АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Павлюк Быковский: Революции никому не удавалось предсказать

Как отреагирует народ на известие об очередной «элегантной победе» Лукашенко, которую объявит председатель Центризбиркома Лилия Ермошина?

Павлюк Быковский: Революции никому не удавалось предсказать

О ходе и возможных сценариях завершения президентской кампании БДГ побеседовала с политическим обозревателем Павлюком Быковским.

- Неожиданно для всех выборы проходят на конкурентной основе и на довольно сильном общественном подъеме.

- Ситуация не предвещала ничего подобного. Правда, еще в начале весны появились симптомы, что власть стала непопулярной, однако степень непопулярности можно было оценивать только по косвенным показателям, поскольку электоральные рейтинги нам недоступны после того, как власти запретили проводить исследования без разрешения.

Кампания необычная, привлекает внимание. Возникло ощущение, что власть шатается. Это не значит, что власть однозначно изменится, но в широких кругах населения возникло ощущение, что такое возможно.

Власти сами сотворили сильного противника

- Почему сложилось такое впечатление? Прежде такого не случалось.

- На мой взгляд, власти допустили целый ряд ошибок. После нерегистрации кандидатами в президенты Виктора Бабарико и Валерия Цепкало сложилась ситуация, когда единственным вектором приложения сил стала Светлана Тихановская. Это породило довольно любопытный эффект: Светлана не собиралась заниматься политикой, она говорит, что домохозяйка, что любит жарить котлеты, что она пошла в политику только потому, что власти не зарегистрировали кандидатом в президенты ее мужа Сергея Тихановского. Она фактически является своеобразным аватаром, или продолжением своего мужа.

Сергей Тихановский появился в белорусской политике весной прошлого года, он создал популярный блог «Страна для жизни», в котором давал возможность высказываться обиженным людям в регионах. Тихановский не обязательно реально собирался баллотироваться кандидатом в президенты, сколько давал обиженным людям высказаться и втягивал их в политический процесс.

Электоральной базой Тихановских выступают бедные люди в регионах, которые потеряли работу, ездили на заработки за границу, но из-за эпидемии коронавируса потеряли возможность зарабатывать на жизнь.

Виктор Бабарико и Валерий Цепкало опирались на средний класс, на творческую интеллигенцию, возможно, на некоторую часть правящей элиты. Вместе, зарегистрируй власть их кандидатами в президенты, они бы работать не смогли, и все вместе они не собирали бы такие массовые митинги в регионах: неб атые люди, которые с воодушевлением восприняли действия Тихановского в регионах, с большим скепсисом относились действиям богатых людей – того же Бабарико. Ситуация выглядела бы совершенно иначе.

Но когда произошло объединение трех штабов, власти сами спровоцировали поддержку Светлане Тихановской и со стороны бедных людей, и среднего класса – власти своими руками создали себе противника более значимого, более сильного, чем он мог бы быть.

У Светланы Тихановской не было политических амбиций и нет их сейчас, она только дважды выступила по телевидению и несколько раз – на митингах, трудно оценивать ее электоральный рейтинг. Поэтому трудно прогнозировать, что в Беларуси произойдет 9 и 10 августа.

А так мы имеем слова против слов: Лукашенко заявляет, что его поддерживает большинство (в это мало кто верит), Светлана Тихановская говорит то же самое. Я не уверен, что мы узнаем эти цифры в принципе. А поскольку власти фактически ликвидировали наблюдение за ходом голосования, сославшись на эпидемию коронавируса: независимых наблюдателей от всех структур в основном выставили за пределы участков и даже вызывают на них милицию, когда те находятся даже за пределами зданий, - следовательно, у нас не будет достоверных данных о явке.

А официальные данные, которые озвучивает Центризбирком, по оценкам независимых наблюдателей, в разы превышают данные независимого наблюдения. Наблюдатели имеют возможность видеть происходящее фрагментарно, поэтому даже нет достоверных цифр о явке; а избиркомы подводят итоги голосования спиной к наблюдателям (если их допустят на участки), без оглашения информации, за кого подан каждый бюллетень, поэтому мы не можем «пощупать» победителя.

Данные «Голоса» могут стать поводом для протестов

- А как же инициатива «Голос», которая объединила почти миллион избирателей?

- Интересная история получилась с инициативой «Голос», которая предлагает в приложении для телеграма или вайбера отправить фотографию своего бюллетеня для голосования. Я с некоторым подозрением отношусь к этой инициативе. С одной стороны, она не охватывает значимую часть избирателей (инициативу поддержат 10-15% избирателей), но с другой – данные «Голоса» могут дать основания заявлять, что у нас украли победу, и стать поводом для протестов. Как используют инициативу «Голос», как ее данные интерпретируют – большой вопрос, думаю, мы еще вспомним об этой инициативе 9-10 августа.

- Власти демонстрируют рекордные показали явки на досрочное голосование, но при этом тормозят всякую предвыборную активность оппонентов Лукашенко. Зачем чинить препятствия слабым соперникам, которые не представляют никакой угрозы для власти?

