АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Дмитриев на встрече в Бресте: он против бойкота выборов, хотя он ему и понятен

Встреча кандидата в президенты Андрея Дмитриева с представителями общественности города прошла вечером 5 августа у входа в здание ДК профсоюзов. Включая журналистов, на нее собралось несколько десятков человек.

Именно в том помещении, где она должна была проходить, аккурат перед встречей пропал свет, и это в нынешних реалиях вовсе не удивительно. Это обстоятельство, однако, не помешало Андрею Дмитриеву протяжении двух часов общаться с собравшимися на улице (сокращение БП).

Подошла женщина из исполкома, замглавы по идеологической работе, затем подошел полковник, затем еще один полковник – они пытались вежливо выпроводить его из города.


«А знаете почему я уверен, что нам нужен новый президент? – обратился тогда к ним кандидат.

«Потому что я смотрю на двух мужиков, отслуживших всю свою жизнь, и они идут ко мне и предупреждают о какой-то фальсификации, которую они устроили с этой водой. Это же унижение. Я считаю, что для человека, который это делает, если он имеет хоть каплю самоуважения, это унижение. Нынешняя система строится на унижении, – считает кандидат в президенты. – Причем настолько, что в какой-то момент президент перестал даже отдавать себе в этом отчет. Он приезжает открывать не бассейны, а «лужи», говорит, что мы «народец», а если мы умираем, так это мы толстые или старые. Или вот послание президента к народу и парламенту. Оно должно быть о будущем. А было только о нем, как он обижен. А мы оказались снова неблагодарными людьми… На самом деле важно помнить, что дело не в одном Александре Григорьевиче Лукашенко. Дело в десятках и сотнях «Лукашенко» по всей стране, которые сидят и принимают решения, чтобы люди не могли встретиться, принимают закон «о тунеядцах», которые сидят и пишут, не поднимая головы, когда президент им говорит что люди сами виноваты, что умирают от коронавируса и не надо ничего делать».


О том, что мотивировало его идти в президенты, Дмитриев сказал так: «Нас, которые хотят уважения к себе и человеческого отношения друг к другу, большинство. Мы хотим, чтоб можно было уважать чиновников, которые делают свою работу, а не смотреть на них и не понимать, что человек делает на этом месте. Чтобы можно было уважать профсоюзы, которые должны защищать работника, а не кланяться тому, кто принимает указ «о тунеядцах», чтобы можно было уважать белорусов и не говорить им, что они не нужны, потому что это неправда. Белорусы нужны в Польше, России, Чехии, везде. Белорусы оказались не нужными только дома. И поэтому столько белорусов уезжает отсюда. Я иду в президенты потому что хочу, чтобы белорусы были нужны в Беларуси. 
***
По мнению кандидата, очень важно наблюдать за выборами и для того, чтобы показать обществу, какие фальсификации имели место в процессе выборов. То, что тысячи людей записались в наблюдатели, – такого никогда не было.

***
Андрей Дмитриев призвал не сомневаться, голосовать за нового президента, выбирая из трех альтернативных кандидатов: Тихановской, Дмитриева или Черечня: «Наша задача – собрать в первом туре более 50 % голосов. А потом будем добиваться второго тура и там разбираться». Но вопрос объединения со штабами Светланы Тихановской, Виктора Бабарико и Валерия Цепкало, по словам Андрея Дмитриева, для него оказался тяжелым: «Когда объединились представители незарегистрированных кандидатов с Тихановской, я написал пост, что я их поддерживаю, и попросил главу моего штаба создать телеграм-чат, куда включили главу штаба Черечня и одного из представителей этих трех штабов. Мы сразу предложили тогда сразу несколько вещей. Мы предложили провести первый пикет за свободу политзаключенных всем вместе (мы можем спорить о налогах, но это – принципиально). Мы предложили провести общий концерт 26-го числа – это 30-летие со дня суверенитета Беларуси, опять же, независимость – тема единая для всех. Мы также предложили координировать наблюдение и доверенных лиц. Особенно это актуально, когда это наблюдение ограничили. Кроме того, когда ЦИК ввел ограничениие на количество наблюдателей, у нас была идея сделать такой красивый символический ход, чтобы все альтернативные наблюдатели вместе подали жалобу в Верховный суд. Наши предложения не нашли ответа».

По мнению Дмитриева, есть несколько причин. Она из них: в штабе Тихановской много старой оппозиции.

