, воспрепятствование свободному волеизъявлению и фальсификация выборов является тяжелым публичным грехом. Для отпущения греха необходимым условием является его исповедание на исповеди и исправление нанесенного ущерба, а в этом конкретном случае — публичное заявление о принуждении или фальсификации, если таковое имело место”.

"Тяжкий грех“, "публичный грех" – по терминологии католицизма это очень сильные обращения. Тяжкий грех - это поступок, который создает риск вечного осуждения (ада). Публичный грех - это грех, который должен быть преодолен не только в частном порядке (исповедался, помолился – в все), но также в публичном: необходимо компенсировать зло, возникшее в публичном пространстве.

Таким образом, католическое духовенство направило к сообществу, количество которого колеблется в районе 1-1,5 млн, такой посыл: о фактах участия в фальсификациях выборов необходимо заявить публично под санкцией риска вечного осуждения. 

Хотя этот посыл появился не на епископальном, а всего пресвитерском уровне, факт опубликования его на официальном сайте показывает, что сопротивление системе фальсификаций внутри католической церкви приобрел институциональный характер.

16 августа, когда во всех больших и многих малых городах прошли беспрецедентно массовые “марши новой Беларуси”, по случаю юбилея одного из приходов своей архиепархии архиепископ Кондрусевич сказал: "Мы хотим возрождения, Мы хотим новой Беларуси"

Далее владыка пояснял, что “одни только внешние перемены – этого еще маловато, это еще не все. ( ... ) Надо прежде всего перестроить человека изнутри, вернуть ему образ, согласно которому он Богом создан"

Такие пояснения вполне понятны, поскольку metanoia - внутреннее преображение - изначально было ключевым посылом христианства. Но сам факт использования обращения” возрождение“, и ”Новая Беларусь " как раз в такой момент стал нескрываемой поддержкой для протестного движения.

К словам добавляются и определенные жесты. Вечером 18 августа архиепископ Тадеуш Кондрусевич задержался на молитву у СИЗО на улице Володарского в Минске. В это же время начал настаивать на встрече с министром внутренних дел Юрием Караевым. 

После нескольких дней молчания власти решились: 21 августа состоялась встреча архиепископа и министра. Как сообщает католический ресурс, затрагивалась в первую очередь тема пропавших без вести, пыток, а также возможностей пастырского визита священников в местах заключения.

31 августа Тадеуш Кондрусевич, пребывая в Польше, дал интервью для католическо-консервативного телевидения “Trwam”. Значительную часть выступления белорусский иерарх посвятил критике трендов в западном мире, но была затронута также белорусская тематика. 

"Белорусский народ - сказал он - дорос до того, чтобы отстаивать свои права, и это уже другое поколение, чем 26 лет назад". Затронул также тему выборов: "есть основания полагать, что выборы проходили нечестно".

Я имею возможность сравнить это публичное выступление с непубличным разговором, который проходил в Польше 10 лет назад с участием Кондрусевича. Когда польские доминиканцы затронули политическую тематику, митрополит уклонился от ответа и, кивнув на меня, сказал: "Вот он пусть объяснит". 

Можно увидеть, как изменилась позиция Кондрусевича: 

десять лет назад он был настолько осторожен, что даже в узком кругу и непублично избегал политически окрашенной тематики. Сейчас он не побоялся заявить в СМИ, что "выборы проходили нечестно".

В течение августа отношения между режимом и католической церковью были обозначены серией разного рода эксцессов: блокировка ОМОНом костела Симона и Елены в Минске, отключение электричества во время литургии, прекращение вещания воскресных служб на радио, административные аресты некоторых ксендзов. 

Кульминацией стал запрет на въезд в Беларусь архиепископа Кондрусевича (гражданина и уроженца Беларуси) после его визита в Польшу 1 сентября. 

Каждый из этих эксцессов встречался резкой критикой со стороны представителей местной католической церкви, которые постепенно перестали заботиться о дипломатии и не чурались острых формулировок, как например "преследование костела".


На данный момент наблюдаем замедление динамики конфронтации, которое совпало с прибытием в Беларусь нового апостольского нунция, архиепископа Анте Йозича, и попытками ватиканских дипломатов уладить конфликт. 

Вероятно, что конфликт в ближайшее время немного расслабится, но полного его преодоления не предвидится. Во-первых, очень много красных линий было пересечено в течение последних двух месяцев (как в глазах властей, так и в глазах иерархов).

Во-вторых, нынешний конфликт "разморозил" много предыдущих проблем - как ценностных, так и организационных – которые ранее находились под дипломатическим покровом. 

В-третьих, белорусский режим не славится способностью к кооптации, предпочитая грубую силу и демонизацию нелояльных. А такие методы не сработают в отношении католической церкви, как не работают и в отношении большинства других "восставших" сегментов общества.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...