АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Защита суверенитета без опоры на народ - это фикция

Отличием беларусского протеста от украинского в 2014 или киргизского в 2020 является то, что он является не только контрмерами, но и конструктивным процессом.

Аналитик Егор Лебедок опубликовал на своей странице в Facebook расширенный комментарий своего понимания протеста в Беларуси и процессах вокруг него. Итак:

К сожалению, у многих складывается представление о протесте, удобное для пропаганды сторонников Лукашенко - протесты ассоциируют сугубо с выходящими на митинги людьми и по их количеству судят об уровне. Но беларусский протест - это не «улица», а трансформация системы единоличной власти Лукашенко изнутри. Выход людей на улицу - это лишь один и происходящих сейчас процессов. Конечно, Лукашенко на него реагирует самым активным образом, поскольку большое количество людей на улицах - это разрушение виртуальной реальности тотальной поддержки, которой является любая диктатура для аполитичного обывателя. Вспомните, что борьба с массовыми мероприятиями была правовым и организационным мейнстримом все годы правления Лукашенко. Кстати, такая борьба привела, отчасти, и к обратному эффекту: на свои митинги Лукашенко не способен длительное время собирать сторонников.

Столь длительные мирные шествия граждан имеют значение для противников Лукашенко, не столь активных (а их подавляющее большинство) во внешних проявлениях, но которые важны для социальных процессов трансформации системы власти. И, главное, мирные демонстрации работают на людей в системе власти Лукашенко (конечно, не на высших чиновников), показывают, что это не наркоманы и засланные западом враги, а беларусские граждане, которые добиваются честных выборов. Выход нормальных мирных людей разрушает виртуальный пузырь бытия госслужащих, в котором демонстранты обязательно должны быть агрессивны и низкого социального уровня. Улыбки и шарики как раз направлены на таких людей - людей в системе власти Лукашенко - а не на силовиков, как то многие путают. При этом, как в Беларуси организуются результаты выборов - знает почти каждый госслужащий, им справедливость требований протестующих объяснять не нужно. Мирные перформансы действуют, скажем так, минуя защитный барьер в виде силовиков, непосредственно на людей, реализующих политическую, финансовую и др. виды власти Лукашенко. Что, частично, проявилось в виде всплеска увольнений госслужащих в начальный период.

Сейчас значимость мирных протестов для воздействия на госслужащих несколько уменьшается. Наработанный Лукашенко «актив» в виде насилия, репрессий на работе, отсутствие предложений по развитию страны, подконтрольность власти В.Путина и многое другое все больше работают против Лукашенко среди реализующих его власть людей, особенно молодых руководителей среднего звена. А без способности реализовывать властные полномочия можно называть себя президентом, только значения иметь это не будет даже при наличии полностью лояльного силового блока. Будут, надо полагать, «зачистки» госслужащих, но это приведет к еще большему истощению власти Лукашенко в плане новых идей и способов реализации властных полномочий, ускорению экономического спада со всеми вытекающими. В принципе, уже заметно, что новые люди не появляются в высшем руководстве, спикерами для ТВ становятся отработанные кадры.

Конечно, работники идеологического обеспечения власти Лукашенко это понимают, и пытаются мирные протесты подать под соусом «цветной революции» или «гибридной войны» на разрушение Беларуси. Но даже госслужащим сложно воспринимать защиту суверенитета Беларуси в лице Лукашенко, когда он сразу же побежал к В.Путину за защитой, при том, что еще за несколько дней до выборов вся пропаганда трубила на встречах о том, что именно Россия нас хочет поглотить. Защита суверенитета без опоры на народ - это фикция. И чем больше проходит времени, тем более становится понятно даже ранее активным сторонникам Лукашенко, что угроза «лязганьем гусениц НАТОвских танков», «гибридная война» и т.п. - это всего лишь старый способ удержания власти за счет создания образа врага.

Конечно, шарики и улыбки не оказывают прямое воздействие на силовиков. В их инструкциях и методических указания подобные действия - это действия врага и противостоять им нужно соответствующе, вплоть до силовых действий или убийства. Силовики не видят в дарящих шарики женщин, они видят объект атаки. Но все же такие мероприятия оказали косвенное воздействие. Силовые действия против своих безоружных и слабых граждан вызвали презрение людей к силовикам, вследствие чего те, кого «не запугать», работают в балаклавах. А снятие балаклавы на митингах приводит силовиков в состояние вампира при солнечном свете.


Отличием беларусского протеста от украинского в 2014 или киргизского в 2020 является то, что он является не только контрмерами, но и конструктивным процессом - формируется гражданское общество, растет запрос на независимость Беларуси, происходит (само)обучение граждан политической жизни и осознание ее важности. Фактически, это уже не протест, а политическое движение по становлению демократического государства беларусского народа.

Конечно, описанные выше процессы длительные, их финал - это дело не недели или месяца. Многие опасаются снижения численности выходящих на улицы вследствие усталости людей, погоды и т.п., мол, протест «сдуется». Но, как писал выше, беларусский протест, это далеко не только люди на улицах, а системное явление, которое естественным путем будет переходить из одной формы в другую до своего логического завершения.




Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...