“Она пришла в эту кампанию без команды. Этой командой для нее стала старая оппозиция. Вы можете посмотреть в интернете дебаты, где ее представители нам говорят: все, что вы можете сделать, это сняться, вы – никто, вас никто не поддерживает. Но так дела не ведутся. Я думаю, что Светлане надо слушать себя и свое сердце, а не советчиков, которых в бюллетене не будет. Там будут только наши фамилии и персональная ответственность. Возможно, это эйфория. Вот у вас здесь в Бресте она организовывала концерт, куда пришли 20 тысяч. Я думаю, это неизбежно приводит тебя в состояние эйфории. Но я сказал Светлане лично в ЦИК: «Если бы у нас был конкурс концертов, и нам бы противостоял цирк шапито, вопросов бы не было никаких. А у нас выборы в авторитарном режиме, где мы де-факто спорим с человеком, который 26 лет удерживает власть любыми удобными для себя методами, и сомневаться, что он нам скажет в этот раз: «Слушайте, у вас такие замечательные концерты, вы так хорошо собираетесь, пойду я уже, наверное, отсюда…» не приходится. Мы знаем, что он на это смотрит только с одним взглядом: он считает, что мы устраиваем заговор против него и хотим разрушить страну”.

***
В ходе беседы у Андрея Дмитриева поинтересовались: если Светлану Тихановскую выберут, каковы шансы, что она выполнит свои обещания?

«У Светы сейчас медовый месяц с народом. Вот так она попала. И технологии, и возможности, она сама, конечно, какому-то количеству людей попала в сердце. Это огромное доверие, огромная надежда. Ведь она не первый такой человек, мы знаем таких людей, на которых возлагали огромные надежды. И если это не исполняется, мы тоже видели, что потом бывает. Самое худшее, что может быть, это то, что люди добровольно возвращают предыдущий режим. Это может быть уже не Александр Григорьевич Лукашенко. Моя мечта: стать президентом, после которого люди не захотят вернуться к системе Лукашенко. Чтобы через 5 лет они четко понимали, что все нормально, и надо идти дальше. Но политик выполняет свои обещания всегда только в одном случае – если этого требуют люди. Других случаев нет. Я надеюсь, что Светлана искренна. Но чтобы она это сделала, мы должны быть постоянной частью политики. Мы не можем это сделать один раз и сказать: все, там теперь хороший человек, новый президент. Если мы ничего не изменим, новый президент очень быстро станет старым. Но я вам могу сказать по поводу Светы вот что. Я точно ей доверяю больше, чем старому президенту. Это я знаю точно. Когда он нам говорит, что будет новая конституция, новый референдум, я в это вообще не верю…. Я не верю, что люди внутри власти готовы открывать двери для кого-то еще, кроме самих себя. Это закрытый клуб чиновников и начальников, где они сами хотят решать судьбу людей, но без людей. И если будет референдум, он приведет к еще большему отстранению общества от возможности влиять на то, чем они занимаются и что решают в своих кабинетах. А я принципиальный противник этого», – сказал Андрей Дмитриев.

Один молодой человек, присутствовавший на встрече, озвучил вопрос, который мучает многих.

«Все понимают, что действующий президент объявит себя победителем. А дальше что? А что дальше, никто ничего не говорит. Ничего не будет, пока не поднимется волна» – сказал он.

Андрей Дмитриев на это ответил следующее: «Я сегодня не говорю, что делать 10-го числа, потому что до сих пор нет единого ответа от трех альтернативных кандидатов. А я считаю, что если будут пять разных планов – это будет катастрофа. Я помню 2010-й год, когда главной проблемой было то, что у каждого кандидата был свой план. Должен быть один план. И он должен быть мирным. Пока одна вещь понятна – идите голосовать 9 августа, ближе к вечеру. Оставайтесь рядом с наблюдателями, которых выгнали, чтоб их поддержать. 10-го мы услышим цифры. И я надеюсь, к 10-му будет план. Но я против прямого столкновения, скажу честно. Я считаю, что мы просто вывалим на площадь, где нас будут ждать вооруженные ребята. А раз, я напомню вам, 170 боевиков, подрывников и снайперов по стране рассосались, как сказал нам глава Совбеза, то это могут быть такие провокации, такие столкновения, которые никак не приведут к честным выборам, выборам нового президента, а наоборот, сделают ситуацию в разы хуже, чем она есть даже сегодня. Сейчас важно показать, как нас много. Это сегодня главное давление. Мы должны осознать, что являемся частью огромного большинства. Это побеждает. В любом авторитарном государстве общество побеждает, когда оно перестает думать, что находится в меньшинстве по отношению к власти».


Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...