АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Венедиктов: Часть российской власти понимает, что срок Лукашенко имеет конечную историю

"Лукашенко посылает сигналы в абсолютно разные места как очень опытное политическое животное".

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов не верит в объединение Беларуси и России в единое государство. Об этом близкий к Кремлю журналист заявил 26 cентября в диалоге со своим первым замом Сергеем Бунтманом в эфире передачи «Будем наблюдать».

С.Бунтман: РБ и РФ в скором времени единое государство?

А.Венедиктов: Я не очень в это верю. Хотя сейчас слово верить… Но слово «вера» не нуждается в доказательствах, вы знаете мою позицию. Не просматривается. Пока Лукашенко является президентом РБ, а Путин президентом РФ, на сегодняшний день не просматривается. На сегодняшний день, во всяком случае, выбрала пусть экономической экспансии. Я думаю, главное обсуждение, которое идет — это обсуждение единой валюты и эмиссионных центрах. Это то, до чего договориться ну, никак Белоруссия и Российская Федерация еще со времен Бориса Николаевич Ельцина не может. Думаю, что Путин считает, что сейчас удобный момент сделать шаг по пути создания единой валюты и решения вопроса о едином центре.

А дальше понятно: у кого в руках экономика, тот и будет… Но вот такого политического объединения не вижу, да и не захочет сейчас Путин присоединять мятежную провинцию.

С.Бунтман: Нет, но будет экономическое сжирание Беларуси.

А.Венедиктов: Будет. Но она давно сожрана.

С.Бунтман: Не вся, ну что ты. Там есть интересные вещи, которые принадлежат Белорусскому государству. И это, наверное, интересует очень серьезно Российское государство.

А.Венедиктов: Наверное.

С.Бунтман: Будет показательно, как в воскресенье обязательный марш пройдет в Минске и в других города.

А.Венедиктов: Каждый раз показательно, сдох уличный протест или не сдох. И это зависит, безусловно, от количества людей, которые выходят. Это все равно давление, прежде всего, на общественное мнение своей страны, на общественное мнение других стран. И я вам могу сказать, что это производит впечатление на президента нашей с вами страны. Потому что зачем нам нужна мятежная провинция, где 100 тысяч человек — хуже, чем в Хабаровске — выходят каждое воскресенье на митинги, зачем нам оно надо? Тут такая турбулентная история. Поэтому, конечно, количество людей, которое выйдет — это важный фактор. Количество и, соответственно, лозунги и так далее. Это важно. Но никакого блицкрига по захвату власти не просматривается.


С.Бунтман: Понятно. Остается только следить за тем, что происходит в Беларуси.

А.Венедиктов: Следить и поддерживать тех, кто незаконно пострадал от жестокости. Не просто следить.

С.Бунтман: Да, и поддерживать их. Вот то, что вроде по административке схватили, отпустили адвоката Марии Колесниковой, — это как одна из мер устрашения?

А.Венедиктов: Это давление на Бабарико и Колесникова, я думаю. Я думаю, что есть еще отдельная история. Она связана с тем, что, безусловно часть российской власти понимает, что срок Александр Лукашенко имеет конечную историю. И, безусловно, к этому власть готовилась. Я не могу сказать, что Бабарико был ее кандидатом, хотя я так считаю, но я могу это доказать, что он вполне себе пророссийский, он вполне себе Янукович. И Лукашенко это тоже понимал, иначе бы он не арестовал Бабарико тогда. Бабарико для него был гораздо опаснее, чем Тихановский. И именно поэтому Путин и в своем разговоре с Лукашенко затронул эту тему политзаключенного Бабарико.

Лукашенко атакой на адвоката именно Колесниковой, которая является представителем Бабарико, он демонстрирует, что он и эту угрозу понимает. Он демонстрирует, он ведет войну по всем фронтам. Вы не думайте, что он лег на Россию и прыгает на Польшу. Не-не-не. Он борется не против, а за. Он борется за сохранение своей власти. И он посылает сигналы в абсолютно разные места как очень опытное политическое животное.

С.Бунтман: Кто более выгоден Путину: Лукашенко или кто-либо от оппозиции?

А.Венедиктов: Сложно сказать по выгоде. Мы же не знаем, какую бы позицию кто-нибудь из оппозиции заняли бы в переговорах по тем вопросам, которые волнуют Россию.

На мой взгляд, до декабря у России было две истории. Одна — это объединение с Беларусью, в том числе, для продления полномочий Путина, ну и историческая роль воссоздания империи — это всё в плюс.

Это одна история. А вторая история: ни в коем случае чтобы Беларусь не ушла от интересов России геополитически, чтобы она не ушла на Запад, к европейцам, как уходит Сербия. Мы еще можем вернуться.

 
И эта история важна для Путина. И если первая сломалась — зачем? Мы теперь продлим с помощью поправок к Конституции, проскочили, объединение не обязательно, — но привязать Беларусь к России с тем, чтобы она не стала Украиной или Грузией, или Арменией, или Польшей, или Финляндией — это да. Поэтому мы не знаем позицию кого-то из оппозиции по этому поводу. Поэтому вопрос в выгоде, он не в выгоде персоналите. Он в выгоде обязательств, я бы сказал так.

За этим надо смотреть и наблюдать, конечно же. И не просто так, я вам напомню, Мария Колесникова говорила о том, что «мы не собираемся выходить не из ЕврАзЭс, ни из союза России с Белоруссией. Напомню вам на всякий случай. Да, это, может быть, просто слова, но если бы Бабарико стал президентом, мы бы увидели и дела.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...