- Думаю, это одно из звеньев ошибок правящей власти: сильная власть не запрещала бы слабой оппозиции проводить предвыборные встречи. Количество людей, которые могут прийти на митинги, совершенно несопоставимо с каналами коммуникаций и административным ресурсом, которыми располагает власть. Обычно предвыборная агитация, митинги являлись витриной демократии в Беларуси, такие вещи обычно не запрещали. Международные наблюдатели нарекали, что не видят подсчета голосов, но о предвыборной агитации они высказывались позитивно.

Сейчас, когда так грубо нарушается видимость демократии: срываются митинги, сняты шторки с кабинок на избирательных участках – удивительно, но даже в советское время голосование было формально тайным – сейчас эта норма нарушается. Это нарушеніе является грубым и уже точно попали во все возможные отчеты по оценке выборов. Вся цепь ошибок власти вызвана, с одной стороны, неуверенностью, с другой – мы действительно является последней диктатурой, автократией: мы можем себе позволить – и ничего нам не сделаете!

Ни сценария, ни плана, ни ответственности

- Мы наблюдаем резкий рост протестных настроений. Однако объединенный штаб мягко дистанцируется от протеста. В какое русло может направиться недовольство людей?

- Традиционная оппозиция в разные периоды своей деятельности брала на себя ответственность за организацию протестных акций, то сейчас мы имеем дело с людьми, которые пришли в политику недавно, 2-3 месяца назад. Изначально они даже не называли себя оппозицией, хотя сейчас не сильно дистанцируются от нее (в объединенный штаб даже кооптированы некоторые представители традиционной оппозиции, та же Ольга Ковалькова), но в целом они считают, что должны соблюдать правила игры и действовать по закону. Поэтому на некоторые несанкционированные акции они людей не призывают.


Показательно, как объединенный штаб отнесся к объявленному флешмобу в Киевском сквере 6 августа. Они пригласили людей на организованный властями праздник, отдельно от штабов пошел призыв устроить там призыв в 19 часов.

В 19 часов флешмоб состоялся, но без участия представителей объединенного штаба. А потом штаб Бабарико, штаб Цепкало и Ольга Ковалькова от Светланы Тихановской (порознь, даже не вместе) попытались пройти на площадку, но их туда не пустили. Не похоже, чтобы они брали на себя ответственность за массовые протесты, не похоже, что они готовы возглавить протестные акции.

Спонтанные протестные акции чреваты непредсказуемостью. Во-первых, возможна инициатива снизу – как с двумя ди-джеями в Киевском сквере, которые включили песню Цоя «Перемен», с другой – возможны провокации и просто бессмысленное шарахание со стороны в сторону, такое случалось даже на акциях традиционной оппозиции, которая пыталась их организовывать.

На самом деле, чтобы вести толпу за собой, нужно определенное искусство, мастерство, сценарий и продуманные планы. Если всего этого нет, то результат протеста может оказаться как позитивный (песня Цоя «Перемен»), так и негативный (мы помним, что произошло в 2010 году с разбитыми стеклами в Доме правительства).

Разговоры белорусских властей о подготовке переворота, о вмешательстве во внутренние дела Беларуси, о возможной пролитой крови, настораживают. Как сказал кандидат в президенты Сергей Черечень, если говорят о провокациях – скорее всего, провокации произойдут. Это следует иметь в виду, когда пытаешься предсказать развитие событий 9-10 августа.

Ермошина объявила план по срыву акций протеста

- Хочется отметить еще одну достаточно любопытную вещь. Лидия Ермошина, председатель Центризбиркома, сказала, что не будет оглашать результаты выборов 9 августа и в ночь на 10 августа, а сделает утром следующего дня.

На мой взгляд, это довольно эффективный план по срыву акций протеста, которые в значительной степени лишаются повода. Вечером 9 августа можно было сказать: мы не согласны с результатами выборов, которые власти объявили, - один подход, «у нас украли победу» - другой подход, еще более мобилизующий.

Но если будут протестовать люди, просто не согласные с тем, как проходили выборы, - это менее значимо для массовой аудитории. Цена вопроса совершенно другая: это своего рода абстракция, которая может привлечь, а может и не привлечь людей.

Судя по поведению объединенного штаба и других участков кампании, не похоже, чтобы кто-то звал людей на Площадь – они прямо дистанцируются от этого.

В такой ситуации очень похоже, что инициатива отдается другим силам, которые не названы, они анонимны. Скорее всего, мы опять столкнемся с ситуацией, когда телеграм-каналы будут объявлять, куда и зачем идти. Но это не значит, что их призыв будет восприниматься серьезно, если не будет повода.

Если Лидия Ермошина откладывает повод на утро 10 августа, когда объявит про очередную элегантную победу Александра Лукашенко, то протест возможен вечером 10 августа, а не в воскресенье вечером. Когда раздражитель становится более слабым, люди могут отреагировать менее активно.

Революции никому не удавалось предсказать. Постфактум можно было описать, почему они произошли.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...