АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Репрессии Всебелорусское собрание Итоги Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

Отцвела Советская Беларусь

Известный российский журналист, главный редактор журнала "Огонек" Виктор Лошак считает, что до Беларуси дошла перестройка.

Отцвела Советская Беларусь
До Беларуси дошла перестройка. Страна вступила на путь отвержения всего советского, включая и собственного президента.

Советский порядок, советская экономика с колхозами и сплошными госпредприятиями, советские ценности — «скромно, но без войн и потрясений» — это то, чем торговал Лукашенко и что в первые годы его президентства, особенно на фоне бушующих 90-х в соседних России и Украине, хорошо покупалось белорусскими избирателями. Лукашенко пришел к власти на шесть лет раньше Путина, еще и поэтому к российскому президенту никаких претензий из-за происходившего в вотчине Лукашенко ни у кого нет. Помню вечер во Дворце съездов. Лукашенко и Ельцин на сцене поднимают тост за дружбу, и молодой президент, опустошив бокал шампанского, бросает со сцены хрусталь на пол… «Как скажет Батька, так и будет!» «Батькой» он называл Бориса Николаевича. Рядом со мной женщина из минской делегации пустила слезу: «Навеки, навеки…»

Многие тогда, наверное, почувствовали себя неловко, кажется, Ельцин тоже. Плакать совсем не хотелось, хотелось побыстрее уйти.

Есть там и еще одна очень советская примета — гэбуха, проникшая во все поры общества. Все, кто летал через Минск, подтвердят: в Беларуси самые бдительные пограничники и дотошные таможенники.

Как образование независимых Белоруссии и Украины стало неизбежным
Как образование независимых Белоруссии и Украины стало неизбежным
Когда четыре года назад в Минске прощались с Пашей Шереметом, очередь людей с цветами растянулась не меньше чем на километр от храма. Люди все подъезжали и подъезжали, и это было удивительно, потому что Паша после посадки в минскую тюрьму уже очень давно в Беларуси присутствовал лишь как блогер, а въезд в нее ему Лукашенко закрыл. Даже мертвого пускать не хотел, но помогли украинские власти.

Вдоль очереди с пожухшими от июльской жары венками и букетами ходили молодые люди в костюмах. Не отводя глаз, всматривались в лица, запоминали. Но и люди в медленно двигавшейся ко входу в храм веренице не отводили глаз, и взгляды их не были добрыми. Вот в этот момент я почувствовал: не так-то тут все тихо-мирно. Теперь силовикам вместе с Лукашенко некуда отступать, они его последний ресурс. «Вас ждет леди Гаага» — как было написано на одном из уличных плакатов.

Конечно, рвануть могло и раньше. Но исторически их взрыв — аналог нашей перестройке. Мы рядом, но в разном историческом времени. В конце 80-х в Москве и больше чем через 30 лет в Минске все произошло именно тогда, когда протест стал личным.

Советский по привычкам и взглядам человек созрел: набрался смелости, п одолел страх, что-то понял о свободе и праве. Неорганизованный, с написанным от руки плакатом — он прощался и прощается с прошлым. Россия через боль и кровь, через предательство 91-го и последнюю национал-коммунистическую конвульсию 93-го выходила из летаргического советского состояния.

Как изощренно шутит история! Беларусь сметает с себя диктатора-самодура вместе с его советской системой на том самом историческом такте, когда братская Россия все чаще примеряет, а порой и надевает на себя советское. Лакировка советской истории, огосударствление экономики, унижение государством гражданского общества… Признание едва ли не единственной и основной антисталинистской структуры — общества «Мемориал» — иностранным агентом, с одной стороны, и проталкивание в Думу, где уже есть унылый сталинист Зюганов, еще одного почитателя усатого палача — писателя Прилепина с его на скорую руку слепленной партией, с другой. Не напомнит ли возвращение Сталина в кумиры поздние брежневские годы? Когда они кончились, одним из первых адресов правды стали белорусские Куропаты, где в урочище были расстреляны тысячи людей, в основном простых крестьян. На деревьях у места убийств нашли оставленные жертвами мешочки с хлебом, истлевшие кожухи… Палачи экономили патроны: ставили жертв в шеренгу и стреляли в висок крайнему.

…Поражает, как быстро линяет власть, казавшаяся всем железобетонной: Чаушеску, Шеварднадзе, Янукович. Теперь Лукашенко, про которого, правда, давно понятно, как безнадежно он отстал от общества, разучился говорить гражданам «вы» — видеть в них людей. Неблагодарный народ не оправдал его доверия. И именно поэтому в первой половине нынешнего августа состоялись белорусские премьеры: светошумовые гранаты, резиновые пули, водометы…

Реакция на белорусские события многое скажет о сегодняшнем и завтрашнем дне России. Пока Кремль тактичен к происходящему в соседней стране, хотя и при такой линии некоторые комментаторы за рубежом пытаются увидеть «злодейские замыслы Москвы». В любом случае российской власти стоит быть осмотрительной в этом кризисе, многие дома и на Западе пытаются считывать отношение к возроптавшим белорусам как модель отношений и к своим недовольным. Не стоит забывать, что, как заметил публицист Александр Баунов, «друзьями в России считают не Лукашенко, а весь белорусский народ. Поэтому тот, кто бьет народ, бьет друзей России».

За несколько дней до начала событий в Беларуси Александр Лукашенко дал нашумевшее интервью Дмитрию Гордону. Последняя фраза батьки очарованному им украинскому журналисту в ответ на вопрос: «Когда же жизнь станет лучше?» — «Народы выведут нас к лучшему. И без Лукашенко… А все равно выведут». Похоже, что так.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...




Особое мнение