АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Лука Москвы

Обозреватель “Ъ” Сергей Строкань — о том, почему отношения России и Беларуси прошли точку невозврата

Лука Москвы
Предстоящие президентские выборы в Беларуси станут самыми непредсказуемыми и драматичными в истории в связи с выходом из политической тени сразу нескольких новых фигур, уже ставших возмутителями спокойствия и способных если не победить, то хотя бы максимально осложнить уже шестое по счету триумфальное переизбрание «белорусского батьки».

Последним подтверждением того, что такие фигуры сегодня перестают восприниматься как вечные политические маргиналы и неудачники, один раз в шесть лет вынужденные сыграть с Александром Лукашенко в поддавки, стал состоявшийся в четверг многотысячный митинг кандидата в президенты Светланы Тихановской. Несмотря на то что она стала кандидатом поневоле, после ареста ее мужа, оппозиционного политика Сергея Тихановского, Светлана собрала в Минске целую площадь политически активных людей, за годы бессменного правления Лукашенко не потерявших веры в демократический процесс и готовых сегодня пойти за теми, кто предложит хоть сколько-нибудь осмысленную альтернативу нынешнему курсу, вызывающему все больше неприятие и отторжение.

Однако самыми драматичными и необычными эти президентские выборы в Беларуси делает не наличие новой обоймы кандидатов и не площадь противников президента, на которой яблоку было негде упасть.

Прежде всего эти выборы запомнятся даже не избирательной гонкой, а невообразимой историей с задержанием в Минске россиян, якобы имеющих отношение к частной военной компании «Вагнер» и обвиняемых Минском в подготовке массовых беспорядков для смены режима.

Так в белорусскую президентскую кампанию 2020 года впервые в истории существования двух независимых государств была вброшена тема «руки Москвы».
Причем вброшена весьма топорно — в виде какой-то постмодернистской сказки о русских ряженых боевиках или 33 богатырях в доспехах «Вагнера», представивших пред очи белорусского государя.

В силу своей беспрецедентности эта история будет неизбежно иметь долгосрочные последствия как для отношений Москвы и Минска, так и для определения будущих правил игры на всем постсоветском пространстве.

Строительство союзного государства не заладилось с самого начала — с 90-х годов прошлого века. В связи с этим российско-белорусские отношения давно превратились в тихий омут, в котором водятся черти. Хотя черти из него с завидной регулярностью выскакивали, стороны давно к этому привыкли, руководствуясь правилом: «Худой мир лучше доброй ссоры».

И вот устроенный Александром Лукашенко по не вполне понятным причинам и мотивам предвыборный скандал с ЧВК «Вагнер» лишил российско-белорусские отношения их глав го достоинства: омут с чертями перестал быть тихим и уже им, судя по всему, не станет.

Как ни в чем не бывало, возвращение к прежнему «худому миру» трудно себе представить, потому что белорусский президент фактически взял россиян в политические заложники, чего не рискнул бы сделать ни один мировой лидер, и тем самым вступил с Россией в необъявленную войну.

Более того, появившееся предположение, что кто-то из россиян, воевавших в Донбассе, может быть экстрадирован из дружественной Беларуси во враждебную России Украину, привело к окончательному разрыву шаблона в отношениях Москвы и Минска, вступающих в новую реальность.

Еще одним принципиальным моментом, который, судя по всему, делает прежние отношения невозможными, стало предположение, что Россия, уставшая от вечных зигзагов Александра Лукашенко, могла посчитать для себя возможным реализовать в Белоруссии сценарий «цветной революции».

До этого сколько угодно могли бушевать страсти и эмоции, «газовые» или «ценовые» войны, но все это не переходило некую красную черту.

Острое неприятие внешнего вмешательства, в котором Москва и Минск в унисон обвиняли Запад, служило стимулом для вынужденной консолидации двух лидеров.

Более того, предотвращение смены постсоветских режимов по украинскому и грузинскому сценариям стало одной из стратегических задач стран-членов Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ), в существовании которой Россия и Беларусь проявляли наибольшую заинтересованность.

Вольно или невольно, но Александр Лукашенко в эти дни подыграл или сделал королевский подарок всем по другую сторону геополитических баррикад, кто давно всерьез рассуждает о длинной «руке Москвы», способной дотянуться до любой страны и вмешаться в ее политику, если только Кремлю это понадобиться.

Можно представить, какой богатый материал из Беларуси получили эти политики и эксперты, которые теперь скажут: «Ну, вот видите, история с российским вмешательством в Америке никого ничему не научила, они по-другому не имеют и теперь уже замахнулись на своих ближайших союзников».

Какие же выводы можно сделать из этой истории, что остается в сухом остатке?

Во-первых, весь этот скандал с ряжеными русскими боевиками-богатырями стал свидетельством растущей неуверенности Александра Лукашенко в своей способности и на этот раз одержать чистую и убедительную победу, как это бывало в его звездный час. Оппозиционные настроения в республике и запрос на альтернативу явно растут, электорат Лукашенко, белорусская глубинка, весьма пассивный, в то время как его противникам и их группе поддержки активности не занимать.

В этой ситуации обладающий отменным политическим чутьем белорусский лидер пытается сыграть на опережение, реализуя мобилизационный сценарий под лозунгом «Отечество в опасности».

Во-вторых, бросив столь откровенный и неожиданный вызов Москве и поставив ее в ситуацию, когда российская сторона теперь вынуждена договариваться с ним об освобождении своих граждан, Александр Лукашенко рассчитывает убить двух зайцев.

А именно, повысить ставки в будущем торге с Москвой, которая, как он считает, после выборов все равно никуда от него не денется, а заодно еще и забросить свою белорусскую удочку на Западе, показав, что он никакой не сателлит Москвы, если Москва думает о том, как бы его убрать. Он чуть ли не жертва Москвы. И уже поэтому с ним может быть интересно иметь дело.

Однако весьма вероятно, при всем своем недюжинном политическом чутье на сей раз Александр Лукашенко совершил стратегический просчет.

История с «вагнеровцами», как ее ни раздувай, для белорусской аудитории уже уходит на второй план. Она вряд ли сохранит свою остроту до выборов и не добавит президенту так уж много голосов.

Кроме того, предполагаемый поворот от России на Запад выглядит иллюзией.

В случае победы на президентских выборах в США Джо Байдена и прихода к власти в Вашингтоне демократической администрации, весьма чувствительной к вопросам демократии и прав человека, вполне возможно даже возвращение к позабытой сегодня формуле «последнего диктатора» Европы.

Непотопляемого постсоветского правителя, пересажавшего своих оппонентов и благодаря этому разменявшего вот уже шестой президентский срок. Так что, какие дивиденды Александр Лукашенко получит, остается неясным.

А вот издержки выглядят весьма и весьма значительными, учитывая, что за красную черту в отношениях с Москвой он заступил и не раз, а альтернативы России все равно на горизонте не просматривается. Но теперь ему нужно будет думать, как из-за этой черты вернуться. Как вновь наводить мосты, которые были взорваны. Невозможно себе представить, что после случившегося пройдет время и президенты Путин и Лукашенко как ни в чем не бывало отправятся играть в хоккей.

Нет, такой хоккей нам не нужен.

Поделиться



Загрузка...
‡агрузка...